19 апреля 2024  14:42 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная

выпуск № 17 от 15 января 2022 года

Русскоязычная Канада

 

Лада Миллер

 

Лада Миллер родилась в Новгороде, с 1991 по 2002 год жила в Израиле, с 2002 года живет в Канаде с мужем и тремя детьми. По образованию – врач-ревматолог, по призванию – писатель и поэт. Рассказы, повести и стихи Лады Миллер печатались в журналах: "Южное Сияние", "Лиterraтура", "Дальний Восток", "Этажи", (Россия), "Литературный Иерусалим" (Израиль), "Эмигрантская лира" (Бельгия), "Новый Свет" (Канада), а также в газете "Московский комсомолец" и на литературном портале #Textura.

Материал подготовлен Редактором Алексеем Рацевичем

 

 

 

И вот метель взяла веретено.
Седая нить под пальцами окрепла,
Рывок - и снег улегся горсткой пепла.
Глубокий вздох - и все заметено.
Затрепетали окон лоскуты,
Надулись ветром парусные шторы,
Сцепились иглы в тонкие узоры
И распустились снежные цветы.
Такая сила в этой красоте –
Который год гляжу – а мне все мало.
Ну вот и наш край света обметало,
А то б сидеть в кромешной темноте.
Ложатся густо белые мазки:
Створожен воздух. Вывернуто небо.
А на душе – светло. Как будто не был
Еще вчера заложником тоски.
Крути, метель, свое веретено.
Вертись, вертись, как уж на сковородке,
Чтоб к ночи месяц – худенький и кроткий -
Cобравшись с духом, выглянул в окно
И удивился.
03.12.21
 
***
 
Мы нашли домик в лесу и остались в нем на пару дней.
Так бывает, если день рождения ????
А желание я загадала хорошее.
Оно - для нас для всех.
Вот совсем-совсем для всех.
Не скажу, какое, но вы уж поверьте.
И желание мое обязательно сбудется - потому что лес волшебный.
Вокруг деревянного дома - заячьих следов видимо-невидимо.
Тоже пришли поздравлять.
Я с детства себя чувствую немного зайцем ????
А недавно узнала, что у местных индейцев заяц считался священным животным, символом продолжения рода и даже немного сыном Маниту.
Я сижу под лампой, отвечаю на ваши чудесные поздравления, скоро встанет солнце и мы пойдем в лес, потому что ничего прекраснее я не знаю.
Ну разве что море ????
ФБ мне пишет, что ответить на столько поздравлений, сколько я получила со вчерашнего дня - невозможно вот так сразу.
Но для зайцев невозможного нет ????
Поэтому я обязательно всем отвечу, зря ли мы убежали в лес?
А тишина вокруг такая, что слышно, как вздыхают елки под снегом.
Ребята!
Спасибо вам всем за добрые поздравления и пожелания!
Я тоже вчера загадала одно желание.
И пусть оно сбудется - для всех нас!
02.12.21
 
***
 
Я скучаю по ней - по этой девочке с хвостиками.
Только один день в году мы можем встретиться и поболтать.
Скорей бы.
Поздний вечер, глухой ноябрь, снег густой и пушистый падает за окном.
Но в городе Великий Новгород только что наступил декабрь, а значит, я уже родилась.
Пора.
И я закутываюсь в плед, сажусь у окна, жду, когда же она придет.
Нет, я не буду рассказывать, что ждет эту девочку в будущем.
Наоборот.
Я хочу услышать, что происходит там, на другом берегу времени.
В прошлом, которое и не думает стоять на месте.
Оно идет и не кончается, проходит мимо, но оставляет след.
Я спрошу ее о том, что так и не успела понять за эти годы:
О чем шуршат любимые книги?
Во что играют игрушки, когда мы засыпаем?
Кто живет на луне?
Как спят лошади?
Отчего иногда так грустно?
Мы будем болтать с ней всю ночь, а под утро, едва лишь уляжется снегопад, я проснусь и все забуду.
Чтобы весь следующий год пытаться вспомнить. И рассказать.
01.12.21
 
***
 
Проснемся – дождь. И нет его светлей.
Сидят слова на кончиках ветвей,
Выклевывают музыку из клавиш,
Чтоб из объятий вылупился Григ,
Чтоб каждый день – не жизнь, а черновик,
В котором ни минуты не исправишь.
Жалеть о прошлом – вот еще. Гляди
Какая осень светит впереди,
Какие неразведанные дали
Какой Дали, какое цинандали.
Вот и налей. Отправимся в полет.
Наденем небо задом наперед,
Расправим крылья, зря ли наша встреча?
Еще не снег. И все-таки светло
Поет в крови нездешнее вино
На непростом, влюбленном, человечьем.
Проснемся – дождь. Не осень – а запой.
А не проснемся - выдумай. Напой,
Открой окно, пусть небо удивится,
Что в нашем доме все еще апрель,
Что дверь, смеясь, срывается с петель,
Что дождь ушел.
Но возвратились птицы.
22.11.21
 
***
 
День выдался солнечным, радостным, хрупким.
А ты говорила, что осень настала.
Деревья латали цветастые юбки -
Оранжевый в моде. И трепетно-алый
Скатились на берег озябшие утки,
И пруд задрожал и разбрызгал осколки.
Цвели георгины, афишные будки,
Смолистые шишки на плюшевой елке.
А воздух казался хрустящим и сладким,
Ты пела, смеялась и кутала плечи
И только глаза карусельной лошадки
Смотрели на осень с тоской человечьей.
13.11.21
 
***
 
Мои друзья – деревья и цветы.
Все то, что ты. Не спрашивай – не вру ли.
Ты помнишь дуб протягивал листы,
И желуди раскачивали пули,
Качался дым в сиреневой дали,
А голуби командовали – пли.
Ты помнишь парк, распахнутый как дом,
Стеклянный пруд и облако на блюде,
Там ангелы за праздничным столом
Рассказывали бабочкам о людях,
О том, что с нами будет после сме...
Но мне о том рассказывать не сметь.
Там тополя шагали кто куда
А яблоки нашептывали ,,съешь нас,,
И время утекало, как вода,
Как будто за водой приходит нежность.
Казалось жизнь – многосерийный сон,
А горе просто выбежало вон.
С тех пор мои деревья и цветы -
Все то, что ты. Усаживайся, слушай,
Я расскажу, как свет из пустоты
Заходит в нас и вкладывает душу.
01.11.21
 
***
 
Дождь выходит за дверь, у дождя ни плаща, ни берета,
В мире кончился свет, впрочем, нашим глазам не до света.
Под ногами листва говорит на простом и нездешнем.
Наверху голоса. Это птицы снимают скворечни.
Расскажи, где ты был. Беспокойная выдалась ночка.
Столько лет не писал, а теперь – журавлиная строчка.
Не промок, не продрог, отчего же так близко и жарко?
И зачем этот пес? Хорошо, я впущу, мне не жалко.
И зачем этот дождь, если неба за тучами мало?
Сколько было тебя, все равно никогда не хватало.
И неважно где был, если, господи, как ты мне нужен.
Дождь выходит за дверь. Коньяком наполняются лужи.
31.10..21
 
***
 
Я тебе - осень – дыши, разговаривай, грей.
Выпал из книги кленовый засушенный Грей,
Вдребезги крыша, но ожил зареванный сад -
Розы разбрызгал - гуляют, смеются, дрожат.
Парусом радуга, радугой мыльный пузырь,
Небо как небо, по небу идет поводырь,
Сослепу тычет в открытое сердце и в лоб -
Чтоб от рожденья до смерти и заново чтоб
Пели деревья и плакал суровый гранит.
- Это - любовь, - говоришь, но под небом болит.
- Эта любовь, - говорю тебе, - просто напасть,
Чтобы не в пропасть, а в жаркую прорубь упасть.
Бей барабанным огнем по пробоинам луж,
Гладь этих ласточек, пеночек нежных утюжь,
Глядь, повезет, и у пчел шерстяных на виду,
Рыжую бестию встретишь в нескучном саду.
Туча запустит из лейки веселый Токай,
Птицы и розы столпятся под вывеской Рай
Сколько бы ни было в нашем году ноябрей
Я тебе - осень.
А если захочешь - родней.
31.10.21
 
***
 
Только проснешься - солнце стучит в окно.
Солнце – всего лишь птица. Бери и грей.
Только подумаешь - счастье - и - вот оно -
Скрипка. Andante dolce. Еще нежней.
Там, где рождается небо восторга для,
Звук извлекает цвет из обычных слов,
Теплое счастье берет в оборот меня,
Счастье – не страшно, если к нему готов.
Только проснешься... Только бы жив-здоров,
Все остальное – Моцарт и между строк.
Лишь бы внутри напевал несердитый Бог,
Тот, про которого ты говоришь - Любовь.
23.10.21
 
***
 
День полон Шагалом и хрупкой листвой,
Дрожащей от смеха и ветра,
И мы вдруг становимся сами собой
Безудержно и беззаветно.
Ах, как удивляются сквер и вокзал,
И все бесполезные вещи -
Над улицей люди (Шагал, так Шагал) -
Цветными шарами трепещут.
По парам и врозь. Улыбаясь и нет.
Промокшие, легкие люди
Проносятся, трогая щеки планет
И млечные звездные груди.
Сегодня, любимый, наш первый полет,
Пусть ты опечален и болен,
И пусть за туманом окрестных болот
Не видно плечей колоколен,
Давай, улыбнись. Изумится народ,
Трамвай громыхающий взвизгнет,
А небо подхватит тебя и спасет
От всепоглощающей жизни.
19.10.21
 
***
 
Если встать затемно, выбежать во двор, дойти до последнего деревенского дома, тебя тут же встретят сиреневые горы. Если не полениться и спуститься в луга, идти, идти, сбивая росу с травы, обязательно увидишь безмятежных овец. Они, как и ты - уставятся, удивятся.
Потом надо обязательно заблудиться.
А когда солнце займет свое утреннее место, присесть у дороги и разломить с друзьями хлеб.
Вернуться по крутым узким улицам к завтраку.
Подождать на пороге старого дома, оглянуться, замереть.
Толкнуть скрипучую дверь.
А завтрак - что.
Завтрак в деревне - это уже не проза.
Это стихи, симфония. Про него не рассказать вот так, сразу.
Разве что сесть всем вместе к столу, на котором и мед, и хлеб, и масло, и возрадоваться.
15.10.21
 
 
Вид из окна
 
Вид из окна обескураживает.
Думаешь об одном:
И как я раньше без этого жила?
Разве что надеждой на встречу.
Мы уже пару дней как уехали, а все это осталось.
И дружелюбная овца, и синь круглого неба, и тарелка облака.
И деревенская церковь, куда по вечерам матери приходят за ребятишками - это место у них вместо детской площадки - носятся, играют, смеются.
Здесь во всем простор и правильность, легкая свобода быть несвободным от этого мира, жгучее желание стать частью, а не гостем.
Вид из окна учит жить просто, здесь не нужны коучи и тренинги, вдыхаешь утро, забываешь все эти чужие и придуманные слова, спускаешься на веранду, пьешь первый кофе.
Первый - он самый горький.
Чтоб аж до слез.
До слез радости, конечно.
Другие - не здесь и не сейчас.
Сейчас - вид из окна.
12.10.21
 
 
Как писать рассказы
 
Прочитала дочери свой новый рассказ.
Она хмыкнула и заметила:
- Опять хорошо кончается.
- Это плохо? - спросила я.
- Не плохо. Но и не хорошо. Рассказ должен кончаться, как французский фильм.
- То есть?
- Чтобы выхода не было. Но дверь была.
- Как это? - притворилась, что не понимаю.
- Как в жизни.
- А как в жизни?
- Человек надеется, что будет лучше. Надежда - это и есть дверь.
- А что за дверью?
- Еще одна. И еще. И все они зеленые.
- Почему зеленые?
- Не знаю. Так я хочу. А ты?
- Наверное. Да.
И я пошла писать новый рассказ.
Назову его Зеленая дверь.
10.10.21
 
***
 
Встать затемно, пройти босиком по деревянному полу, умыться из кувшина, быстро одеться, спуститься по скрипучим ступеням, прошмыгнуть мимо хозяйки, хлопочущей на кухне, отворить тяжелую, четырехсотлетнюю дверь.
Попасть на спящую деревенскую улицу, увидеть гнездо аиста, поймать солнце, вернуться домой.
Пить густой черный кофе, играть с хозяйской собакой по кличке ЛУна.
Трогать руками ,,сейчас,,
Обещать вернуться.
Выбрать дорогу и уйти по ней.
Обязательно оглянуться, чтобы запомнить счастье по имени Испания.
02.10.21
 
****
 
Жизни всей – дожди да акварели,
Опьянел от осени - и рад.
Я тебе скажу - на самом деле -
Осень начинается с апреля,
Выбегает необутой в сад,
В наготу, где нервно и неровно
Дышит в шею детское «люблю».
Осень начинается с валторны,
Чтобы опериться к ноябрю.
Чтобы, если холодно и бело,
Прижиматься крепче сургуча,
Чтоб душа нащупывала тело,
Или засыпала у плеча.
Ну и пусть удушливо и серо,
Только ты невыдуманным будь,
Принимай случайное на веру,
Остальное, нежное - на грудь.
Остальное – таинство и тени,
Отлетают пуговицы птиц,
Приходи по клавишам ступеней,
Осень начинается с коленей,
Уходя в заоблачность ключиц.
20.09.21
 
***
 
Пьер - повар и ему семьдесят.
Он на кухне - один.
И в зале.
Он и по жизни один.
И в то же время - он совсем не одинок.
Сорок лет подряд, каждый вечер, Пьер встречает гостей на пороге своего ресторана, тут уж не до одиночества.
Ресторан прилепился к невысокой горе вместе с маленькой деревней под названием Морин Хайтс.
И деревня, и ресторан, и Пьер - неповторимы.
Других таких в мире нет, и не ищите.
Сорок лет назад молодой веселый юноша приехал в эту деревню из Швейцарии, чтобы начать свое дело.
- Французишка! - ворчали некоторые хмурые ему в спину, - У нас портится настроение, когда мы на тебя глядим.
- Я не француз, я швейцарец, - отвечал Пьер, улыбаясь.
- Вот-вот, именно поэтому и портится, - говорили ему, - Ишь, улыбается все время. И чего, спрашивается? Жизнь такая... Не до улыбок.
А потом привыкли. И тоже стали потихоньку улыбаться.
Теперь их из ресторана не выманишь. И жен, и детей, и внуков. Все улыбчивые стали.
Каждый вечер - как на работу. Нет. Как на праздник - вот.
- А я и правда все время улыбаюсь, - говорит нам Пьер, - Ничего не могу с собой поделать, ведь улыбка...
Тут он пощелкал пальцами, выискивая нужное слово.
- Улыбка уравновешивает организм, - важно произносит он.
И мы повторяем за ним, как заколдованные:
- Улыбка уравновешивает организм.
Меню у Пьера богатое и волшебное - хочется попробовать сразу все.
- Кролика сегодня нет, - притворно сокрушается он, а сам подмигивает, знает, что мне кролика было бы ужасно жалко.
Мы радуемся за кролика.
Пьер рассказывает историю ресторана.
Хлопочет, но ненавязчиво.
- Вино? - переспрашивает он, - Могу порекомендовать, отчего же. Вам белое или красное? Женское или мужское? Страсть или любовь?
Мы смеемся, соглашаемся на белое.
- Вам легкое или дерзкое? - спрашивает Пьер.
Мы теряемся, я прошу дерзкого, бутылка появляется ниоткуда, бока ее ледяные, горлышко поет.
А потом на стол восходит хлеб.
Именно восходит - как на престол.
Это не хлеб, это симфония - его всегда мало, его всегда хочется еще.
Симфонический хлеб и дерзкое вино сделали свое дело - жить хочется еще больше, чем раньше.
Мы оглядываемся по сторонам - на стенах висят колокольцы - вот для коровы, вот для лошади, вот для козы.
Деревня заходит, обнимает, не отпускает.
Из часов выскакивает кукушка, кукует семь раз.
- Боже мой, - восклицаем мы, - Пьер, мы не слышали деревянной кукушки лет, погодите-ка...
- Она не деревянная, - обижается Пьер, - Она живая. Надо же мне с кем-то разговаривать по утрам.
На втором этаже две спальни с верандой - для тех, кто хочет остаться после сытного ужина, а утром проснуться с первыми птицами, спуститься в маленький зал, наполненный солнцем, отведать Завтрак Пьера.
Но это - отдельная история.
Когда-нибудь она обязательно случится.
А пока...
Пьер приносит луковый суп, за ним основное блюдо, а где-то в глубине маленькой кухни томится десерт, без которого мы отсюда не уйдем, и не надейтесь.
- А как же ковид? - спрашиваем мы - Трудно было шесть месяцев дома сидеть?
- Отчего же трудно? - удивляется Пьер, - Я не просто так сидел. Я размышлял.
Мы стесняемся спросить - о чем.
- К тому же, - добавляет Пьер, - Гораздо полезней тратить жизненную силу на мудрые размышления, чем на сожаления о прошлом. Ведь так?
Мы киваем.
Прикладываемся к дерзкому белому.
Начинаем размышлять тоже.
Еще не мудро. Но в этом деле самое главное - начать.
12.09.21
 
 
Rado Laukar OÜ Solutions