13 июня 2024  17:41 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная № 19

от 15 июля 2022 года

Русскоязычная Украина

 

Евгений Голубовский

 

Печатался в 18 номере  Альманаха "Русскоязчная Вселенная"

 

Материал подготовлен Редактором Алексеем Рацевичем

 Письмо Ивана Бунина и стихи Георгия Иванова.

 

Великий русский писатель Иван Бунин, лауреат Нобелевской премии, да и для нас, одесситов, человек совсем не чужой. Здесь написаны «Сны Чанга», здесь написаны «Окаянные дни»

Так вот подарок, который я получил, это рукописная тетрадка стихов, которую специально, как дар, подготовил поэт Георгий Иванов для молодого тогда поэта Кирилла Померанцева. Почти каллиграфическим почерком новые стихи, написанные в годы второй мировой…

В эту тетрадку вложено письмо Георгия Иванова – Кириллу Померанцеву.

И еще одно письмо .

 Посмотрел на подпись – Иван Бунин. Адресовано Георгию Иванову. Прочитав, понял, почему Иванов и его передал Померанцеву.

Думаю, что может быть факсимильно нужно издать книжечку стихов, письма, рисунок, но пока – начну с письма Ивана Бунина.

В парижской литературной эмигрантской среде за Буниным прочно укрепилась слава первого прозаика эмиграции, а за Георгием Ивановым первого поэта эмиграции.

Общались ли они? Безусловно.

Дружили ли? До революции, как видно, Иванов о Бунине знал, академик, собрание сочинений…

Бунин о Георгии Иванове слыхом не слыхивал. Иронически относился к модернистам, с Блоком спорил, а акмеистов, футуристов не воспринимал и не читал.

Познакомились в эмиграции, в 1926 году на юбилее Бориса Зайцева. Бунин поддерживал, как мог прозаиков реалистического направления – Куприна, Ивана Шмелева, но дружил, как дружат в России, с Борисом Зайцевым.

С поэтами «парижской ноты» отношения у Ивана Алексеевича не сложились. И на этом фоне уважительные встречи с Георгием Владимировичем Ивановым и его женой Ириной Одоевцевой можно считать почти дружескими…

Побывали друг у друга в гостях.

Бунин купил сборник стихов Иванова «Розы», оставил на полях много сердитых помет. Но в печати про это не обмолвился ни  словом Это тридцатые годы

В 1942 Бунин читает коллективный  сборник стихов. И делает запись в дневнике:

«Читал вчера и нынче стихи Г. Иванова и Гиппиус. Иванов все-таки поэт настоящий (в зачатке). Гиппиус ужасна. Мошенница.»

И Георгий Иванов старается в публичной сфере не высказываться о стихах Бунина... Но всегда пишет о его прозе, которую любит, которой восхищается.

Послевоенные годы трудны и для Бунина, и для Иванова. Почти нищенство. Болезни.

Дружба с молодым литератором Кириллом Померанцевым помогала Иванову поддерживать связь с литературной богемой.

Ранние стихи Померанцева он жестко критиковал. Учил краткости, точности…

Впоследствии Кирилл Дмитриевич Померанцев напишет в книге воспоминаний «Сквозь смерть»:

«Моим учителем был замечательный поэт Георгий Иванов, который, по моему мнению, достиг абсолютной точности и адеквации формы и содержания»

Как видно, по просьбе Померанцева, Георгий Иванов послал на отзыв стихи молодого поэта Ивану Бунину.

А теперь письмо Ивана Алексеевича.

«24.Х1.47. Мой    восхитительный  поэт, получил   я   уже  давно  письмо  и стихи  от  Померанцева –

и    не    ответил по двум причинам: по  нездоровью и  потому, что  понятия  не  имею  о  его  адресе:

сделайте одолжение пошлите ему эту записочку, в коей очень благодарю его и за письмо, и за стихи, весьма многими строками меня поэтически тронувшие. Заранее благодарю и надеюсь видеть Вас вскоре на вечере Н.А. Тэффи. Ваш Ив. Бунин.»

Признаюсь, в формуле – «Мой восхитительный поэт» я почувствовал некую иронию. Но, возможно, я преувеличиваю. Во всяком случае Иванов не просто сообщил Померанцеву отклик Бунина, но и подарил само письмо… Если бы оно обидело его, выбросил бы.

Держу в руках уже чуть пожелтевший листик бумаги. Признаюсь, рука дрожит. Эту страничку держал в руке Бунин, Иванов, Померанцев. Вот тут Бунин задумался, что-то захотел написать, перечеркнул. Мыслил. Как кто, я волнуюсь, когда у меня в руке автограф. Живое соприкосновение.

Остается сообщить, что Иван Алекссевич Бунин умер в 1953 году, Георгий Владимирович Иванов в 1958 году, их намного пережил Кирилл Дмитриевич Померанцев, земной путь которого завершился в 1991 году.

Надеюсь, что представляя стихотворную тетрадку Геогрия Иванова, написанную для Кирилла Померанцева, я подробнее расскажу о них. А завершить мне хотелось бы  стихотворением Георгия Иванова, ставшим пророческим:

 

В ветвях олеандровых трель соловья.

Калитка захлопнулась с жалобным стуком.

Луна закатилась за тучи. А я

Кончаю земное хожденье по мукам,

 

Хожденье по мукам, что видел во сне —

С изгнаньем, любовью к тебе и грехами.

Но я не забыл, что обещано мне

Воскреснуть. Вернуться в Россию — стихами.

 

И ведь свершилось. Они все воскресли. Они все вернулись к нам стихами.

Когда отмечали день рождения Ивана Бунина, я рассказал, что получил фантастический подарок – тетрадку стихов Георгия Иванова, рукописную, сделанную им в подарок поэту Кириллу Померанцеву, письмо Бунина к Иванову и письмо Иванова к Померанцеву.

Тогда же я опубликовал письмо Бунина.

Пришло время знакомить с письмом Георгия Иванова.

Сколько не говори – лучший поэт русской эмиграции, все будет мало, если не дать возможность самим прочитать стихи.

Они музыкальны, они печальны, в них навсегда застыла акмеистическая ясность.

Читаем вместе его стихотворение.

 

Друг друга отражают зеркала,

Взаимно искажая отраженья.

Я верю не в непобедимость зла,

А только в неизбежность пораженья.

Не в музыку, что жизнь мою сожгла,

А в пепел, что остался от сожженья.

Игра судьбы. Игра добра и зла.

Игра ума. Игра воображенья.

«Друг друга отражают зеркала,

Взаимно искажая отраженья...»

Мне говорят — ты выиграл игру!

Но все равно. Я больше не играю.

Допустим, как поэт я не умру,

Зато как человек я умираю.

 

А теперь – письмо. Это 1949 год. Георгий Иванов с женой Ириной Одоевцевой живут на юге Франции, еле сводят концы с концами, исчезли друзья двадцатых-тридцатых годов. Редкие встречи с Буниным. И как счастье – дружба с молодым поэтом Кириллом Померанцевым, выбравшим его в наставники.

 

«1 мая 1949 года.

Дорогой Кирилл!

Спасибо за твое письмо. Не знаю писал я тебе в прошлом году или только хотел написать – что не думал найти друга га старости лет и вот, все таки, в Тебе нашел. То же самое могу повторить опять, но уже с большей уверенностью, что не ошибаюсь. С полной уверенностью. Это для меня очень важно и очень много значит. Говорить об этом трудно, но ты поймешь и так. Меня очень тронуло, что Ты в передней (выражение глупое, но понятное). В чем заключается это «в передней», трудно определить, но ручаюсь тебе, что это так. М.б., главным образом, в плотности каждого стихотворения и, в то же время, плотности общей, соединяющей их все вместе в одно общее явление, к тому же та золотая середина, которой тебе постоянно не хватает (не всегда хватает и теперь)- гораздо ясней и определенней чувствуется. Посылай письмо EXPRESS-ом. Отвечаю на него спустя три дня. Извини – я нахожусь в каком-то полулетаргическом состоянии, близком к идиотизму, несмотря на солнце, море и относительное спокойствие. «От органических причин» - как у Кузьмы Пруткова Крайне рад, что ты опять стал писать стихи. И как всегда, когда ты начинаешь писать их много, ты сделаешь новый шаг «Сегодня день…» «Только музыки…» «Скажи мне, что делать…» - наиболее самостоятельны. »Безымянные звезды…» очень удались, жаль, что они не без «Цитеры». («Отплыиие на остров Цитеру» - название первой книги Георгия Иванова – ЕГ)Выбрось на время «Цитеру». Я очень ценю, что ты любишь мои стихи. Самое лучшее для тебя  было бы теперь насильно перестать читать только русские стихи. Ну, Бодлера, например, или Корбьера, ну Лафарга, если тебе больше нравится. Тогда твоя поэтическая впечатлительность или восприимчивость… (Дальше две строки вычеркнуты – ЕГ)

 

И еще одна записка. Возможно из этого же письма.

 

Дорогой Кирилл!

Очень будет мило, если приедешь к нам в Воскресенье. Тогда приезжай напрямую к завтраку. Накормлю тебя лучше, чем в прошлый раз. И отдам заодно свой долг. Так что не позже как к часу.

Целую тебя

Твой Жорж.

P.S. на обороте.

Так как ты дважды сказал, напомнил о коричневых штанах – то, если ты не раздумал их мне дарить – напоминаю. Так же «заранее благодарен» за черный крокодиловый кушак, если помнишь

 

Кирилл Померанцев оставил замечательную книгу воспоминаний «Сквозь смерть». Большая глава в них посвящена Георгию Иванову. Они познакомились в 1946 году. И до последнего часа, до августа 1958 года Померанцев поддерживал своего учителя. Думаю, в каждую антологию русской поэзии, в ее классические образцы, должны войти стихи Иванова. Хотя бы вот эти.

 

Хорошо, что нет Царя.
 Хорошо, что нет России.
 Хорошо, что Бога нет.

Только желтая заря,
 Только звезды ледяные,
 Только миллионы лет.

Хорошо — что никого,
 Хорошо — что ничего,
 Так черно и так мертво,

Что мертвее быть не может
 И чернее не бывать,
 Что никто нам не поможет
 И не надо помогать

 

Вернуться в Россию стихами – хотел Георгий Иванов.

Не дождался. Но мы дождались. Вернулся.

Rado Laukar OÜ Solutions