24 мая 2024  23:09 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная

выпуск № 17 от 15 января 2022 года

Русскоязычная Германия

 

Александр Канторович

 

1960г. рождения СССР,, УССР,, Запорожье..школа,спорт, (бокс),армия, самообразование, фотограф, бизнес, эмиграция 1996г., Германия, Росток, стихи со мной с детства. издано 14 поэтических сборников.

 

Материал подготовлен Феликсом Лукницким

 

 

СТИХИ

 

Спасибо той священной роте,
 Спасибо армии, войскам
 Тем, не вернувшимся с похода,
 Спасибо праведным сынам,
 Что подарили нам свободу...
             *
 Налей по стопке нам, солдат,
 Мы выпьем за твои награды,
 За Сталинград и Ленинград,
 До дна мы выпьем, слышишь? – надо...
 И пусть горчит победы звон,
 И пусть весна гуляет знатно,
 Медалей колокольный стон
 Вернёт нас в прошлое обратно...
 
 А там, в окопах и в лесах,
 В полях и городах, в селеньях
 Мы шли с победой на устах
 Вперёд, надеясь на везенье...
 И погибали, каждый миг
 Был словно радугой очерчен.
 Налей мой друг, мой фронтовик!
 Солдата век так быстротечен...
 
 Поднимем за друзей мы тост,
 Остались что на поле брани.
 Земля большая – как погост,
 И каждый той войной изранен...
 Что снится, друг мой, по ночам –
 Победный марш иль канонада?
 Давай-ка выпьем по сто грамм!
 Спасибо вам за жизнь, ребята,
 
 Вам, что остались вековать
 Под дёрном неба, под травою.
 Жена рыдает, где-то мать
 Не примирилась с той войною...
 Солдат, мой друг, вокруг весна,
 А ты всё там, в бою последнем.
 Налей сто грамм им, старина,
 Ребятам тем двадцатилетним...
 
 И не состарятся они –
 На небе молодость в почёте,
 Весна рождению сродни.
 Навеки слава вечной роте!
 Величье пламенным войскам,
 Что не вернулись из похода,
 И память Родины – сынам,
 Что подарили нам свободу...
 ***
 
 СЛЁЗЫ ЗА МИРНЫМ СТОЛОМ
 
 Слезы, горящие в гетто,
 Слезы горящим в огне.
 Будет, мы знали, победа,
 Нашей великой стране...
 Жгли нас в печах Бухенвальда,
 Льдом нас пытали, водой –
 Мы возвращались из ада,
 И пополняли вновь строй...
 
 Нас убивали, бомбили,
 Били отцов, матерей,
 Наших детей уводили
 Из золотых сентябрей...
 Жёны сгорали от горя,
 Плакали даже отцы –
 Мы возвращались из боя,
 В строй становились бойцы...
 
 Наши когорты упрямы,
 Мы не сдавались врагу.
 В рост становились и прямо
 Шли сквозь жару и пургу.
 Шли мы к победе заветной,
 Многие пали в боях.
 Пали... Герои – бессмертны,
 И водрузили мы стяг...
 
 Флаг мы подняли победный,
 В небо вонзили кумач!
 Сколько героев посмертно
 Слышали ангельский плач...
 И в разорённые хаты
 Мы возвращались потом –
 В каждой и плач, и утраты,
 Слёзы за мирным столом...


 ПОБЕДЫ ТЯЖКИЙ КРЕСТ
 
 Мы шли, назад вгрызаясь в землю,
 За каждой пядью – боль потерь.
 За той обугленной деревней,
 Казалось, бедам всем предел.
 
 Но эти беды нас держали
 И повернули болью вспять,
 А там и память, и медали...
 Теряли всё – а что терять...
 
 Война, она всегда коварна,
 Вот, вроде, дышишь и живой...
 Сергей, Иван на поле бранном
 Убиты скверною войной.
 
 Мы шли, ползли, вставали грудью
 На амбразуру и врага,
 И  мы ребят тех не забудем
 Из безымянного полка,
 
 Остались что лежать в болотах,
 В лесах, в полях и  городах.
 Мы шли вперёд, и наша рота
 Победу на своих руках,
 
 Победу донесла до края –
 И пал Берлин, в руинах весь!
 Победа, вот она какая,
 Победа – Божья, видно, весть!
 
 Дороги нас вели обратно,
 И по развалинам небес
 Шли победители-солдаты,
 Несли победы тяжкий крест.

 

За нами победа!!! С Днём Великой Победы!

 

Не  встретились в жизни, но встретимся там,
 Мой дед, не вернувшийся с фронта.
 Я тоже солдат и, конечно, отдам
 Я жизнь, если нужно, без понта...
 Сегодня суббота, для всех выходной,
 А мы на границе сомнений,
 Солдаты страны, сохранившей покой
 Для нас и других поколений.
 
 А что рассказать, мой старик боевой?
 Ты знаешь, как плакала мама,
 Когда ей сказали, что "сын ваш герой,
 Он насмерть стоял, он упрямый..."
 Ты знаешь, мой дед, обо мне речь та шла,
 И я воевал за свободу
 Народа, страны – вот такие дела.
 Сегодня плохая погода...
 
 И нас убивали, а целились в вас,
 Солдаты великой державы.
 Я вижу тебя, вижу в фас и анфас:
 Какой же ты, дед, моложавый...
 Иль это не ты, так похож на меня,
 Иль я на тебя так похожий?
 С тобой мы войны – слышишь, дед? - сыновья,
 А войны, ты знаешь, безбожны.
 
 Ну, здравствуй, я твой непоседливый внук.
 Надеюсь, все войны в прошедшем.
 Победа мелькает канвою разлук,
 А счастье подвластно нашедшим.
 А мы ль не нашли это счастье с тобой?
 Мы Родину, дед, защищали.
 Убитые оба проклятой войной,
 Вот наши с тобою медали...
 
 Твои ордена и мои ордена,
 Мы в списках одних – "Победитель".
 Ну, здравствуй родной, старина, старшина,
 Герой и, конечно, учитель...
 И я не жалею, что прожита жизнь
 Короткая, – вышло так, деда!
 Мы встретились, видишь, у неба межи,
 За нами, за нами победа...

 

Жёлтые звёзды

 

Кровью пропахла Германия,
   Кровью пропахла Европа.
     Божья любовь наказание,
          Бога объятья жестоки…
 
 Настали хрустальные дни,
 И будут хрустальные ночи.
 Звезда, пожелтев на груди…
 Сжимается сердце, клокочет
 Уставшая старая боль.
 За что, где они прегрешенья?
 Играется странная роль,
 А смерть - навсегда уваженье…
 
 Ведут на заклание люд,
 Нас  много невинных на свете.
 И пули неряшливо бьют
 По желтой звезде на жакете,
 По жёлтой звезде на спине.
 Коль пули устанут, то газом
 Затравят народ и везде
 Стрелять, и травить будут разом…
 
 За что расскажи мне господь,
 Все эти всевышние муки?
 Надежда последней умрёт -
 Разжав материнские руки.
 Родная земля далеко,
 А в центре Европы фашисты
 Стреляют и душат легко,
 Народ со звездою лучистой…
 
 Глаза почернели от слёз,
 От боли и веры в неверье.
 Убийства и смерти всерьёз
 Придумали люди, не звери…
 И капают слёзы, досель
 Стенанья слышны постоянно.
 Погиб Моисей, Изабель,
 Погибли мы все, как не странно -
 
 Прибавились звёзды во мгле,
 И небо от звёзд пожелтело.
 Ходили, тогда по земле,
 Сейчас освещаем несмело
 Те улицы, и города,
 Что гнали нас на убиенье.
 Лучей шесть имеет звезда,
 Лучей шесть - к победе стремленье


 ***


 В Германии фашизм "официально запрещён"...а марши неонацистов проходят по городам Германии... в полный рост в Прибалтике чествуют преступников воевавших на стороне фашисткой германии против СССР и уничтожавших варварски мирных жителей ...на сегодняшней Украине происходит та же история - героизация фашистках приспешников... вот так фашизм снова оживляют, пока не в Германии, но...

 

Твои сыновья

 

Забыли, задвинули милую женскую суть.
 Понятие мама и родина рядом как будто.
 Грохочет бутылками прошлое мирное утро,
 Открыт магазин – он с восьми, вот такая вот муть...
 
 А жизнь то спешила, то пряталась по погребам,
 Стреляли солдаты, пришедшие с Рейна варяги,
 А родина прятала нежно кровавые стяги,
 Носила депеши слезливые по адресам...
 
 Понятие родина – голуби в небе двора,
 Обиды, забытые где-то в подвалах убежищ,
 Снаряды, и дыры, и ямы, и страшные бреши
 В сердцах и домах, и всегда детвора, детвора...
 
 Кому рассказать, что бывает зараза-война?
 Убийца не ищет врага, он его порождает.
 А родина – это цветущие лики азалий
 И выпитый кубок победы до самого дна...
 
 И тысячи тех, не рождённых в блокаду детей,
 И тысячи так же убитых детей Бухенвальда.
 А родина – это звучание странного альта,
 И тот Растропович, который – безумный еврей –
 
 Любил эту родину странную, как не крути.
 Смотрите: мальчишки, солдаты идут, их так мало,
 Солдаты победы, а родина не воевала –
 Сыны воевали, сыны. Что же там, впереди?..
 
 Вон вечный огонь, и опять позывные боёв,
 Грохочет бедою та родина, что победила
 Фашиста-врага... Заполняют сегодня могилы,
 Сырые края – это родина, родины кров...
 
 Скажи мне, Отчизна, кто продал тебя и меня,
 Кто продал победу и кто осквернил нашу память?
 Стреляют друг в друга твои, да, твои сыновья
 И топчут ногами победное красное знамя...

 

Не вышедший в запас

 

На площади гуляющей и праздной,
 Посередине жизни бытия
 Стоял солдат, от старости прекрасный,
 Седой старик, под ним – его земля...
 
 Он вспоминал о тех, кто не вернулся,
 Слеза скупая по седым щекам
 Стекала тихо. "Мир перевернулся", –
 Шептал старик, и по его губам
 
 Читали птицы, голуби Победы.
 Он тихо плакал, повторяя всё:
 "Простите за мои вы, други, беды,
 Я жив ещё, я жив, я жив ещё"...
 
 А вы остались там, в полях забвенья,
 Под плитами холодными. Гранит
 Вас прикрывает так благоговейно...
 Душа моя от прошлого саднит.
 
 Она болит, в ней рана вековая.
 Сегодня я один. Простите мне,
 Что я, старик седой, у жизни края,
 Победа... дожил я, а на войне
 
 Всех вас оставил. Мне простите, братья
 И сёстры. Извините, что за вас
 ПрожИл иль прОжил эти все проклятья,
 Я, рядовой, не вышедший в запас...

 

Страна, которой нет

 

Посвящаю другу –
 Величенко Евгению Валентиновичу
 
 (неоконченная поэма)
 Спешила осень к нам прийти, сменяя царственное лето,
 Бежали дни гурьбой как сны, меняя вечность на ходу,
 И только тот, кто выше всех, смотрел на празднество на это,
 А мы смеялись, как всегда надеялись, что не в бреду…
 
 И нас не спрашивал никто, о счастье не было вопросов,
 Смотрели просто свысока, а время беглое вперёд
 Бежало так, издалека вдруг вырываясь из торосов,
 И приходил очередной, не високосный новый год,
 
 Сменить бы нам пластинки те, забытые на антресолях,
 Но стук часов вперёд нас гнал всё время, говоря – нельзя,
 Вернётся всё, и просто жизнь, как прежде, будет хлебосольна,
 Мы верили, ложились спать и думали: живём не зря…
 
 И проходили так года, десятилетия и в бездну
 Чужая убегала жизнь и наша незаметно с ней,
 А мы копили и вперёд смотрели, может, где воскреснет,
 Ну не Иисус, хотя бы тот, кто всех надёжней и умней…
 
 Но мавзолей стоял как дань не панибратству, а убийству,
 И в нём лежал господь и бог, но только умерший от бед,
 А бесконечность – Рыбы знак, равняется он сибаритству,
 Мы голодали натощак среди непризнанных побед…
 
 И космос наш, и спутник наш, и первый человек отважный,
 Мы реки повернули вспять, и города от ран войны
 Восстали, словно из руин, и пот натруженный сермяжный,
 Витал по городам потерь и каждый первый из тюрьмы,
 
 Кто письма ждал, а кто года наматывал на километры,
 На кубометры трудодней, на отпуск, что не отгулять,
 И зубы на пол, словно дань, выплёвывал без сантиментов
 Народ великий и больной, а сверху созерцала рать…
 
 Нет, не сбежать с одной шестой, из этой крепости, на волю
 Не выйти, милость не в чести у тех, кто выше и сильней,
 Но был один, боялись все и даже Бог боялся доли,
 Своей забитой и лихой и прятался в углах церквей…
 
 А мы стояли как один и верили, что будет завтра,
 И каждый лозунг был в чести, а ну попробуй, забалуй,
 Звонков так много на двери, горчит на кухне чей-то завтрак,
 В подъезде мелом написал мальчишка малый «Сталин х…»
 
 Затем Высоцкий песни пел, а мы на кухнях под гитару
 Хмелели от вина и карт, мечтая пережить врагов,
 Стояла армия на смерть, и не было на всех товара,
 А мы желали, как один, дожить свой век в стране рабов…
 
 И вот окончилась страна, внезапно словно испарилась,
 А что же мы всё ждем, что он воскреснет, словно исполин,
 Мы красный поменяли цвет на непонятную нам милость,
 Жалеем, что пропал так вдруг, тот, что был муками един…
 
 И не понять нам никого, мы словно отроки порока,
 Величие своей страны похоронили там, в углах,
 На кухнях. Так мечтали мы, что хитроумная сорока
 Не принесла нам ничего, а только обронила страх…
 
 А он лежит, великий царь, не царь, властитель легионов,
 Нет выше точно никого, простите, выше странный Бог,
 Он вышел быстро из углов церковных, ненавидя троны,
 Молитесь, кто остался жив, таков истории итог…
 
 Квартиры те же, те же дни, и понедельники, и среды,
 Но многих нет страны детей, рождённых точно в облаках,
 Теперь не дети мы страны, а обворованные деды,
 Сменить бы нам пластинки, жаль, что силы нет уже в руках…
 
 Нет силы прошлое беречь и настоящее печально,
 Шаги замедлил быстрый век, а может, просто опостыл,
 Бежали мы всегда вперёд, в победу веря изначально,
 Но вдруг упали без неё, оставив Родину и пыл…
 
 Победы дни – уже пустяк, уже, как водится, не праздник,
 Осталось мало тех людей, что подарили радость – жить,
 Прости нас, Родина, прости и ветеран и не участник,
 Мы дети все страны одной, которую не умертвить…
 
 И пусть на карте нет её, но в каждом сердце, точно знаю,
 Живёт великая страна, не павшая с врагом в бою,
 На кухнях тот же запах дней и завтрак не остыл в том мае,
 Когда парад Победы шёл, герои все ещё в строю…

 

Иду к тебе

 

И пусть всегда всё будет как сегодня,
 Как в этот день, потерянный во мгле.
 В туманной мгле март прячется как сводник,
 Иду к тебе, сквозь дождь, иду к тебе.
 
 А помнишь, как подснежники дрожали
 В озябших нежно-трепетных руках?..
 В твоих руках, они отогревали
 Любовь, а не бесшумные слова.
 
 А помнишь поцелуев соль земную,
 И трепет тел, и душ незримый свет?..
 Сказала ты: люблю тебя, люблю я!
 - Люблю родная, я сказал в ответ...
 
 Прошло так много лет и зим суровых,
 Но помню я тот первый март любви.
 Не надо мне бессмысленности новых -
 Объятий счастья... пусть бегут ручьи.
 
 Иду к тебе, единственной и верной,
 Подснежники в руке всё как тогда.
 И вспоминаю: милый, ты мой первый.
 Иду к тебе сквозь время и года...

 

Растерзали правду

 

Растерзали правду, полюбили кривду,
 И стоят знамёна – вопреки всему.
 Наклонились низко и упали митры,
 Покатились гулко, предсказав суму.
 
 Верить иль не верить, не понять бездомным,
 Не понять безродным: вера - баловство.
 Правду затоптали нагло и нескромно,
 И живут сомненья, не признав родство
 
 С правдой светлоликой, с честностью открытой.
 Нет на свете белом в памяти людской
 Ничего святого, клика многолика,
 И живём под Богом сорною травой.
 
 Покажи обличье! Кто Ты, Милосердный?
 Есть ли Ты, незримый в серых облаках?
 Правды нет на свете, не найти усердным
 Эту деву – слышишь? – дай нам адреса…
 
 Покажи дороги и пути к созвездьям,
 Где живётся честно, нет где больше лжи.
 Мир убого-лживый, мир наш – просто бездна.
 Солнце покатилось сквозь поляны ржи.
 
 Затерялось солнце - золотая птица
 На просторах скверны, в омутах словес.
 Верили и знали: мы, Твои частицы,
 Растерзали правду, водрузив на крест…
 2016г.

 

Сегодня будет пусть желанным

 

Сегодня будет как всегда, но «как всегда» уже не будет.
 Твоя прозрачная рука и нежно-трепетные груди…
 Всё это будет, но потом, и тени вновь запляшут танцы.
 Вину зальём хмельным вином, а счастье спрячем под румянцем
 
 Безумных тел… Оскал свечи тщедушным станет, непорочным.
 Сегодня просто промолчи, а «завтра» не наступит… Впрочем,
 Наступит завтра как всегда, и ты, наивная святая…
 Сегодня жизнь собой сыта, а завтра - прошлое растает.
 
 Не выпить радость бытия, а плоть уводит в неземное.
 Сегодня будем - ты и я, а завтра, завтра – тишиною
 Накроет мир уставший наш (от электрического света),
 И вот – последний репортаж пилота, ставшего планетой…
 
 Так подари «сегодня» мне, ласкай с неистовством последним!
 Мы с Богом здесь наедине в «сегодня», ни к чему «намедни»…
 Наступит завтра, будет толк каким-то разговорам странным.
 Ты подари мне жизнь - не впрок, «сегодня» будет пусть желанным…

 

Rado Laukar OÜ Solutions