24 июня 2024  13:36 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная

выпуск № 20 от 15 октября 2022 года

Русскоязычный Узбекистан

 

Бах Ахмедов

Баходыр Акмальевич Ахмедов (известен как Бах Ахмедов; род. 22 апреля   1967,   Ташкент)  — поэт,   прозаик, переводчик. Кандидат физико-математических наук. В 1990 году закончил физфак Московского Государственного Университета им.М.В.Ломоносова.  Работает в Ташкентской Международной школе. В октябре 2007 года получил 1-е место на Международном поэтическом конкурсе «Пушкин в Британии». В 2011 году вошел в шорт-лист конкурса «Литературная Вена». Автор двух сборников стихов: «Молчание шара» (2010) и «Облако вероятности» (2015).  Участник 6-го Ташкентского фестиваля поэзии (2008 год). В июне 2012 года получил 2-место на конкурсе «Поверх барьеров», проходившем в рамках фестиваля «Пушкин в Британии». Публиковался в периодических изданиях и альманахах Узбекистана («Звезда Востока», «Арк» и т.д.),  России («Арион», «Литературная газета», «Новая юность», «Северная Аврора», «Аргамак»), Молдавии («Русское поле»), Эстонии («Таллинн»), Казахстана («Книголюб»), Великобритании («Лондон-Инфо»). Стихи были включены в антологию современной поэзии Узбекистана «Анор» (Москва, 2009 год) и в антологию-билингво «Буквы на камнях» (Ереван, 2013 год). В 2010 году выпустил сборник стихов «Молчание шара», в 2015 г. – сборник стихов «Облако вероятности», в 2019 г. – сборник «Шепот». Член Союза Писателей Узбекистана.

 

СТИХИ

 

ДЕНЬ КЛОНИЛСЯ МЕДЛЕННО К ЗАКАТУ

 

Для точного времени слишком светло

Избыточен образ и ждать тяжело...

Избыточен дождь, отменивший весну.

Лишь старые письма хранят тишину.

Как будто усталось, но что-то ещё...

Последняя малость, неточный расчёт.

Остаток надежды с нулем впереди.

И вечная нежность как кокон в груди.

В нём дремлет все то, что потом обретет

прозрачную радость и лёгкий полёт.

Свободу размера, дыханье цветка –

всё то, к чему тщетно стремилась строка.

 

РАССМАТРИВАЯ КАРТИНУ СРЕДНЕВЕКОВОГО КИТАЙСКОГО ХУДОЖНИКА

 

Иероглиф судьбы чёрной тушью на тонкой бумаге.

И прозрачный пейзаж, где гора, и тропинка петляет.

И глядишь, и как будто бы слышишь журчание влаги.

И как будто бы видишь, как старый монах у ручья отдыхает.

И подумаешь грустно: какое по счету рожденье?

 
 

В этом мире, где каждый сражается с собственной тенью.

В поднебесной, где спрятана где-то ошибка страданий.

Иероглиф судьбы, но прозрачна картина, как воздух,

чтобы свет нам дарить, и тропинкой вести на вершину,

Где ладони щекочут большие колючие звезды,

И монах, улыбаясь, глядит на ночную долину.

 

***

 

День клонился медленно к закату.

Часовая стрелка вниз ползла.

Я писал элегию возврата,

но и в этот раз ты не пришла.

Значит, буду снова в этот вечер

я спокоен, тих и одинок.

И вокруг меня простые вещи

оживит своим дыханьем Бог.

 

***

 

Тишина. Ожиданье свободы.

Ожидание снега и сна.

Чем прозрачнее образ природы,

Тем прекрасней её тишина.

И в холодном присутствии ночи,

На краю опустевших миров,

Ты до боли увидеть захочешь,

Как снимается с тайны покров.

Как привычка потерянно бродит,

На стекло ледяное дыша.

И, готовясь к последней свободе,

Замирает в испуге душа.

 

***

 

Судьба имеет право на поэта.

Она его дыханием согрета.

Бессоницей, усталостью, запоем,

И утренней кошмарной пустотою.

Она за ним ходила, как собака.

И слезы вытирала, если плакал.

А если забывал, что плакать надо,

Была ему о том напомнить рада.

Она следила ревностно за рифмой.

И жизнь его своим сверяла ритмом.

А если он сбивался, пусть невольно,

Она его по пальцам била больно.

Порою отнимала вдохновенье.

Порою нависала страшной тенью.

Порой на дно безжалостно бросала,

Но каждый раз от гибели спасала.

Поэт ее почти что ненавидел.

Он был бы рад, да выхода не видел.

Он был бы рад к другой, да слишком поздно

Талант уже сверкал над шеей грозно.

Судьба имеет право на поэта.

А у него холодная котлета,

Немытая недельная посуда,

Наивная, как прежде, вера в чудо.

Он снова одинок, и снова болен.

Он снова отрешён и алкоголен...

Смеётся и судьбе всё подливает,

И смерть за плечи нежно обнимает.

Поэт имеет право быть на грани.

Надежду не искать в пустом стакане.

Познание смешно и иллюзорно.

Заботиться о времени позорно.

Поэт имеет право на молчанье.

И может, даже больше – на забвенье.

А мы обречены на вспоминанье,

Круженье, постиженье, возвращенье.

 

***

 

Я вновь в стране, где чёрные такси

Питаются усталостью прохожих.

Где высший символ правды – ВВС,

Да приговор суда ещё, быть может.

Здесь каждый день дожди – исправно дань

Природа платит сентиментализму.

Не скажешь даже утке здесь: "Остань",

Что просит хлеба, строго глядя снизу.

Здесь каждый знает все свои права

И носит их, что рыцарь твой доспехи.

Подстрижена зелёная трава

И в дневниках отмечены успехи.

А над моею крышей белый флаг.

И мой запас тоски давно истрачен.

И я гляжу, как в небе тает знак,

Моей такой удачной неудачи.

Rado Laukar OÜ Solutions