13 июня 2024  17:39 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная 

выпуск № 18 от 15 апреля 2022 года

Русскоязычная Греция

 

Георгис Веллас

 

Георгис Веллас родился 05.04.1936 (по др. сведениям – 1934) в Греции в семье патриотов-антифашистов. В вынужденную эмиграцию Георгис и его родители отправились врозь и потеряли друг друга. С 13 лет жил в Албании, Югославии, Болгарии, Румынии. Учился в греко-румынском лицее в Бухаресте. Узнав, что его родители находятся в Советском Союзе, в Ташкенте, перебрался к ним. По направлению в 1957 г. прибыл в Воронеж учиться в университете, по окончании которого был оставлен в вузе на преподавательской работе. После защиты диссертации преподавал латинский и древнегреческий языки, а затем вёл курсы древнегреческой и древнеримской истории, истории Древнего Востока и античной культуры. Ещё во время учёбы в лицее написал первое стихотворение. Переводы его стихов – он писал на греческом – публиковались в коллективных сборниках, на страницах российских журналов, газет. В 1990 г. выехал на историческую родину, жил в Афинах, занимался наукой и продолжал писать стихи, преисполненные неугасимых сыновних чувств к России, к Воронежу, где продолжали выходить его книги: «Эллада – любовь моя», «Песня, вернись в моё сердце», «Я родом с Олимпа», «Шёпот души», «Гелиос – лучезарный бог», «Музыка ветра», «Мечты мои были как птицы» и др. Умер 25.01.2015 в Афинах.

 

Родина и чужбина

 

 

ВЕТЕР

 

Что такое ветер для меня?                   

Это голос света и огня,                                                                     

Это крылья тени надо мной,            

Это жуткий, дикий волчий вой.

 

Что такое ветер для меня?

То ли отзвук ночи, то ли дня,

Где тяжёлый бесконечный плач

Горестей моих и неудач.

 

Что такое ветер для меня?

Кажется, что это западня

Или невидимка-круговерть,

Где на грани с жизнью – только смерть.

 

Что такое ветер для меня?

Он вздыхает, за собой маня.

И летит с ним в дальние края

Песня молчаливая моя.

 

Что такое ветер для меня?

Тайны свои вечные храня,

Стонет, стонет он… И, им дыша,

Болью переполнена душа…

 

ВСЁ ТУТ РОДНОЕ 

 

Я этот край люблю любовью сына.

Мне дороги до боли с детских дней                      

И этот мост старинный, и вершина,

Таинственная вечностью своей.

Пусть не пускают тяжкие вериги,

Но все мои пути ведут в свой срок

В деревню

               под названьем Дросопиги,

Где памятен мне

                         каждый уголок.

Отступят вдруг

                       страдания и горе,

Забудутся

                печали и тоска,

Когда я воду пью из Месохори –

Прозрачного живого родника.

Но память не сотрешь.

                                С немым укором

Она ведёт меня…

                           А вот и он –

Мой дом родной,

                         моё гнездо, с которым

Я три десятка лет был разлучён.

Закрыта дверь его передо мною,

Нет и в деревне никого почти.

Но знаю я:

                за этою стеною

Живут мои далёкие мечты.

А, может, и мои надежды живы,

Хоть смерть мне в детстве

                                      лик явила свой.

И я вхожу, вхожу неторопливо,

Как входит жрец

                     в священный храм пустой.

И всё же показалось на мгновенье  –

Рукою кто-то

                    машет из окна

И говорит:

              «Сыночек, с возвращеньем!»

…Но в опустевшем доме тишина.

 

*   *   *

 

Стану размышлять неторопливо –

Вдруг на мысли

                         сам себя ловлю:                                     

Жизнь, как ты ко мне несправедлива,

Хоть безмерно

                         я тебя люблю.

 

Не могу, желанная, понять я,

Никого на свете не виня:

Неужели ты

                  в своих объятьях

Не нашла

                 местечка для меня?

 

Как же ты жестоко насмеялась

Надо мною, жизнь,

                           на склоне дней:

Отыскал я Родину, казалось,

Но узнал

                свою чужбину в ней…

 

 

*   *   *

                                               Грекам

 

Здесь людям

              покровительствуют горы,

Голубизна морей

                            и солнца свет,                                                                

Страдания,

                 мучения и горе…

А радости –

                      уже и места нет.

 

БЕСКОНЕЧНЫЕ СТЕПИ

 

Ах, как же грустно стало здесь, о Боже, –

В краю далёком, мне таком родном.                                         

А степи бесконечные похожи

На женщину с морщинистым лицом.

 

Здесь даже солнце нынче побледнело,

Здесь горек даже хлеба аромат,

Здесь у степи в поту холодном тело

И беспокойный, отрешённый взгляд.

 

Как людям жить и как к мечте стремиться,

Когда повсюду ждёт их западня?

Я видел сам пустых домов глазницы,

И не оставит эта боль меня.

 

Где пели и плясали люди прежде,

Там видишь только тысячи сирот.

Нет места в жизни маленькой надежде –

Один большой обман вокруг живёт.

 

Прошу, молю тебя, Всевышний: если

Ты справедлив, то сделай, Боже мой,

Чтоб грусть, печаль с её лица исчезли –

С лица моей России дорогой…

 

 

 

АХ, ЭТИ ЛЮДИ…

 

Люди людям говорят о многом –

То открыто, то потупив взгляд.

Но о главном даже перед Богом                                                                

Говорить не станут – промолчат.

 

Что-то передать словами сложно,

В чём-то – непонятно почему –

Трудно, а порою невозможно

И себе признаться самому.

 

Столько в тайниках души порою

Сокровенных слов и дорогих!

Уходя в последний путь, с собою

Люди навсегда  уносят их.

 

…И в душе, и в сердце – шрам на шраме,

В них следы моих путей-дорог.

Был, друзья, всегда я честен с вами,

Только весь открыться – нет, не мог…

 

*   *   *

 

Пришла любовь

                         и жажда жизни с ней.

В холодном мире

                             стало вдруг теплей.

Наполнен новым

                           смыслом каждый шаг.

Живу отныне,

                       об одном мечтая:

Снежинкой стать бы

                                 на её губах

И тихо таять,

                   таять, умирая…

 

ПЕЧАЛЬ

 

Из глубины души,

                          как из неволи,                                         

Печаль выходит,

                          заслонив весь свет.

И это – голос

                    той великой боли,

Какую смехом

                       не излечишь, нет.

Она сама себе

                       великий врач:

Чтоб стало легче на душе  –

                                             поплачь…

 

*   *   *      

                           

Тобою переполнен

                            весь мой дом,

Как песней –

               той, что пели мы вдвоём                                   

В степи, которой нет                                                                          

                                конца и края.

Об этом вспомню –

                                 сердце исцеляю.

Как зябко дома мне!

                              Меня знобит,

Хоть и жара на улице стоит.

А там, где снег, метели, холода,

Так было на душе

                            тепло всегда.

Считаю дни последние с тоской:

В последний раз

                         мы видимся с Тобой.

Поверь:

         мне расставаться тяжело!

И всё же

             на душе моей тепло…

 

*   *   *

 

Годами, словно сумасшедший, мама,

Считал я в небе

                     за звездой звезду.

Наверно, все их

                         подсчитал упрямо.

Но верилось:

                    ещё одну найду!     

Ну где ж она там прячется, мерцая?

И понял вдруг,

                    что в звёздной вышине

Твою любовь не посчитал, родная, –

Она всю жизнь

                      в пути светила мне…

 

БЕРЁЗКИ

 

Поездил по российским я просторам,

Бог весть куда вели мои следы.                                                     

И представали всюду перед взором                                         

Берёзок нежных стройные ряды.                                                               

 

Я свято верю в их предназначенье:

Их каждый корень глубоко вошёл

В тела и души тех, кто из сраженья –

Давно или недавно – не пришёл.

 

Под стужею и в ясный день весенний

Они стоят, над мёртвыми склонясь,

Чтобы эпох, времён и поколений

Не прерывалась трепетная связь…

 

*   *   *

 

Напрасно верил я своей Надежде:

Казалось, что она

                            ко мне добра.                                                                  

Нет, за неё Судьба решала прежде –

Моей Надежды

                       верная сестра.

Но снова я надеялся, невежда,

Пока не понял вдруг

                               на склоне дней:

Последней умирает не Надежда –

Последней уходить

                              Судьбе моей.

 

 

                             Переводы с новогреческого

                               Евгения НОВИЧИХИНА

Rado Laukar OÜ Solutions