21 июня 2024  11:01 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная № 19

от 15 июля 2022 года

Русскоязычная Италия

 

Kalle Kasper

Заметки об итальянской опере

 

Еще меньше старых записей осталось от опер бельканто, по той причине, что в первой половине ХХ века, вплоть до 80-х годов их и ставили редко - считалось, что "настоящая" опера начиналась с Верди. "Севильский цирюльник", "Лючия ди Ламмермур", "Норма" - конечно, это не полный список исполняемых тогда опер Россини, Беллини и Доницетти, но долго его продолжить не получилось бы. Ощущалось и техническое отставание Италии от англосаксонского мира, особенно ощутимое в операх бельканто, которые требуют итальянской школы пения.
Одна из немногих записей, сделанных в то время - спектакль "Пуритан" Беллини из Триестского оперного театра в 1966-м году. Она ценна тем, что здесь мы еще можем слышать, как пели бельканто "старые мастера", получившие музыкальное образование до войны или во время ее, такие, как Лучиано Сальдари, Дино Донди и Агостино Феррин - их стиль заметно отличается от того, как поют сейчас, и в лучшую сторону.
Предлагаю и вам послушать эту запись, и добавляю либретто из нашей с Гоар книги "Краткие либретто опер Беллини", которая должна выйти в этом году.
 
ПУРИТАНЕ
(I Puritani)
.
исконное название – «Кавалеры и пуритане» („I Cavalieri e i Puritani“)
Опера в трех актах (melodramma serio in tre atti) либретто Карло Пеполи
 
Действующие лица:
Лорд Гуалтьеро Вальтон, генерал-губернатор, пуританин (бас)
Сэр Джорджо Вальтон, полковник в отставке, его брат (бас)
Риккардо Форт, полковник, пуританин (баритон)
Лорд Артуро Тальбо, кавалер, сторонник Стюартов (тенор)
Эльвира, дочь Гуалтьеро Вальтона (сопрано)
Генриетта Французская, вдова Карла Первого (меццосопрано)
Сэр Бруно Робертон, офицер-пуританин (тенор)
Солдаты Кромвеля, герольды и оруженосцы лорда Артуро и лорда Вальтона, пуритане, дамы, пажи, слуги
 
Действие происходит в начале 1650-х годов в Англии
 
Свою десятую и, увы, последнюю оперу Беллини сочинил для Итальянского театра в Париже. На самом деле, первой к нему обратилась дирекция Гранд Опера, случилось это еще весной 1833 года, когда Беллини, по дороге в Лондон, где он должен был руководить постановкой нескольких своих опер, сделал остановку в Париже, но при возвращении с острова что-то с этим театром у него не заладилось и Беллини отдал предпочтение «итальянцам». Задним числом можно сказать, что нам повезло, потому что для Гранд Опера Беллини пришлось бы написать оперу на французском, который подходит для пения заметно меньше, чем итальянский, своей мелодичностью словно созданный для оперного искусства. (Хотите верьте, хотите нет, но даже «Кармен» по-итальянски звучит лучше). С Итальянским театром такой проблемы, естественно, не существовало, но возникла другая: где взять либреттиста, способного написать стихи на итальянском, ведь у Беллини уже не было его Романи? На весь Париж один поэт-итальянец все-таки нашелся, граф Карло Пеполи, политический эмигрант, к нему Беллини и обратился. Забегая вперед, скажем, что сотрудничество с Пеполи для Беллини выдалось трудным, ведь одно дело – просто писать стихи, а совсем другое – писать их для сцены, чего Пеполи не умел, но, к счастью, композитор уже набрался достаточно опыта, чтобы руководить работой либреттиста и использовать написанный текст наивыгоднейшим для оперы образом. Тем не менее, кажется, только работая с Пеполи, Беллини понял, сколь многого он лишился, потеряв Романи, переборов гордость, он даже написал тому, предлагая помириться, и получил обнадеживающий ответ, но...
Из всех произведений, предложенных Пеполи в качестве первоисточника, Беллини выбрал драму французских писателей Жака-Франсуа Ансело и Ксавье (Жозефа Ксавье-Сентина) «Круглоголовые и кавалеры». Действие пьесы, как нетрудно догадаться, происходит в Англии, во время гражданской войны XVII века, «круглоголовые» - прозвище пуритан (данное по их короткой круглой стрижке), а «кавалеры» - сторонников законного короля Карла Первого, к моменту начала действия уже казненного. Надо сказать, что гражданская война в Англии не была похожа на обычную, противники не вели постоянные военные действия, все сводилось к отдельным стычкам, нередки были переходы воинских отрядов с одной стороны на другую, а некоторые из этих отрядов были вовсе созданы лишь для того, чтобы защитить родной город и от тех, и от других. Победили, как мы знаем, «круглоголовые», и их успех можно объяснить примерно теми же факторами, какими и успех большевиков в гражданской войне в России: они были более целеустремленны, больше настроены на победу, и более жестоки. Лидер «круглоголовых», небезызвестный Оливер Кромвель, усмирил Ирландию, устроив в иных местах самую настоящую резню, от которой не спаслись ни женщины, ни дети. Ну а «кавалеры» – они кавалеры и были, двигало ими не только чувство чести, верности короне, но соблазны королевской казны, а когда та опустела, прекратилось и сопротивление. Правда, победа «круглоголовых» оказалась временной: когда усилиями генерала Монка, кстати, одного из персонажей драмы Ансело и Ксавье (но не оперы) монархию восстановили, получил «по заслугам» и скончавшийся к тому моменту Кромвель: его труп вырыли, повесили, а потом четвертовали.
Время действия драмы можно определить довольно точно. Это – период между годами 1650-ым, когда сын казненного Карла Первого, Карл Второй, прибыл из Франции в Шотландию и там короновался, и 1651-ым, когда его шотландская армия была разгромлена «круглоголовыми». Правда, самого Карла Второго мы на сцене не видим, но зато там в одном¸ важном эпизоде появляется его мать, королева Генриетта Мария Французская, которая, согласна версии авторов, приехала из Франции в Англию, чтобы привезти сыну деньги и оружие для продолжения борьбы, но попала в шторм, лишилась всего и оказалась в плену у пуритан. На самом деле, ничего подобного не происходило, это – выдумка Ансело и Ксавье, Генриетта сбежала из Англии еще в 1644 году, и в год казни Карла Первого (1649) давно находилась в Париже, в Лувре, в «голоде и холоде», как нам хорошо известно из бессмертного романа Александра Дюма «Двадцать лет спустя». Ни в 1649-ом, ни в последующие два года, когда развивается действие драмы, она ни в какие авантюры не пускалась. Наверно, авторы одолжили эту идею из более раннего периода борьбы за власть в Англии, когда Генриетта в 1642 году поехала в Европу собирать средства для своего мужа, и годом позже, возвращаясь вместе с завербованными солдатами и оружием, действительно с трудом высадилась на острове, попав даже под обстрел, но это, повторим, случилось еще при жизни Карла Первого. Однако, licentia poetica есть licentia poetica, и она имеет полное право на существование: так, например, лучшая сцена оперы Доницетти «Мария Стюарт» - это встреча двух королев, Елизаветы Английской и Марии Шотландской, встреча, которой в реальности никогда не было.
Что касается характера Генриетты, то дочь Генрика Четвертого была еще та штучка: выйдя замуж, она приехала в Англию с большой свитой и старалась там диктовать свои правила, в частности, вовсю пропагандировала католичество, которое большинство англичан ненавидело. Ее можно понять, ведь Франция того времени была значительно более развита, чем Англия, а Генриетта, ко всему прочему, по матери (Марии Медичи), имела итальянские корни и итальянский вкус, который она тоже пыталась насадить «диким» англичанам, устраивая театральные спектакли (и в них участвуя) и оформляя свои резиденции по лучшим европейским образцам, вызвав для этого из Италии известного художника Орацио Джентилески с дочерью Артемизией, тоже художницей. Транжирство Генриетты очень не нравилось англичанам и, особенно, пуританам, людям, к искусству совершенно равнодушным, строгим, экономным и завистливым, и, пожалуй, являлось одной из причин их недовольства Карлом Первым. Кстати, как утверждают некоторые источники, прозвище «круглоголовые» придумал не кто другой, как сама Генриетта.
Так что почему нет, такая особа вполне могла бы, при лучшем здоровье (а была она к этому времени, увы, уже довольно больна), организовать и такую вылазку, какая подобрана для драмы и оперы.
И вот как развиваются события по либретто Пеполи.
 
Акт первый
 
Крепость Плимута. Только рассветает, но пуритане во главе с сэром Бруно уже готовы взяться за оружие, если в таковом будет нужда. Однако сперва следует помолиться, и они становятся на колени. Кстати, «круглоголовые» носили красные мундиры (а кавалеры – белые), но нам еще не встречалась постановка, где бы это учли.
Строгую атмосферу разрушают радостные голоса прочих обитателей крепости: сегодня – праздник, выходит замуж дочь коменданта сэра Гуалтьеро Вальтона – Эльвира. Увы, есть человек, которого это известие повергло в уныние – это сэр Риккардо Форт. После того, как народ, поплясав вдоволь, уходит, он делится своей горечью с сэром Бруно: когда-то отец Эльвиры обещал руку дочери ему, а теперь передумал, сказав, что Эльвира любит сэра Артуро Тальбо – кавалера, и он не хочет противиться желаниям дочери. Бруно старается направить мысли Риккардо в другую сторону – есть же вещи поважнее, чем любовь: родина, честь; но Риккардо безутешен и поет замечательную любовную арию, одну из красивейших, когда-либо написанных для баритона: «Ah! Per sempre io ti perdei…» («Я потерял тебя навсегда…»).
В комнату Эльвиры приходит ее дядя – il mio secondo padre (мой второй отец), как его называет Эльвира, сэр Джорджо Вальтон с новостью, что сегодня состоится ее бракосочетание. Эльвира в ужасе – она не хочет выходить замуж за нелюбимого человека! Однако, сэр Джорджо снимает тяжесть с ее души, называя имя жениха – это Артуро. Эльвира мгновенно преобразуется, буквально сияя от счастья. Она интересуется, как так получилось, что отец согласился на этот брак, и сэр Джорджо подробно рассказывает, как он отправился к брату и рассказал, что Эльвира любит Артуро и умрет, если ей навяжут брак с Риккардо, после чего сэр Гуалтьеро смилостивился над дочкой.
Слышатся голоса солдат: лорд Артуро появился на мосту и сейчас войдет в крепость. Эльвире пора принарядиться.
В зале замка собрались участники брачной церемонии, с одной стороны – сэр Артуро Тальбо, в сопровождении своих товарищей, кавалеров, с многочисленными подарками, в том числе, с огромной свадебной вуалью, с другой стороны – сэр Гуалтьеро, сэр Джорджо, Эльвира, другие дамы и жители крепости. Солдаты с сэром Бруно держатся в стороне: несмотря на праздник, они начеку.
Когда церемония знакомства завершается, сэр Гуалтьеро объявляет, что скоро все могут пройти в церковь для венчания, но, увы, без него, ему следует отлучиться. В этот момент сэр Бруно вводит в зал некую пленную – богато одетую даму, и выясняется причина, по которой сэр Гуалтьеро вынужден покинуть праздник: ему надлежит сопроводить эту даму в Лондон, так как парламент требует, чтобы она предстала пред его очи. Артуро тихонько спрашивает у сэра Джорджо, кто эта несчастная, может друг Стюартов? И сэр Джорджо подтверждает его догадку: да, им удалось захватить в плен сторонницу Стюартов, проникшую в Англию под вымышленным именем. Артуро потрясен.
Сэр Гуалтьеро отдает последние распоряжения, после чего все присутствующие, и он сам в том числе, покидают зал, остаются только пленница и, тайно от остальных, Артуро. Пленница уже поняла, что Артуро – кавалер, так она к нему и обращается. Артуро не отрицает своих политических пристрастий, и объясняет, что его отец погиб за дело Стюартов. После этого пленница открывается: она – дочь Генриха Четвертого и вдова короля Карла. Артуро становится перед своей королевой на колени. Генриетта уверена, что ее дни сочтены – если ее приведут в парламент, она будет немедленно узнана. Артуро обещает сделать все, чтобы ее спасти, хотя Генриетта и уговаривает его думать об Эльвире.
Неожиданно появляются Эльвира и сэр Джорджо. На голове у Эльвиры венок из роз, на шее – красивое ожерелье из жемчуга, но не хватает вуали. Она видит в углу, среди подарков, роскошную свадебную вуаль, берет ее и поет одну из труднейших сопрановых номеров бельканто, с многочисленными украшениями, «Son vergin vezzosa…». В игривом настроении, ради шутки, она одевает вуаль на Генриетту. Скоро слышатся голоса: зовут Эльвиру, и она, забыв про вуаль, убегает, счастливейшая из счастливых. Уходит и сэр Джорджо, и Артуро с королевой остаются снова вдвоем. При виде вуали, покрывающей голову Генриетты, у Артуро рождается идея – он выведет королеву из крепости, замаскировав ее под свою невесту. Генриетта предупреждает, что это разрушит жизнь Артуро, но он непоколебим. Однако, не успевают они сделать и нескольких шагов в направлении выхода, как им преграждает путь сэр Риккардо с мечом в руке – он не даст Артуро и его невесте сбежать. Артуро также вытаскивает меч, но Генриетта прерывает начавшуюся дуэль, она встает между соперниками и снимает вуаль. Риккардо, обнаружив, что спутница Артуро – отнюдь не Эльвира, а пленница, мгновенно принимает коварное решение: пускай уйдут, он не станет мешать. И Артуро с королевой уходят.
Появляются Эльвира, ее отец и дядя, сэр Бруно, другие жители крепости. Где же Артуро, удивляется Эльвира, и ей популярно объясняют, что жених сбежал вместе с пленницей. Для Эльвиры это удар, она теряет чувство реальности, не понимает уже, кто она – Эльвира, или не Эльвира? А, может, Эльвира – вовсе та дама в белом? Остальные пытаются ее привести в чувство, но это не удается.
Финальный ансамбль первого акта.
 
Акт второй
 
В одном из залов замка собрались обитатели крепости. Они горюют относительно случившегося – любовь-то умерла.
Приходит сэр Джорджо, народ спрашивает его, как себя чувствует Эльвира, и Джорджо, в красивой арии «Cinta di fiori e col bel crin disciolto…» рассказывает, что Эльвира так и не пришла в себя. Все сочувствуют ей и желают смерти предателю Артуро. Вошедший Риккардо сообщает, что их желание может скоро исполниться: парламент заочно приговорил Артуро к смерти. Зато сэр Гуалтьеро оправдан, ему даже отданы почести. Риккардо также взволнован состоянием Эльвиры, он спрашивает о ней, и Джорджо объясняет: врач сказал, что ее может спасти только какая-то неожиданная радостная весть. Но откуда ее взять? Судьба Арутро решена, если он вернется в Плимут, его казнят.
Народ уходит, и появляется Эльвира, она действительно потеряла рассудок, сперва даже не узнает Джорджо, потом, с трудом узнав, вспоминает о свадьбе, впадает в эйфорию, затем замечает Риккардо и видит в его глазах слезы. Почему этот человек плачет, наверно, от любви? В конце этой тягостной сцены она поет еще одну виртуознейшую кабалетту: «Vien, diletto, è in ciel la luna!» И уходит.
Сэр Джорджо, увидев, что Риккадо тронут, начинает его уговаривать спасти Артуро, ведь если Эльвира умрет, Риккардо до конца жизни будет преследовать ее призрак, кричащий: «Я умерла по твоей вине!» Риккардо долго сопротивляется, но в конце концов сдается и соглашается сделать попытку. Затем оба джентльмена поют последнюю часть дуэта, в которой восхваляют родину, свободу и честь.
 
Акт третий
 
Артуро, проводив Генриетту, надо полагать, до самой Франции, возвращается на родной остров. Ища возможности встретиться с Эльвирой, он, под покровом ночи, надев длинное пальто, добирается до сада около крепости. Из замка доносится голос Эльвиры, она поет знакомую Артуро мелодию, мелодию его любви. Артуро одолевают горькие думы, которые прерывает барабанная дробь – это идут солдаты, они ищут кого-то, наверно, его. Артуро прячется, солдаты проходят мимо, его не замечая. Выйдя из укрытия, Артуро продолжает делиться нерадостными мыслями изгнанника. Его голос слышит Эльвира и спускается в сад. Артуро бросается на колени перед невестой, умоляя простить его. Эльвира узнает жениха, ее разум немного проясняется, но она не может вспомнить, как долго Артуро отсутствовал? Три месяца, говорит Артуро, и тут у Эльвиры вырывается крик отчаяния – нет, не три месяца, а три века!
Артуро объясняет ей причину своего бегства – он спасал пленницу. Эльвира не понимает – пленница, это что, жена Артуро? Артуро уверяет ее, что он любит только ее (этот, медленный отрывок обычно опускается). Затем он открывается до конца: пленница – это королева. Только теперь до Эльвиры доходит подоплека случившегося, и, успокоенная, она кидается в объятия Артуро. Концовка этого дуэта: «Vieni, vieni fra queste braccia» («Иди же в эти объятия…»), звучит, как гимн любви.
Однако, опасность не миновала, и, как доказательство, слышны барабаны – идут солдаты. Разум Эльвиры снова мутнеет, она начинает говорить бессвязные слова, вселяя в Артуро тревогу.
Солдаты приближаются, слышны их крики: «Англия! Кромвель!» Артуро хочет сбежать вместе с Эльвирой, но той кажется, что он собирается ее покинуть, и она впадает в отчаяние.
Со всех сторон в сад врываются люди. Артуро – в их власти, он приговорен к смерти, казнь должна состояться немедленно. К Эльвире, в этот трагический момент, возвращается разум, она собирается умереть вместе с любимым. Когда финальный ансамбль завершается, входит герольд с известием, что гражданская война окончена, и решением парламента кавалерам, следовательно, и Артуро объявлена амнистия.
 
Всеобщая радость.
 
Беллини работал над «Пуританами» в спокойной обстановке, на вилле своего знакомого биржевика Леви в Пютю, вблизи Парижа, все лето 1834 года. К осени опера была готова. Мнительный Беллини, которому везде мерещились враги, боялся, что Россини – маэстро был директором Итальянского театра – будет, в первую очередь, выдвигать Доницетти, с которым тоже был заключен договор на новую оперу, но его опасения оказались необоснованными, Россини с первого же дня знакомства с партитурой высоко оценил оперу, впрочем, как и весь Париж. Премьера, после небольшого промедления, состоявшаяся 24 января 1835 года, завершилась полным триумфом, Беллини за один вечер стал кумиром публики.
Ему оставалось жить восемь месяцев…
«Пуритане», действительно, шедевр, и шедевр именно бельканто, Беллини, сочиняя его, вернулся на знакомую тропу грусти и аффекта, и, набрав за прошлые годы немалый опыт, именно в этой опере воплотил в полной мере свои музыкальные идеи. Две труднейшие арии Эльвиры, два красивых романса Артуро, замечательные арии Риккардо и Джорджо – что называется, в этой опере есть, «что петь». Добавим к этому два прекрасных дуэта, один – для басов, другой – тенора и сопрано, плюс величественный финальный ансамбль, и мы увидим, что почти вся музыка этой оперы прекрасна.
Несмотря на вокальные трудности, «Пуритане» ставятся довольно часто и записываются тоже нередко. Мариэлла Девиа записалась в партии Эльвиры на видео, как минимум, четырежды, первая из этих записей еще 1982 года, она сделана в Овьедо, и партнерами Девии в тот раз были Сальваторе Физикелла (Артуро), Франко Бордони (Риккардо) и Хустино Диас (Джорджо). Запись любительская и определить дирижера нам не удалось. Следующая запись с ее участием – из Болоньи, год 1988-ой, и партию Риккардо здесь исполняет один из лучших баритонов бельканто Паоло Кони. Дирижирует Альберто Дзедда, в партии Джорджо тоже Джорджо, только Сурьян, в общем, состав отличный, если бы не тенор, Крис Мерритт, явно выпадающий из ансамбля. Он же является партнером Девии в постановке Римской оперы 1990 года, Риккардо тут поет Джино Килико, Джорджо – Карло Коломбара; дирижер Спирос Аргирис. И, наконец, четвертая запись с Девией, она сделана в Ла Фениче в 1995 году, дирижирует маэстро Нелло Санти, в роли Артуро Стюарт Нил, Риккардо – Джорджо Дзанканаро, Джорджо – Франческо д`Артенья. Увы, ни одного «заводского» ДВД с Девией в этой партии нет, остальные записи, кроме овьедовской, тоже любительские.
6 марта 1966 года в Триесте состоялся спектакль «Пуритан», запись которого, в каком-то смысле, стала «классической», тут мы можем послушать, как эту оперу исполняли в те, теперь уже далекие времена. Особенно выделяется своим замечательным меццавоче тенор Лучано Сальдари, но и в других ролях хорошие певцы: Агостино Феррер (Джорджо), Дино Донди (Риккардо) и Джанна д`Анджело (Эльвира). Дирижер Артуро Базиле.
Очень неплохой спектакль записан из Брегенца (1985), в роли Эльвиры – Эдита Груберова, для ее голоса эта партия подходит лучше других беллиниевских, к тому же, у нее отличные партнеры, все тот же Сальваторе Физикелла (Артуро), Джорджо Дзанканаро (Риккардо) и Димитри Кавракос (Джорджо). Дирижер – Джанфранко Мазини.
Две хорошие записи сделаны в 2004 году, одна из Королевской оперы Валлонии, роль Эльвиры тут трогательно исполняет Стефания Бонфаделли, помимо прочего, большая мастерица стаккато (а их в этой партии немало), не менее эмоционален и Марк Лао в роли Артуро, вполне передающий то самое состояние аффекта, без которого оперы Беллини «не слушаются». Риккардо – Витторио Вителли, Джорджо – Войтек Смилек, дирижер – Джулиано Карелла.
Вторая запись 2004 года из Лас Пальмаса, в ней очень хороша Мариола Кантареро (Эльвира), впрочем, и Хуан Диего Флорес (Артуро), как всегда, эмоционален и старателен, просто беллиниевские партии для его голоса подходят не так хорошо, как россиниевские. Риккардо – Хуан Хесус Родригес, Джорджо – Симон Орфила, дирижер – Риккардо Фрицца.
В 2008 году в партии Эльвиры дебютировала самое талантливое сопрано нового поколения Дезире Ранкаторе. Запись с ее участием сделана в Палермо, в роли Артуро обаятельный, как всегда, Хосе Брос, Риккардо – Марко ди Феличе, Джорджо – Карло Коломбара. Дирижер – Фридрих Хайдер.
Пожалуй, самая свежая запись «Пуритан» (2015) родом из Флоренции, интересна она, в первую очередь, тем, что партию Артуро исполняет мастер бельканто Антонино Сирагуза. В роли Эльвиры – технически крепкая Джессика Пратт, Риккардо – Массимо Кавалетти, Джорджо – Джанлука Бурато. Дирижер – Маттео Бельтрами.
И, наконец, нельзя пройти мимо постановки в Бари 1986 года, она уникальна тем, что тут восстановлен вариант «Пуритан», написанный Беллини для Неаполя. Работа над ним велась одновременно с подготовкой к парижской премьере, Беллини закончил партитуру, отправил ее в Неаполь, но… Порт Марселя был закрыт из-за вспышки холеры, и депеша добралась до пункта назначения, когда срок договора был просрочен. В итоге, обиженные неаполитанцы не стали ставить оперу, и партитура была забыта на долгие годы, нашли ее только во второй половине ХХ века (!). Отличается она от первой версии «Пуритан» тем, что партию Риккардо Беллини переделал для тенора (как мы знаем, Неаполь славился тенорами). Увы, переписывать басовый дуэт, по-видимому, было слишком сложно, и Беллини его просто выкинул, написав вместо него, в сюжетных соображениях, короткий речитатив, идущий перед появлением Эльвиры. Однако, поскольку после такой купюры образовалась некая «пустота», он включил в этот вариант три номера, которые из главного варианта после премьеры сам, как лишние, выкинул. И хорошо, что включил, потому что все три такие же прекрасные, как вся опера. Это – терцет Артуро, Риккардо и Генриетты Se il destino a te m'invola («Если судьба влечет меня к тебе…») из первого акта, упомянутый выше отрывок из дуэта Эльвиры и Артуро Da quel dì ch'io ti mirai («С того дня, что я увидел тебя…») из третьего акта и финальная стретта Эльвиры. Сейчас эти номера иногда, при подобающем интересе дирижера, исполняются и в постановках главного варианта (например, первый и третий есть в записи из Болоньи 2009 года; дирижер – Микеле Мариотти).
Увлекшись переделками, Беллини уже не смог остановиться и внес изменения также и в финальный ансамбль, перепоручив ведение главной темы Эльвире. В Бари эту роль вдохновенно исполняет Катя Риччарелли, в роли Риккардо – тенор Хуан Луке Кармона, Джорджо – замечательный бас Роберто Скандиуцци, Артуро, увы, снова Крис Мерритт. Дирижирует спектаклем маэстро Габриеле Ферро, один из лучших знатоков творчества Беллини: именно он тридцать один год спустя (2017) поставил в Палермо интереснейшую «Норму».
Из аудиозаписей можно посоветовать студийную запись 1973 года, в которой главные партии исполняют Джоан Сазерланд (Эльвира), Лучано Паваротти (Артуро), Пьеро Каппуччилли (Риккардо) и Николай Гяуров (Джорджо). Дирижер Ричард Бониндж включил в это исполнение два из трех «лишних» номеров, медленную часть дуэта Артуро и Эльвиры и финальную стретту.
 
 
 
 
Vincenzo Bellini - I Puritani - Teatro Verdi di Trieste - 6 marzo 1966
Rado Laukar OÜ Solutions