19 мая 2024  07:29 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная

выпуск № 17 от 15 января 2022 года

Русскоязычная Армения

 

Анаит Татевосян 

 

Поэтесса, переводчик. Родилась в 1979 году в Ереване. В 1999 году окончила факультеты общего языкознания и социологии СМИ Свободного гуманитарного университета, затем факультет журналистики Российско-Армянского (Славянского) университета, факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова. Кандидат филологических наук, преподаватель кафедры русской и мировой литературы Российско-Армянского (Славянского) университета. Печаталась в российских и армянских изданиях. Лауреат литературных конкурсов.

 

Материал подготовлен Редактором Алексеем Рацевичем

 

 Анн Хаверти. АРМЕНИЯ БАЙРОНА


На рассвете,
проснувшись рано,
Байрон поплыл к Святому Лазарю.
Стояла мрачная зима
и год тысяча восемьсот и даже двадцать первый,
а посреди залива
маленький остров –
армянский монастырь.
 
Что за жажда его охватила –
изучить древний, незнакомый язык,
жёсткий, как подводный риф,
с которым он столкнулся в тумане,
гребя одиноко и упорно.
 
Конечно, он не преуспел,
но кто бы ни был –
едва ли смог это сделать в зимней мгле,
где исчезала влажная луна,
а усилия по изучению нового алфавита
он определил как Ватерлоо,
то есть поражение, иначе говоря.
 
Монахи экзаменовали его,
а потом рассказывали,
что родина всего человечества
угнетена персами и турками,
поэтому бесплодна сейчас и пустынна.
Поэт всё записывал,
а святые отцы боялись,
что эти записи выйдут в свет,
и сатрапы или паши,
возможно, захотят отмстить.
 
Больше он не ходил грести.
И под арками Святого Марка
часто вспоминал свой урок – Ватерлоо.
Поэтому он написал,
что в далекой-далекой Армении
был доисторический рай,
туда долетел Ноев голубь,
когда отступили воды
от багряных закавказских гор.
 
И мне выпала похожая судьба.
Но я зашла дальше Байрона,
поскольку в этот год – две тысячи первый –
добраться до рая было легче лёгкого,
и, бродя по улицам,
я увидела идущие навстречу иконы...
Это были армяне.  


Свантье Лихтенштейн. PENTECOSTE¹ ИЛИ АБРИКОСОВАЯ КОСТОЧК



  1. Если эта женщина
    подпоясывается верёвкой
    и приподнимает
    занавеску
    сделанную из
    dessous²
    и бледных
    цветов
    или забытых
    отпечатков пальцев
    на новых окнах
    она не смотрит
    сквозь но
    набирает
    тонну
    голов



  2. Луч
    Смиренно клонится
    Бродит по старинным
    Садам чтобы взять
    всё
    собирая слезы
    идя дальше к
    открытиям или
    секретным мужским
    ореховым деревьям шелковичным червям
    кисейным укреплениям
    дворцам на разработках золотых россыпей
    маленькому лас-вегасу
    ночным полётам
    продолжая говорить
    мне чтобы я это сохранила
     .

  3. Лёгкая и любимая
    Первая земля
    Сложенная гармошкой бумага
    Золотая и пурпурная
    Освети главу
    Холма
    Другой мир
    Над вершиной
    Без всяких сомнений
    Начало
    в нём самом.
     

  4. Распростёртый рай
    Армия букв
    Длинные желтые
    Свечи тонкие
    В гранате
    Зеркала на
    Коже в ряд
    оранжевые сливы
    сорванные

 

5.Последняя линия

Испещрила полосами листья

Павшего духом тимьяна

на общей земле

политическая архитектура

двустворчатая штучка

розовощёкая

знает всё о словах

смотрит телеферик

волнуясь из–за шёпота камней

в обратной перемотке

 

 
Тексты переводов печатаются из сборника «Араратское притяжение», Ереван: Вернатун, Аредит, 2013.

 

Зарисовка

 

Осень набрасывает сусальный

С просинью полог на мир насельный,

Ветер насвистывает свой сольный

Альбом о стремленьи остановиться.

Становится тише на стаю птиц, и

Тускнеют глаза, выцветают лица,

А смерть пахнет яблоком и корицей,

Жжёною листвой, мёдом можжевельным.

На току зерно, виноград в давильне,

Трижды ударяя по наковальне,

Цепи укрепляет кузнец довольный.

Зло остаётся сильным

 

. * * *

 

А начинается всегда в тишине и безветрии,

Со «всё будет хорошо»,

И «мы не умрём», и «ты навсегда со мной».

Начинается всегда с неэвклидовой геометрии:

Параллельные пересекаются и ещё

Бесконечность вычерчиваются одной.

Земля человечья топорщится: судьбе

назло, против неба

Растут холодные, колючие хрустальные башни.

Их не свалить ни смерчами, ни приливами,

Ни чужой болью, ни мольбой о хлебе.

В них живут люди, которым страшно

Быть счастливыми.

 

***

 

На рассекающем воздух диске трудно держаться края —

Проще жаться в центре, в роще, где мировая

Гора утверждает собой достижимость рая,

Где довольно дневи забот о насущном хлебе.

С четырёх концов, несмотря на ветер и хляби,

Непосильное небо по-прежнему держит кто-то —

Что поделать, работа.

 

***

 

Часы врут. Сны. Всё время кто-то врёт.

Нас предсказал растяпа-звездочёт.

У нас с тобой есть дом и в доме кот.

Вне дома всё туман и вечный бой.

Кот говорит, что горд своей судьбой —

Ведь у него есть дом и мы с тобой.

 

Кто там? Кто тут? Кто виноват? Где вход?

У нас с тобой есть дом и в доме кот,

И полон дом приятнейших хлопот.

Ну что за дым, забота, маета?..

Вся жизнь — в тени бумажного листа.

А звездочёт предсказывал кота.

У нас с тобой есть дом и в доме кот.

Но всё то век не тот, то мир не тот,

У мирозданья плавающий ход,

И серы зданья в городе не том…

Не то изданье, переплёт и том.

Нас вообще придумали потом.

 

Пролетаем жизнь будто это ралли —

Вырвались вперёд или проиграли? —

А на деле движемся по спирали,

По тоннелю на вечный свет вдали.

Те же реплики подаём по роли,

Узнаём в ответных словах пароли,

Эту пьесу мы уже запороли

Сотню тысяч раз. И один — спасли.

 

Филологическая молитва

 

Каждый авторский Твой каприз

Принимаю без стонов и укоризн,

Господи, пишущий мою жизнь

Тростником из полной ночи чернил,

И податливый шёлковый лист — ковыль —

Присыпающий звёздной пылью.

Поворотов сюжета я жду дрожа,

Но прошу — нижайший из прихожан —

Лишь позволить мне выбрать жанр....

Источник: http://www.nashasreda.ru 

Rado Laukar OÜ Solutions