18 июня 2024  14:36 Добро пожаловать к нам на сайт!

Литературно-исторический альманах

Русскоязычная Вселенная выпуск № 23 

от 15 июля 2023 г.

Россия и Регионы

Русскоязычный Крым

 

Анфиса Третьякова

 

Анфиса Третьякова родилась в Симферополе. Студентка факультета славянской филологии и журналистики Кубанского Федерального Университета имени В.И.Вернадского. Стихи пишет с двенадцати лет. Публиковалась в газете «Московский комсомолец», в «Литературной газете», на интернет-портале «Крымское эхо», в сетевых журналах «Камертон», «Золотое руно», «ЛИterra», в журнале «Сибирский Парнас», в альманахе «Истоки», «Ковчег» и других. Живёт в Симферополе.

 

СТИХИ

 

ПОСЛЕДНИЙ ЛИСТ

 

лист последний девять дней
на ветру дрожал.
ты был всех ветров сильней
и не удержал...
с пятого
проклятого
летела этажа
мятая
распятая
женская душа.

За зимой придёт весна,
вновь родится лист.
выступившей из окна
не выступить на бис!

 

***

 

Только ветер слышал
Стоны тополей...
Вот на крышу вышел
Месяц из полей.

Только пепел знает,
Кто сгорел в огне...
Может, вспоминает
Милый обо мне.

Осень. Улетает
Стая журавлей...

 

В СТЕНАХ БОЛЬНИЧНЫХ

 

в чьи руки я тебя отдам
когда предам? зачем?
к твоим ногам пал Нотр-Дам,
а я опять ни с чем...

как больно, милая, не знать
за что страдать опять.
как пить, хотеть тебя обнять
и попрощаться звать...

не помня имени, искать
во взглядах безразличных,
и твоего решенья ждать
в стенах больничных.

 

***

 

Ко мне пришла сама зима,
Присела на кровать.
Она свела меня с ума,
Велела не вставать.

Зима смотрела мне в глаза,
Грозила кулаком.
И не давала мне сказать,
Забивши в горло ком.

Февраль колол меня иглой,
Как будто доктор злой.
Посыпал голову золой
И скрылся с глаз долой.

Я пролежала до весны,
В поту, в бреду, в аду.
Я видела плохие сны
И думала, уйду...

И все три месяца зимы
С болезнью бились мы.
Я будто вовсе не жила,
Пока метель мела...

 

КОРОНАВИРУС

 

Ты мне звонишь и мы молчим.
Произошел метана выброс.
Ты выбираешь гроб на вырост,
А я хочу купить кимчи.

Весь мир к смертям давно привык.
Поток скорбящих нескончаем.
И мы, захлёбываясь чаем,
Читаем чемоданы книг.

Стихи уже запрещены,
Которых ты ещё не слышал.
Лишь только дождь стучит по крыше
О том, что мы обречены.

Ты мне звонишь и мы молчим.
И в этом есть свой плюс и минус,
Но у тебя коронавирус –
Сказали сонные врачи.

 

***

 

"Друзей моих медлительный приход
меня совсем не вдохновляет.
Живущий в голове –  не умирает
и ночью спать мне не даёт".

Сегодня год, как тебя нет.
И все идет по плану.
Ты пропустил парад планет
И сбор марихуаны.

Сегодня год я не была,
Оправдывать себя не стану,
Там, где земля тебя взяла –
И всё пошло по плану.

Как море мёртвое Арал,
Теряя к жизни соучастье,
Ты постепенно умирал,
Надежду потеряв на счастье.

В коробке с белым потолком
Остановилось сердце робко,
Ещё не знавшего о том,
Что вся вселенная –  коробка,

В которой год уже гниёт
Его простая оболочка,
И только мать, как прежде, ждёт
Прихода своего сыночка.

Задуло свечку на ветру.
Залечит время раны.
И я когда-нибудь к утру
Умру, ведь всё идёт по плану...

 

В кафе

 

Продираясь сквозь заросли времени,

Оставляем в памяти метки.

От беды уберечься где бы мне?

Может, здесь, на бумажной салфетке?

 

За столом, в кафе поэтическом,

Где раз в месяц я обязательно

Принимаю вид драматический

И других изучаю внимательно.

 

На салфетке царапаю строчки,

Убегая от страха стереться.

Где такие же одиночки

Западают зрителю в сердце.

 

Любовь

 

ночь. опять не спится.
видимо, в наказанье.
снова детства страницы
листает моё подсознанье.

луна. смотрю в окошко,
а на луне опять:
мальчик на тоненьких ножках
зовёт меня с ним поиграть.

на худеньком жёлтом теле
каждая венка видна.
за что так со мной, в самом деле,
ты поступаешь, Луна?

мальчик на тоненьких ножках
зовёт к себе меня вновь
и в маленьких держит ладошках
огромное чувство – любовь!

 

Бог "белых пятен"

 

Внутри себя я прячу целый мир,

Он так огромен, нов и безграничен.

И только сотворенный мной кумир

К моей мультивселенной безразличен.

 

От ада в голове не убежишь,

А рая на земле тебе не надо.

Ты только сам себе принадлежишь,

А для меня ты - лучшая награда.

 

Внутри себя я прячу целый мир,

Он как моря - красив и необъятен.

Но только мной придуманный кумир -

Мой бог вселенной белых пятен.

 

Внутри меня вселенная моя,

Я ей с тобой готова поделиться.

Ты просто будь. И просто буду я.

Ведь в новой жизни нам не повториться.

 

Внутри себя я прячу целый мир,

Но без тебя он мне одной не нужен,

Вот только сотворенный мной кумир

К моей мультивселенной равнодушен.

              ("Бог белых пятен" - философская концепция)

 

Относительность

 

                   Посвящается А. Казинцеву

Я смотрю в окно: за окном темно.

И не видно дна, лишь глазное дно.

И не видно дня, лишь действительно:

Все вокруг меня относительно.

 

И с позиции наблюдателя

Жизнь прошла меня по касательной,

Выполняя безукоснительно

Лишь теорию относительно-

сти-хо-сложного разложения,

Где от "до" до "ля" - лишь движение!

 

И из этих вот из слагаемых

В обстоятельствах предлагаемых

Состою и я. И в мирах иных

Может быть, сейчас я слагаю стих.

 

Передача была "Чтобы помнили".

Да, фотоны мы! Да - и волны, - мы!

И реликтовым излучением

О "начальности" изречение.

 

Еще помнится, как мы квакали,

Как квазары ещё были кварками...

Бог сжигал мосты. Будто ластиком

Постирал хвосты головастикам

 

В корень зри! - говорил Прутков.

Что ж не так с моим зрением?

Телескоп ношу я вместо очков.

И вердикт таков докторов:

То безумие, то прозрение.

Расширение с ускорением.

 

Умирал нейрон. В свой последний час

Умирая, он отдавал наказ...

Смотрит мозг в окно сквозь обскуру глаз

И свое кино крутится у нас...

 

Не я

 

Не я в тебе весной шумела,

Не я ласкала.

Не я в тебе костром горела,

Не я искала!

 

Не я в тебе ростки пустила,

Не я взросла.

Не я тебя за всё простила,

Не я спасла!

 

Жаль, что не я в тебе немела.

Не я любила.

Не я в тебе чумой болела.

Не я убила!

 

Любить тебя – тяжелый крест.

Мне не под силу!

И ревновать твой каждый жест –

Прости-помилуй!

 

Стрелять в тебя –

Терять мне стрелы.

Ах, если б только я

В тебе костром горела...

 

На перекрестке две дороги

Нас на свиданье пригласили.

Когда влюбляли нас, о Боги,

Зачем согласия не спросили?

 

Вот и все дела

 

Почему ты плачешь?

Как дела?

- Понимаешь,

Жанна Фриске умерла.

 

Умер бог и умер Ницше.

Что еще сказать?

Что деревья стали ниже

И грустней глаза?

 

Крым уже не Украина.

Я - уже не я.

Я прописана в руинах

Смысла бытия.

 

Раньше не было на карте

Моего села.

А теперь уже не будет.

Вот и все дела…

 

Прощенная боль

 

Отцветшие чувства

Вернулись весной:

Люблю тебя грустной

Любовью иной.

 

В стекляшках зеленых

Безрадостных глаз

Я вижу влюбленных

Смеющихся нас.

 

В покатости плеч

Роковую печаль,

Несбывшихся мечт

Разоренную даль.

 

Замшелым туманом

Душевная мгла

Зачем-то так рано

На раны легла.

 

Но сердце не ранит

Прощенная боль:

Ты знаешь, лишь память

Навеки с тобой.

 

Вечный муж

 

в стране печальных рож,

в краю забытых душ,

я знаю, ты живёшь

и стонешь, Вечный муж.

 

покинутый давно

своей женой, детьми,

ты веришь всё равно

в любовь между людьми.

 

как долог жизни дождь!

как много в жизни луж!

но ты как прежде ждёшь

и веришь, Вечный муж.

 

храня свою мечту,

живя лишь ей одной,

ты не заметишь ту,

что Вечной звать женой.

 

уставши от всего

ты будешь просто жить,

не ведая кого

за жизнь благодарить.

 

инстинкты приглушив

ты многое поймёшь

о тех, кто тем и жив,

что ты еще живёшь.

 

ты мне рукой сотрёшь

растёкшуюся тушь...

я знаю: ты живёшь

в краю забытых душ.

 

Стихи о неизвестном солдате

 

Там, на Синявинских высотах

Лежат дивизии и роты,

Ушли мальчишками в пехоту,

Найти пристанище в болотах.

 

Десятки тысяч наших воинов

Тут до сих пор не упокоенных

Героев Родины - солдат,

В бои ходивших без гранат.

 

Там, на Синявинских высотах

Солдат нашли лишь долю сотых,

Пропавших без вести бойцов:

Любимых, дедов и отцов.

 

Там, на Синявинских болотах

Следы не узнанных солдат.

Лежат они и ждут кого-то,

В руках сжимая автомат.

 

От Неизвестного Солдата

Остался лишь глубокий след:

Быть может то прошел мой дед,

Не победивший в сорок пятом...

 

Не благодари

 

Прошу, не благодари

за мыльные пузыри.

В них пустота внутри,

пожалуйста, посмотри.

А может, сегодня в три

мы всё же поговорим?

Москва – это третий Рим,

любовь же пройдёт, как дым...

О том, что сегодня день прессы,

и я не твоя принцесса.

Не обратить процессы

вспять

и воскресшего

не распять.

А может, третьего в пять я

надену вечернее платье,

пойму, что мне нет ещё тридцати,

и беспредельно начну расти

(вплоть до самой до старости).

 

Все будет...

 

всё будет гораздо проще:

ярким, солнечным днём,

после бессонной ночи

мы навсегда уснём.

 

ты – у неё на коленях,

я – у него на руках.

все мои стихотворения

будут в учебниках.

 

всё будет гораздо лучше

после того как мы,

самые невезучие,

не доживём до зимы.

 

не доживём до зимы,

так и уснув во сне.

лишь от того, что мы

предпочли осень весне.

 

Маяковскому

 

разучился я
доверять весне,
третий год подряд
ты не пишешь мне.

третий месяц вижу
я тебя во сне.
в мартовскую жижу
превратился снег.

третий час пою
песнь весеннюю,
нет, мне и в раю
нет спасения.

три минуты ждет
пистолет в столе,
три секунды – вот
меня больше нет.

научи меня
доверять весне.
появись в дверях,
прислонись к стене.

проведи рукой
по моей спине.
подари покой
в сказочной стране.

помоги понять,
почему же мне
сложно доверять
ветреной весне.

 

 

 

Rado Laukar OÜ Solutions