15 апреля 2024  21:30 Добро пожаловать к нам на сайт!

Альманах

Русскоязычная Вселенная № 25 январь 2024 г.

 Россия

 

Мария Малахова

 

Махова Мария - родилась и живёт в городе Иваново. Окончила МГИК, театральный режиссер. Лауреат многих фестивалей АП, в том числе Грушинского (1991). Работает в Ивановском Тинейджер Центре, преподаёт психологию общения и актёрское мастерство. Пишет и ставит детские сказки, так же пишет сказки для Ивановского областного драм.театра. Пишет песни на свои стихи. С 2014 года — член Союза российских писателей. Обладатель премии "Триумф" в области педагогики. Автор книг "Маме Кенгуру" (стихи, проза), "Другие вещи" (стихи, проза), "Дети пропавших лётчиков" (стихи), "До Ку Тур" (проза), "Бог играет на флейте" (детские стихи)

 

СТИХИ

 

Время
 
Кто там кого простил, но не видно слёз,
кто там кого обидел, легко и глупо,
выпить бы коньяку, хоть бы кто принёс,
суп на плите остыл, ладно, выпью супа.
С неба идёт то снег, то опять вода,
нега нам, или бред, в голове ли, над ли?
Поздно нас переделывать, вот беда,
можно перекрутить — переделать вряд ли.
Можно в уме раскладывать, что за чем,
думать, что всё успеешь — а ночь всё ближе,
выскользнет тихо время в дверную щель,
было, и больше нет его — время вышло.
Можно удачу выпросить у судьбы,
шанс или шаг один и бежать по следу,
где же ты чижик-пыжик, ну где ты был,
так, наглотался ветра, а мог бы — света.
Но не срослось, уйми в тонких пальцах дрожь,
веки закрой, всмотрись в цветовые пятна,
нет, не обманешь время, не проведёшь,
нет, никого уже не вернёшь обратно.
 
* * *
 
И хочется не видеть и не трогать,
и не вникать, чтоб болью не задело,
и хочется узнать, насколько долго
вот это всё...
В рисунке чёрно-белом
и в сходстве чьих-то обликов портретных,
и в чёткости и точности излишней,
так хочется узнать про два ответа,
про то, какой из них мне будет ближе.
Но крутятся всё так же два пространства,
и говорят про некие пределы
на языке своём шарообразном,
про чёрное, сменяемое белым,
но степень роста, как и треск рубахи,
что лопнет, если сделать вдох глубокий,
не даст ответа на вопрос напрасный
о том, куда мы выплывем в итоге.
Когда бы повторение сюжетов
нас научило быть умней и строже,
но дело ведь не в этом, нет, не в этом,
и мы не будем повторяться больше,
нас что-то гложет горько и невнятно,
как будто нас неправильно учили,
как будто мы пришли, а нас не надо,
как будто знали нас, но позабыли.
 
Объяснять
 
Объяснять всё с начала, не двигаться, объяснять,
забираться опять в туданепонятногде,
ничего не добиться, устать, говорить опять,
пролистать эти дни, оставить и не задеть,
объяснять от Адама,
от хаоса,
от звезды,
от эфира и хроноса,
космоса,
от ребра,
от начального и рассеянного, как дым,
от пологого и закрученного в спираль,
от холодного, потерявшего жизнь и свет,
от горячего и сжигающего мосты,
от неслышного «да», в котором и да, и нет,
от последнего сна,
от полюса,
от версты.
Объяснять – принимая, слушая, не деля –
в третий раз, в сорок пятый, в сотый, да как пойдёт,
прижимая к вискам ладони, опять с нуля –
для себя,
для того, кто рядом,
для дней вразлёт,
для углов этих треугольных, где всё темней,
для теней, для уставших лун, для погасших глаз,
для того, что ещё живёт в этом хмуром дне,
для всего уже перекрученного не раз.
Объяснять, не сбегая прочь, не взирая на,
собираясь в две точки в хаосе и в уме,
не смотреть на часы,
не выть,
не сходить с ума...
Перейти на тире...
На паузы...
Онеметь.
 
* * *
 
9 ноября – День Рождения Ивана Сергеевича Тургенева
Новым чувствам всем сердцем отдался,
Как ребенок душою я стал;
И я сжег всё, чему поклонялся,
Поклонился всему, что сжигал.
 
* * *
 
Мне жаль…
Мне жаль самого себя, других, всех людей, зверей, птиц… всего живущего.
Мне жаль детей и стариков, несчастных и счастливых… счастливых более, чем несчастных.
Мне жаль победоносных, торжествующих вождей, великих художников, мыслителей, поэтов.
Мне жаль убийцы и его жертвы, безобразия и красоты, притесненных и притеснителей.
Как мне освободиться от этой жалости? Она мне жить не дает! Она, да вот ещё скука…
О скука, скука, вся растворенная жалостью! Ниже спуститься человеку нельзя...
Уж лучше бы я завидовал, право!
Да я и завидую – камням…
 
 
* * *
 
Осенний вечер... Небо ясно,
А роща вся обнажена —
Ищу глазами я напрасно:
Нигде забытого листа
Нет — по песку аллей широких
Все улеглись — и тихо спят,
Как в сердце грустном дней далеких
Безмолвно спит печальный ряд.
 

* * *

 

Время убивает

или просто косит.

Человек бывает,

Убывает вовсе.

 

Словно электричка,

пронесется в небо,

имя или кличка,

был он или не был?

 

Кто его запомнит,

как здесь изъясняться?

Он во мраке комнат

будет появляться

 

Он стоит спиною,

я глаза прикрою...

Господи, со мною,

будь пока со мною...

Раз мышления над ответом

 

Увы, одно понять могу -

Что неудачам нет начала.

В ковчеге места слишком мало,

Я остаюсь на берегу.

 

И новый день уныл и пуст,

На вдохе постигает сон мой,

Испить из чаши поднесенной

Нельзя, не размыкая уст.

 

А есть спасенье или нет,

Узнает рано или поздно,

Тот, кто не задавал вопросов,

А кожей чувствовал ответ.

 

* * *

 

Не надо думать за меня!

Не надо отражать меня

в стекле иль в зеркале,- что вечность,

когда мне не хватает дня,

лицо - ничто, когда есть Нечто,

не надо отражать меня!

 

Мне думой был подарен день.

Себя искала только здесь,

в немом преображеньи неба,

когда проходит дождь - в воде,

когда приходит смерть - в нигде,

когда уходит лето - в этом.

 

А Лель - игрок,а не пророк.

Он проиграл Весну, и смог

напиться талою водою.

Не отражай меня ,листок.

Не отрицай меня, мой Бог.

Доверься мне и будь со мною.

 

* * *

 

Так Он сказад Петру - оставь

свой невод, и идем со Мною.

Я говорю тебе другое -

иди к воде, пускайся вплавь.

 

Не можешь плыть - вернись в свой дом,

плот смастери, чини свой невод,

и рыб лови, и, глядя в небо,

не упускай молчанья вод.

 

Не упускай движенье дней,

и знай - искусство безопасно,

когда тебе давали царство,

А ты лишь рыбой был на дне.

 

* * *

 

Понадеялась мамка, что даст ей Господь благодать.

Колыбелила, верила, мягко стелила поспать.

Примеряла банты, кружева на головку ее,

да молилась, чтоб выпало дочке иное житье.

 

А коль конь добредет до тех мест, не воротится конь,

и огонь не возьмет ту избу, и вода не проймет.

Понадеялась мамка, что будет ей старой покой,

коли дочке доверит про верное средство свое...

 

Что по осени хлябь, а что твердь по зиме на земле,

только сон в три версты по следам чужеродной души,

понадеялась мамка, что ждать всего несколько лет,

и откроется девочке выход из этой глуши.

 

А что ставни открыть, а что темную воду ночей

пить из ведер, из окон далеких колодцев пустых...

Поднимается девочка над колыбелью своей,

и становится легкой добычею ветров глухих.

 

Понадеялась мамка на добрую старость себе,

понадеялась мамка, да ветер один на порог.

К колыбели подходит, да только пуста колыбель,

только птица одна в небе темном летит на восток.

 

 

...А по утру на том берегу колоколили колокола,

то ли девки в миру, то ли леший в бору напевал...

А по утру ветра уходили к ветрам,

уносили ветра дым далекого дома

к горам...

 

 

* * *

 

Поклонись земле ниже пояса,

счастья не ищи, если незачем,

и от помощи, как от поезда,

не спеши бежать, моя девочка.

 

Этот край не жизнь, но его так жаль,

да и век уже на исходе как,

а куда бежать - кулачек разжать,-

улетит душа вертолетиком..

 

жить, не считая дни

 
Жить, не считая дни,
ни в чём себя не винить,
думать, что всё наладится,
что всё само утрясётся –
да только не получается,
как-то не удаётся…

Иду по дороге грязной,
не вижу, куда ступаю.
Какой там сегодня праздник?
Не знаю. Не понимаю.

Укрыться от всех известий,
исчезнуть за поворотом…
…А мама сыночка крестит,
глядит на родное фото,
и что-то тихонько шепчет,
и крестит, и крестит снова…
На мир опустился вечер,
а мир – это просто слово,
податливое, как мячик,
как белый листок бумажный,
оно ничего не значит,
но как же тогда, но как же?..

О, тонкая нить – надежда,
как наша мечта о чуде,
что всё будет так, как прежде,
что всё непременно будет,
а кто там идёт за мною,
разбит, одинок, потерян,
давай я тебя укрою,
давай я в тебя поверю,
и до, и сейчас, и после,
от севера и до юга,
на все времена и грозы
давай мы спасём друг друга
 

тьма уйдёт

 
Всё было уже когда-то.
Я помню и те закаты,
и прежние миражи.
И станет тебе наградой
спасённая кем-то правда,
спасённая чья-то жизнь.

Так бродишь в ночи кромешной,
растерянный и нездешний,
но что-то как будто держит,
толкает тебя вперёд.
Идти через мрак и между
отчаяньем и надеждой...
Мы встретимся?.. Да, конечно.
Мы встретимся... Тьма уйдёт.
 

беги


И неважно уже, чьи прогнозы сбывались вчера.
То, что раньше держало – не держит и больше не греет.
Если выпало доброе утро, беги со двора.
Если утро не доброе – тоже беги, но быстрее.

Будет небо другое и солнце другое, но кто
нынче скажет, что верно, что нет и где главная правда,
никого не зови за собой, ты уже далеко,
всё равно тот, кто нужен, с тобою останется рядом.

Нынче время сквозное и дуют лихие ветра,
становясь с каждым часом и днём только злее и злее…
Если выпало доброе утро, беги со двора,
ну а если не доброе – тоже беги, но быстрее
 

всё там же

 
Так и летаем
то вверх, то вниз,
капля за каплей
уходит жизнь,

как же всё быстро –
стою, смотрю,
кружатся листья
по сентябрю.

Кто-то заметит,
а кто-то нет,
первое, третье,
ноябрь, снег,

полночь ли, полдень
одним куском,
кто-то запомнит
седым виском.

Время навылет,
не видно лиц,
где же мы были,
куда мы шли,

где наши дети
и где тот мир?
Вот вам ответы
и новый миф.

Но ты работай
и верь в прогресс,
Господи, что там?
Всё тот же крест.

Как бы нам к свету
из этих ям…
Господи, где Ты?
Всё там же, там
 

где ты мама и оркестрик

 
Здесь – колдобины и камни, там – болото и овраг.
Мама, где я и куда мне? Всё неясно и не так.

По листу сползают капли, им не страшен их маршрут.
Я совсем не знаю, как мне удержаться на ветру.

Солнца не видать за лесом, туч всё больше в каждом дне.
Про надежду и оркестрик ты когда-то пела мне.

Мы под снегом и метелью шли из сада моего,
пели и вперёд смотрели, не боялись ничего.

Шли дорогою знакомой, а как будто бы чужой –
далека дорога к дому и нелёгок путь домой…

…Жизни мало, силы мало, ветры воют впереди…
Где ты, мама, где ты, мама…
далеко не уходи.

….
...И вытаскивал из жести,
и приказывал: живи
 «надежды мааааленький оркестрик
под управлением любви…»
 

завтра лето кончится

 
Мир куда-то катится,
всё куда-то валится.
Никуда не спрятаться,
каждому достанется.

Высоко над окнами 
звёзды в небе россыпью…
Доживу до вторника.
А потом до осени.

Время заморочено,
маятник качается.
Завтра лето кончится,
ну а мы останемся

со своей бессонницей,
да с тоской бескрайнею…
Господи, как хочется,
чтобы мир стал правильным!

Хочется без лишнего
и без безобразного,
хочется, чтоб выжили
и остались в разуме.
Rado Laukar OÜ Solutions