19 мая 2024  08:46 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная

выпуск № 20 от 15 октября 2022 года

Русскоязычная Германия

Русские барды - песни и судьбы - Марина Гершенович

Марина Гершенович

Печаталась в 12 и 15 номерах 

 

 

СТИХИ

 

С отцом-алкоголиком вырос сосед.
Сосед говорил мне, что радости нет
ни в школе с друзьями, ни в спорах с отцом,
ни в играх на улице, ни под венцом,
ни в отчей квартире, ни в мире,
ни в тесном военном мундире.
Он знает об этом с рождения, но
он книг не читает, он смотрит кино —
один из тех фильмов, где как на ладони
раскрыта интрига за счастьем погони.
Там злая столица не верит слезам,
но если взмолиться: "откройся, Сезам!"
то в некой известной нам мере
ко благам откроются двери.
И фильм номер два, где не пролита кровь,
где голуби в небе, а в сердце любовь
и множество глупостей мнимых,
причислен к одним из любимых.
Так было когда-то в каком-то году.
А нынче, ребята, в кромешном аду
бредут персонажи затрёпанных лент.
Что может быть гаже загубленных лет?
И лает как пёс телевизор в углу,
и старый сосед мой лежит на полу
под фильм, где реклама парада,
и плачет: -"Не надо... не надо."
1.10.22
 
 
 
***
 
Сердце, ты справишься с тем, что увидишь?
Ты на родном говоришь и на идиш.
Даты увидишь на свежих могилах.
Всё, что глаза уже видеть не в силах.
То, что глаза потеряли, — лишь зрение,
их не пугают ни страсти, ни тление,
ни перспектива, ни виды оружия,
ни пехотинцев ряды, ни хорунжие.
Слепы глаза от беды, как от перца.
Их заменило мне зрение сердца.
Так мне вольнее. Но так и больнее
знать о беде, спать и бодрствовать с нею,
силиться вымолить свет и пощаду
всем, кто вплотную приблизился к аду.
Сердце, ты справишься. Ты многожильно.
Это лишь я так слаба и субтильна,
что от бездонного жизни оскала
навзничь упала, любовь расплескала.
26.09.22
 
 
***
 
Облачно над Рейном и пустынно.
Я гляжу на город сверху вниз.
За стеклом оконным паутина
жестяной опутала карниз.
Словно намагниченная кружит
муха, по карнизу семеня.
Маленькие глянцевые лужи
снизу вверх глазеют на меня.
Крик вороний и сорок трещетка
в кронах, что колышатся едва.
Огрубев за лето, желтой щеткой
вдоль дорог топорщится трава.
На душе не горестно, но пусто,
как в густом саду после грозы.
Где-то рядом с августом Августа
всё плетет корзинки из лозы.
Как и я, она всему чужая,
с неприметным внутренним огнём
ожидает праздник урожая,
делая работу день за днем,
проживая время без упасу
как давно заученный урок,
и надеясь к Яблочному Спасу
всё решить и всё закончить в срок.
01.08.22
 
***
 
Каждое слово промыто
тёплой соленой водой.
Прячет старуха корыто
в угол укромный: -"Тудой..."
Веник из веток берёзы
сушится над головой.
Катятся светлые слёзы: -
" Радуйся, дед,что живой."
Все рыболовные снасти
в подпол снесла до весны:
-"Господи, всё в твоей власти,
не беспокойся за ны."
Незачем рыбку у моря кликать
обветренным ртом.
Пожили в счастье и в горе,
вот и спасибо на том.
29.03.22
 
***
 
Не могу без сладкого, а нету.
Вспомнилось, как много лет назад
в киноленте девочке конфету
подарил молоденький солдат.
Фильм послевоенный, кадр финальный,
девочка под тусклым фонарём,
старый монохром документальный,
и сюжет, застывшим янтарем,
в памяти моей давно хранится:
улицы, домов нестройный ряд,
стайки горожан, простые лица,
и глаза, что в камеру глядят.
Трудятся, завалы разбирая,
правят мостовые и мосты,
только что Вторая мировая,
скорчившись, откинула хвосты.
Вновь кручу тот фильм, в плену иллюзий
возвращаюсь сквозь тоску и стрём
к той одной, древнейшей из инклюзий
— к девочке под тусклым фонарём.
А она жуёт свою конфету,
что вернулась к ней, минуя тлен,
из руки солдатской. Ты ли это?
Ты ли там стоишь, Лили Марлен?
29.03.22
 
***
 
Потемнев лицом, устав от мата,
в общем, справедливого, с душой,
обниму растерянного брата:
- Тихо, тихо, ты уже большой.
Говорит, стуча зубами дробно:
- Как же с нами так, пойми же ты,
всё ведь было, вроде бы, беззлобно
— ленточки, пилотки, и понты.
А теперь истерика да тризна,
кровь, кутья, и выбелен висок.
Ты люби, люби меня, отчизна,
я твой тонкий колосок.
27.03.22
 
***
 
Милый друг мой, рвётся там, где тонко.
Рвётся всё, снаружи и внутри.
Вместо дома круглая воронка.
Вот она на снимке, посмотри.
В той воронке, словно в черной чашке,
крошево бетона и земли,
а под ним — жильцы многоэтажки.
И они себя не сберегли.
Время вспять кручу в уме,
и эти мысли бессознательны, как бред:
люди были живы, с ними дети,
и варился на плите обед.
Всё колдую тихо "крабле, крибле,
эйн, цвей, дрей" — не подымая век.
Ты не видел как они погибли.
Друг мой, ты счастливый человек.
26.03.22
 
***
 
А мой дражайший друг
уехал жить на дачу.
Там холодно еще,
но тихо и светло.
Я, думая о нем,
то вскрикну, то заплачу,
и каждый новый день
стал хрупким как стекло.
Не бойся, говорит,
есть каша, хлеб и свёкла,
нам с папой не впервой,
мы жили не бог весть,
нет, денег нам не шли,
а выбитые стёкла
когда-нибудь потом
заменим, время есть.
А время против нас,
стрельба даёт отдачу
по слабому плечу,
по сильному плечу.
Так и живу теперь:
то вскрикну, то заплачу,
то много говорю,
то снова замолчу.
23.03.22
 
***
 
Я очень грешный человек,
и отдаю отчёт
зачем тружусь я весь свой век:
чтоб знать наперечёт
мои никчемные дела,
из них не вышел толк,
всё туже давят удила,
всё возрастает долг
за мне дарованный глоток
волшебного питья,
за чудо, что дало росток —
и это жизнь моя.
Иди вперед, безгрешный брат,
я пропущу тебя
туда, где милости дарят,
и чествуют, любя.
Ты эти блага заслужил,
ты свят и славен ты.
И если так, ты и не жил
среди мирской тщеты.
19.03.22
 
 
КРАСНАЯ ШАПОЧКА
 
С нею мы встречаемся, но редко.
Разный график выхода в народ.
Кто она? Она моя соседка.
Ниже этажом одна живет.
Знаю, что вдова, пенсионерка.
Пенсия приличная? Враньё.
Вязаная шапка-маломерка
украшает голову её,
красная, как мак или калина,
кто бы знал, кто шапку ей связал.
Вот она — "´nen schönen Tag, Marina"—
побрела с корзинкой на вокзал,
пирожки раздать приезжим детям,
и бормочет то, что мне вчера
говорила: мол, конечно, встретим,
как нам жить на свете без добра,
без сердечных слов обыкновенных?
Вот же волки, ах, да что слова,
воля бы моя, я б всех военных
враз бы порубила на дрова.
Вот такой сюжет у нашей сказки.
Шарль Перро об этом не сказал.
Беженцы, войска, вакцины, маски,
пирожки в корзинке на вокзал...
16.03.22
 
***
 
Кошка, говорю, смотри на птичек
в красках угасающего дня.
Не меняй условленных привычек.
А она не слушает меня.
Говорю: весна, такая малость,
листики проклюнулись на свет.
Да куда ж ты снова подевалась?
Вот была, а вот ее уж нет.
Видишь кошка, как природа лечит,
как готовит сад земной любви,
тот, который всех очеловечит,
заключив в объятия свои.
Детка, мы пойдем бродить по свету,
подскажи мне, где он, этот сад?
Оглянусь — а кошки рядом нету.
Умерла всего-то год назад.
14.03.22
***
 
Время сбоя циферблата
и порушенных стропил.
Понимаешь, что когда-то
ты когда-то их любил —
тех людей наивных, хмарных,
безземельных земляков,
то ли плотников кустарных,
то ли нищих бурлаков.
И теперь усталым взглядом
провожаешь в мир иной тех,
кто доблестным отрядом
обречен на перегной.
Озарён фонарным светом,
из щелей, из всех прорех
на любовь твою ответом
щерится четвертый рейх.
13.03.22
 
***
 
Мы уезжали, как вы,
без причала,
ждущего нас на другом берегу,
в качке житейской,
и глухо звучала песня:
"Вы едете в лапы к врагу"
Горечь разлуки и страха
атаку перемолов на крупу и муку,
мы увозили себя и собаку,
книги, и всякое лыко в строку.
Встретили с чистой душой
и заботой странной для нас,
непривычных к теплу.
И завывющей в спину
зевотой песня звучала:
"Сидите в углу" Мы подружились
с картавою речью,
выжав из сердца раба и скота.
И отголоском, как боль и увечье,
вновь догоняет нас песенка та,
в душу свистит, хохоча, лицемеря
то под гармонику, то под дуду,
и воскрешает убитого зверя г
де-то когда-то в каком-то году.
11.03.22
 
***
 
Слова бессмысленны и грубы.
И горек плод больных идей.
Мне проще плакать, стиснув зубы,
чем словом убивать людей,
и, ощутив над головою
тень гнева и дамоклов меч,
любить бездумно всё живое
и всё любимое беречь.
Когда ко мне вернется слово,
я снова буду на посту —
с остатком крошева зубного
в своём пустом, бескровном рту.
09.03.22
 
Rado Laukar OÜ Solutions