13 июня 2024  16:14 Добро пожаловать к нам на сайт!

Литературно-исторический альманах

Русскоязычная Вселенная выпуск № 23 

от 15 июля 2023 г.

Россия и Регионы

Россия

Лариса Довгая

 

Лариса Павловна Довгая — член СЖ РФ, член Международной федерации журналистов IFJ, значительную часть времени посвятила Новороссийску. Автор пяти книг.

 

СТИХИ

 

У нас свой мир. И он сердечнее

 

У нас свой мир. И он сердечнее.

У нас гавот и сарабанда,

Искрится смех прелестных жен,

И глаз зеленый леопарда

В атласе юбок отражен.

 

Здесь танца легкое движенье,

Томится осень за окном,

Нарядной мишурой растений

Сезонный подфорсив надлом.

 

Прохожих взгляд пустой, поникший, -

Своих забот невпроворот, -

Скользит устало вдоль афишки:

Неужто кто иным живет?

 

Но сквозь бедлам дневного сора

За тихим пламенем свечи

Нам нет ни власти, ни позора,

А человека речь звучит.

 

У нас гавот и сарабанда,

И свой фиалковый сезон,

Здесь музыка, стихи и правда,

Что вздох за высохшей слезой.

 

Уже не приезжай

 

Уже не приезжай, -

       Тебя уже не ждут.

Спокоен стук дождя.

       Все мирно, все привычно.

Я лампу погашу.      

       Мне дорог мой уют.

Я не услышу шум

       Заезжей электрички.

 

Предпраздничный покой –

       Спустившаяся ночь

Навстречу распрямит

      Небесные начала

И с высоты светил

       Мне сможет вновь помочь,

И обрести пути,

       И смысл найти в печали.

 

Мы слабы. Не перечь.

       Но вслух скажу: - Мне жаль.

Где ж сердце поберечь,

       Просящее пощады…

Вину сними с меня.

       Молчи. Не приезжай.

Мне надо все понять,

       И все принять, прощая.

 

Как то вечером...

 

Мигает лампа, ужин на столе

Бесхитростный, как жизнь при огороде,

Поет соседка, ухо подперев,

В печали смотрит Николай-угодник.

Устала в поле днями напролет,

Оцепенение в потухшем взгляде…

Она поет, да о бровях вразлет,

Да о труде в передовой бригаде.

Ей все равно: стоит в чехле баян,

Чулок обвисший сполз на голенище,

А муж опять сегодня зол и пьян,

И с топором ее в округе ищет.

Опомнится: наверно, мой просох,

У нас кинокомедия сегодня…

А за порогом – тень, удар в висок

И смерть во тьме на борозде холодной.

И ревность вновь нас сторожит в ночи,

Но кто-то на порог ступает снова.

И в темноте припевочка бренчит

О красоте, о счастье чернобровом…

 

Колокольчик

 

Расстаемся покороче,

А дорога вышла мне…

Вот, ямщицкий колокольчик,

Слышу, вздрогнул в тишине.

 

Месяц встал в небесной стуже,

Но так тих и тонок свет –

Все, что мне запомнить нужно,

Не понять, не разглядеть,

 

Чтоб потом, в гнилую осень,

Снились в свете голубом

Все погосты, злые сосны,

Или звезды над прудом…

 

Тех дорожных, горьких песен,

Колокольчик-оптимист,

Что же бьешься, что трепещешь

На отъезд: - Поберегись!?

 

Все забуду окаянно

В чужедальней стороне,

Может, там счастливой стану…

Впрочем, что там, обо мне…

 

Слово Петра

 

Государь для Отечества – труженик,

А не вотчинник седлый, как встарь.

Государь – твоя мысль  и оружие,

И надежа твоя – государь!

 

Благо общее власти правее –

На делах показал, прорубил,

Живота на трудах не жалея,

Самодержец и бомбардир.

 

Мне же, плотнику, что за награда,

Крест свой нес из отмеренных сил,

Кто страну под Андреевским флагом

Сам со стапелей в море пустил.

 

Не тиран, не вождек азиятской,

Но – России всеподданный сын,

Сам возросший на каше солдатской, -

Не последний стране гражданин.

 

Георгий

 

В грозе, что собиралась свыше,

Гнев громом явлен был окрест –

Был кто-то на земле услышан

И на горе увидел крест.

 

А ниже рассмотрел во мраке

Сквозь пелену слезы своей,

Как змей метался в смертном страхе,

Прибитый челюстью к скале.

 

Рассвет скользил по темным склонам,

Предутренняя шла звезда,

А звон подков посеребренных

Пел у подножия креста.

 

Крушили гору волн удары, -

Чернец не опустил лица

И правило монахов старых

Довел спокойно до конца.

 

И тих, и мал за валунами

Он удалялся – сам в своем…

А травы кланялись волнами

И упивались въявь дождем.

 

Элегия 

 

Есть милосердие в дожде,

В стеклянном стуке неустанном, –

Окрест нужды, вослед вражде

Идет по миру тихий странник,

Идет потерянной тропой,

В потемках постучит в окошко:

- Поплачь же, свет мой, я с тобой

Поговорю еще немножко.

 

- Там ветер осенью простыл,

Горчит кострами поневоле,

Там умирает до весны

Ножом изрезанное поле,

И желт закат, и грачий грай

Под сумерки, что жуть нагая,

Огней осенняя игра

Листом последним догорает.

Ледовой тягою с утра

Накроет все. Так будет лучше.

Есть милосердие в ветрах,

Зерно грядущего несущих!

 

По темным рекам сон плывет

Густым течением венозным,

И боль, как первый тонкий лед,

Застынет в отраженье звездном.

Сквозь тьму прорежутся лучи,

И в пенье ангелов служивых

Слез обращаются ручьи

В охапки легкие снежинок.

Они в служении святом

Над гноищем заиндевелым

Летят и прошлое бинтом

Надежно покрывают белым.

Зерно баюкает пурга,

И большей не проси награды –

Есть милосердие в снегах,

Снегах прощенья и пощады…

 

 

 

Rado Laukar OÜ Solutions