Опубликовано в журнале СловоWordномер 46, 2005

19 июня в Лондоне состоялся финал турнира поэтов, где были определены победители 2005 года. Но сначала немного об истории турнира *).

Поэт и литератор Олег Борушко в 2003 году собрал в Лондоне первый турнир. Его Победительницей и Королевой стала Мария Гордон, наша землячка, радующая телезрителей в Нью-Йорке своими репортажами каждый день.

Турнир был замечен и освещён по всему миру, благодаря чему второй турнир состоялся при скоплении и напоре спонсоров, важных членов жюри и 300 зрителей в том же Лондоне летом 2004 года. В жюри были такие известные люди, как Римма Казакова, Юрий Поляков, Михаил Попов, Сева Новгородцев, Мария Гордон и другие официальные лица.

Королевой турнира была названа Марина Гершенович из Германии. “Приз зрительских симпатий” получил нью-йоркский поэт, Михаил Бриф.

Не обошлось без недоразумений. Дело в том, что по сумме голосов от жюри и зрителей (их общий голос приравнивался к одному) Юрий Юрченко и Марина Гершенович были равны. При этом огромный успех и преимущество в голосах от зрителей были у Юрченко. Почему же Гершенович была названа Королевой? По свидетельству финалистов прошлого года, Олег Борушко высказал мнение, что оценивать надо стихи, а не актёрское исполнение, в чём явно преуспел не только поэт, но и актёр, – Юрий Юрченко. А жюри, по мнению О.Борушко, оценивало стихи, отдав предпочтение М. Гершенович. Но общие суммы голосов были равны. Очевидно, для таких ситуаций и нужен председатель. О.Борушко заявил, что, как у председателя, у него два госова и этот (замечу, “вдруг появившийся”) голос он отдаёт М.Гершенович. Юрий Юрченко, с удивлением узнав о своём втором месте, прямо на сцене отказался от Серебряной короны и денежного приза и ушёл, заявив: “В поэзии вторых мест не бывает!”. Недоразумение переросло в приличный скандал на интернетовских просторах, закончившийся изданием бестселлера “Литературные скандалы XXI века. Турнир поэтов в Лондоне” (Академия, 550 стр.), подготовленным самим Ю.Юрченко. Я не был на турнире 2004 года и могу лишь пересказать то, что узнал из сети и уст финалистов прошлого года. Оказывается, что недоумевает не только сам Юрченко, но и несколько финалистов 2004 года. Для многих осталось непонятным, как можно объявлять о двойном голосе председателя, не оговорив это заранее в условиях турнира, и почему один (изобретённый) голос председателя сильнее сотни голосов зрителей, отданных за Юрченко, а не за Гершенович.

Какое это всё имеет отношение к 2005 году? Прямое. На мой взгляд, именно скандал с Юрченко, его широкое обсуждение и изданная книга, привели к падению уровня организации турнира в этом году, спонсорства, интереса к нему со стороны самих лондонцев и прессы, что большой минус. Но был и плюс: в этом году Олег Борушко старался сделать турнир чище, прозрачнее, справедливее. Вот вам и польза от интернетовских сайтов, зорко наблюдающих за происходящим.

 

Итак, 19 июня 2005 года прошёл финал турниров поэтов, бардов и поэтов-детей. Из 350 рукописей были отобраны следующие финалисты 2005 года:

Поэты (на фотографии слева направо после Олега Борушко с микрофоном): Александр Мельник (Бельгия), Михаил Этельзон (США), Николай Караев (Эстония), Зоя Жаржевски (Франция), Леонид Израелит (США), Марина Алиду (Франция), Ася Гликсон (Израиль), Aндрей Сапожников (Германия), Ольга Табачникова (Великобритания), Михаил Сипер (Израиль), Инокъ (Великобритания).

Неприехавшие финалисты: Маргарита Эстерле (Испания), Наталья Бельченко (Украина), Дмитрий Тюльпанов (США), Ирина Акс (США).

Барды: Марианна Тарасенко (Эстония), Александр Танин-Шульман (Германия), Рауль Ратман, (Ирландия), Александр Даян (Израиль), Марина Меламед (Израиль), Леонид Ваксман (Израиль), Евгения Голосовская (Швейцария), Андрей Кравцов (Испания), Кирилл Терр и Анна Бондарева (Франция).

В жюри турнира 2005 Юрий Поляков (Москва, вне фото), (на фото слева направо): Александр Городницкий (Москва), Марина Гершенович (Дюссельдорф), Мария Гордон (Нью-Йорк), Александр Бригинец (Киев), Вадим Степанцов (Москва), Александр Вулых (Москва), Сева Новгородцев (Лондон), Олег Борушко (Лондон, председатель).

Дети: Юлия Панкратова, 14 лет (Великобритания), Даниэла Пикур, 12 лет (Россия), Андрей Серов, 10 лет (Великобритания), Инна Рапопорт, 13 лет (Германия), Далер Болтаев (Великобритания).

По условиям конкурса, каждый финалист исполнил стихотворение по обязательной программе, написанное на строчку Пушкина “Британской музы небылицы”. В прошлые годы такими обязательными строками были “Что нужно Лондону, то рано для Москвы” и “Скучая, может быть, над Темзою скупою”. Во второй части турнира финалисты исполняли по два произвольных стихотворения, прислав на турнир по девять. Места определялись по сумме мест от всех членов жюри, зрителей (один усреднённый голос) и малого жюри из прошлогодних финалистов (один усреднённый голос). По сумме баллов выше всех была Зоя Жаржевски, на второй ступени – Леонид Израелит и Ольга Табачникова, на третьей ступени – Михаил Сипер и Михаил Этельзон. Учёт особого мнения малого жюри и голосов зрителей определили окончательное распределение мест и призов. Вот вам и плюс упомянутой критики: процедура была оговорена в правилах, никаких изобретений и волевых решений со стороны Олега Борушко. Результат? Никаких скандалов.

Зоя Жаржевски (Франция) получила Золотую корону турнира и звание Королевы, поразив жюри и многих финалистов (включая меня) своим зажигательным исполнением эпатажно-иронического стихотворения, которое ниже привожу целиком.

СТИХИ О СЕБЕ

Друзьям

Пусть говорят, что мало благородства

В столь бурном восхищении собой,

Но чувствую я всё же превосходство

Своё над окружающей средой.


А в чём оно? Весьма легко ответить.

Да в том, что я, во-первых, – всех умней,

Но так проста, что проще трудно встретить.

И тем пленяю я сердца людей.


Мой дух – метель и огненная лава,

И всё же он отзывчив, как струна.

И если кто-нибудь достоин Славы,

То это – Я. Из многих – я одна.


Когда она придёт ко мне – не знаю.

При жизни? Иль за гробовой доской?

Смеётесь? Пусть. Ваш смех я понимаю –

Вы каждый день общаетесь со мной.

Вы так привыкли к моему сиянью,

Что не осознаёте чуда в нём.

Большое видится на расстояньи.

Пророка нет в отечестве своём.


… А в той стране… Как мне забыть её?

Я там была, как из другого теста,

Меня всё время ставили на место.

Но это место было – не моё.

***

Леонид Израелит (США, Нью-Йорк) получил серебряную корону, оставив глубокое впечатление своим стихотворением “Памяти отца”.

 

Ольга Табачникова (Великобритания), получила бронзовую корону. Образность и выдержанный тон отличают её стихи. Вот строки из стихотворения о фонарях:

У фонарей почти всегда

Такая рабская осанка,

И в сердце горького осадка

У них скопилось на года.

Весь век согбенными стоять,

В одном строю, не спать ночами;

Смотреть печальными очами,

Но улыбаться и молчать.

Михаил Сипер (Израиль) получил приз “Поэт и Толпа”, прочитав замечательное стихотворение, посвященное отцу. Даже по первой строфе можно проникнуться чувствами поэта:

Год, начавшийся смертью отца,

Мерной поступью тянется к Лете,

И такой надвигается ветер,

Что поднять невозможно лица…

Ася Гликсон (Израиль) получила специальный приз от Литературной газеты. С удовольствием отмечу, что и на мой вкус её стихи замечательны. Приведу начало и конец стихотворения “Зарисовка”:

Той ночью закончился век,

Какой – совершенно неважно.

И праздничной скатертью влажной

Ложился на улицы снег.

………………………………..

И маленький брел человек

Сквозь праздничный дым коромыслом.

В чем смысл? Нет особого смысла.

Так просто – закончился век.

Николай Караев (Эстония) получил приз ордена куртуазных маньеристов

Я знаю: нужно словно талисман

Упаковать и веру, и надежду

И поместить их аккуратно между

Бесцветных строк полночного письма…

Поэт Александр Вулых отметил очень высокий уровень всех поэтов-финалистов по сравнению с любыми московско-петербургскими литературными тусовками, авторитетно упомянув о своей осведомлённости в этом вопросе. Ему никто не возражал.

Бардам повезло меньше. Александр Городницкий выразил мнение, что было слишком много аккордов и мало поэзии, то есть, по сравнению с выступившими поэтами, барды разочаровали жюри уровнем своих стихов, и первое место не присудили никому. Второе место получила Евгения Голосовская (Швейцария), а третье место разделили Марина Меламед и Леонид Ваксман из Израиля.

Среди без сомнения одарённых детей на фоне одухотворённых родителей победил Андрей Серов (Великобритания).

А в десять лет уже бесспорно

Скажу я вам, мои друзья

Любви все возрасты покорны

И с Пушкиным согласен я.

Турнир проходил в отдалённом от центра Гринвич парке, в большой палатке на сильной жаре. Рядом расположились торговые лотки с различными сувенирами, картинами, антиквариатом, книгами и дисками, в том числе и самих участников турнира. Продавалась и прекрасно изданная книга стихов финалистов по 8.5 фунтов ( $17).

Конечно, закуски и напитки, включая российское пиво с лондонской температурой. В общем, было всё, что должно быть на Фестивале Русской Культуры. Ах, да, я забыл сказать, что рядом, или вместе, или вместо проходил этот самый фестиваль и совершенно бесплатно за ту же жару. А рядом с Фестивалем, наверное, случайно проходил Турнир Поэзии и совсем не бесплатно:15 фунтов ($30).

В результате, на турнире поэтов было не более 30 зрителей. Это после 300 болельщиков в прошлом году.

Слышал, что на прошлом турнире было множество разных издателей и обилие спонсоров. И в этом году писали, что “Оргкомитет пригласил к участию редакторов крупнейших…” (далее 22 издания со всего мира). Здорово!!! Но “пригласить к участию” и “уже таки участвовать” немножко разные состояния. Так мне кажется. Ах, если бы этих редакторов и представителей набить в палатку “за бесплатно”, то я бы сбился со счёта.

Хочу отдельно остановиться на вопросе отбора финалистов. С удивлением я открыл для себя, что финалистов отбирает лично Олег Борушко и никто другой. То есть все 350 рукописей прошли контроль одного человека, вернее, проверку на его личный вкус. Правомерно ли это? Олег утверждает, что умеет отобрать лучших и разных. Это главное, на его взгляд, ведь победителей отбирает жюри, а не он один. А в жюри – утверждает Олег – он отбирает самых независимых, со своим вкусом. Мол, всё в порядке. Повторяю, членов жюри отбирает тоже сам О.Борушко.

Я понял, уже вылетая на финал, что система очень далека от совершенства, почти лотереей определяющая финалистов. Что же в финале? 9 членов жюри независимо прочтут все 9 стихотворений в подборке каждого автора и совсем не случайно, именно по стихам, определят победителей? И я так думал. Выяснилось, что не читали, а лишь слушали те 2 стиха, что авторы исполняли со сцены. Можно ли при этом в полной мере оценить авторов и сравнить их уровень, не поддавшись эффекту исполнения (помните суть скандала с Юрченко? мол, артист, исполнил хорошо, а стихи так себе)? Думаю, что нельзя. У меня не получается. Те же стихи Зои Жаржевской на бумаге не произвели особенного впечатления на многих. Ну, стихи, неплохо, всё на месте, но не более. А когда она исполнила их со сцены, у меня вырвалось: “Ах, умница! – явный претендент на победу!”

Необходимо сказать что турнир важен, полезен и может быть праздником для зарубежных и российских поэтов. И за проведение турниров Олегу честь и хвала. Ведь это совсем не простое дело организовать такой турнир. И хотя над “мелочами” надо бы работать, осталось ощущение отпуска, праздника. Появились новые впечатления, новые знакомые. Авторы из разных уголков земли встретились в одном месте и, как я, увидели друг друга в первый раз. Например, я встретил в Лондоне хорошо известного мне лишь по интернету другого финалиста, замечательного поэта из Бельгии Сашу Мельника. Поэты, во многом как дети, радовались общению с единомышленниками, продолжая общение уже после турнира по интернету. Остался прекрасно изданный сборник стихов финалистов. Остались впечатления от Лондона и замечательной прогулки по Темзе всех финалистов, членов жюри и организаторов. Осталось воспоминание о катаниях на воздушных шарах! Стоп, катаний не было. Обещание о катании было, но не катание. Значит, исправляем: осталось воспоминание об обещаниях покатать на воздушных шарах. Осталось ощущение, что поэзия нужна и важна в современном мире. Поэтому вопрос не в том, нужен ли такой турнир – ещё как! – а в том, чтобы его улучшать и проводить подобные турниры в других столицах мира. Ну, например, чем Нью-Йорк хуже? Правда, Пушкин о Гудзоне не писал и не мечтал. Но писал и даже бывал Маяковский с Есениным. А Бродский (наше всё!), хоть и не из арапов, но из Нью-Йорка. Название? “Маяковский на Гудзоне”, “Бродский в Америке”, “Русские идут”? Нет. Нужно проще: “Нью-Йорк, Нью-Йорк!”

* * *

 

Год, начавшийся смертью отца,

Мерной поступью тянется к Лете,

И такой надвигается ветер,

Что поднять невозможно лица.

Словно гвозди вползают в гранит –

Каждый час оглушительно звонок,

И заходится в крике ребенок,

И ворона над домом скрипит.

Разрастается запахов век –

Пахнет тлением дым сигареты,

Тянет гнилью от берега Леты

И шинелью смердит человек.

Подожди, время, не бронзовей,

Лучше выкурим по сигарете:

Мы тебе не приемные дети

И не худшие из сыновей.

Невозможно понять до конца

Тех, кто в дни изобилья постился,

И зачем, как болезнь, появился

Год, начавшийся смертью отца.

МИХАИЛ СИПЕР (Израиль)

Стихи о стихах

Стихи – это глупость, бессмысленный бред.

С другой стороны – игра, достойная шахмат.

Никчёмная трата ночей, зим и лет,

Но зато, если получится – все так и ахнут!

Вот те – против, а вот те – за!

Но знают те, кому магия стиха знакома,–

Удачно зарифмованная Гипотеза

Становится – Аксиомой.

Ты всё-таки уехал. Может быть,

«Душа моя исполнена тоскою»,

Зато смогу по городу бродить

И не бояться встретиться с тобою.

Ты всё-таки уехал. У окна

Могу не замирать я с мыслью тайной.

И я брожу по городу одна.

И нет надежды встретиться случайно.

ЗОЯ ЖАРЖЕВСКИ (Франция)