13 июня 2024  16:53 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная

выпуск № 17 от 15 января 2022 года

Русскоязычная Британия

Foto 2

Михаил Матушевский

 

Родился в городе Самара (тогда – Куйбышев) в 1947 г.  Здесь же прошла первая половина жизни. По образованию – инженер-теплоэнергетик. В “застойные времена” преподавал в вузе, а лучшая часть жизни проходила вечерами на кухне, где пели и читали своё и то, что сразу становилось своим. В 1990 г., подписав бумагу, где значилось, что я "не исполненных обязательств перед родиной не имею" мы в составе почти миллионной делегации приземлились в Израиле. Впрочем, причины переезда у всех оказались разными. Автор двух книг стихов “Нет причин возвращаться”, Тель-Авив, 2007г., и “Способы передачи тепла”, 2013г. Отдельные подборки в сборниках “Пушкин в Британии”,  “Болдинская осень в Одессе”, альманахе Интеллигент, газете “Зарубежные задворки”. Лауреат конкурса “Пушкин в Британии” в 2008 и 2012 г.

Материал подготовлен Редактором Алексеем Рацевичем

 

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ЛОНДОНСКОМ ТУРНИРЕ

Эссе

 

Богата земля нерусская талантами ещё и потому, что не слишком дорожит ими русская. 

С 2003 года известный  литератор Олег Борушко проводит в Лондоне поэтический турнир с интригующим названием “Пушкин в Британии”. Почему Пушкин и почему в Британии, где он никогда, как известно не бывал? Ну, тут ответ может быть такой: Пушкин не только “наше Всё”, но и “наше Везде”, а Борушко  живёт в основном в Лондоне, и оказалось, что ностальгия по Слову на родном языке чувство универсальное, притягательное и объединяющее людей, относящихся к нему (Слову) с любовью. 

Почему Фестиваль (конкурс, турнир – как угодно) важен? Прежде всего потому, что профессионален. И в творческом, и во всех остальных планах. Попасть в Финал этого конкурса не просто…

В Жюри конкурса – всегда профессионалы. Конечно, определение первого, второго и третьего Поэта (король, королевич и т.д.) условно, но некий соревновательный принцип придаёт Турниру остроту и динамику. 

И ещё. Если бы этот Турнир открыл хотя бы одного настоящего Поэта, его задача была бы выполнена. На мой взгляд, таких имён на Турнире, за все годы, было четыре. Ежегодно, 6 июня, в День рождения А.С.Пушкина, в тревожно гулком и торжественно возвышенном зале церкви Сент-Джайлс собираются поэты из разных стран мира, объединённые одним языком и Поэзией. Но прежде чем собраться, прежде чем их соберёт Турнир, да, прежде пришлось распасться, разлететься по всему миру, пройти путь, сохранив в себе не исчезнувшую тягу к поэтическому слову. А может быть, как раз оторванностью от материка русской речи и объясняется эта тяга и возрастание интереса к русской поэзии не в России и угасание (хочется верить временное) в самой России – именно об этом говорила Римма Казакова в марте 2008 года, в своём интервью на ТВ, тогда же от неё я и услышал впервые о Лондонском Турнире, где она была председателем Большого Жюри. 

 

ЗАВТРАК НА СТОЛЕ 

 

Сейчас я уже не помню, почему в тот день задержался дома позже обычного, но хорошо помню, что накануне жена купила новые салфетки (или как их называют?) такие небольшие прямоугольники из плотной бумаги, мини скатерти, с текстом на темы из повседневной жизни. На этот раз это были карты городов – столицы мира. 

“Овсянку будешь?” – спросила жена разложив четыре новеньких прямоугольника и расставляя тарелки. Я щёлкал пультом – кулинарные программы, экономика, мультики, география - “Мы куда-нибудь едем в этом году?” - Сейчас, сейчас, смотри - Римма Казакова, давно её не слышал, у меня по-моему ещё где-то её сборничек сохранился, как там у неё 

 

Ещё держусь, хоть мне не двадцать лет 

Морщинок нет, сединок тоже нет, 

А если я одна иду в кино 

Ко мне мальчишки вяжутся, смешно. 

 

Да, смешно. Ляля, дай пожалуйста ручку, я записать хочу кое-что 

Знаешь куда мы едем в этом году? В Лондон. 

- ? 

- Потому что я верю в случайности. Потому что ты случайно подложила мне салфетку с картой Лондона, и потому что Римма Казакова только что сказала, что конкурс в этом году проводится по строчке Пушкина “Но Лондон звал твоё внимание, твой взор” 

Я только хочу зайти на их сайт, посмотреть как пишут, что за уровень... 

Мне повезло. Первое, что я прочитал, были строчки Баха Ахмедова 

 

В высоком Лондонском кругу 

Летают чёрные квадраты... 

 

Потом мне повезло второй раз. Моя конкурсная подборка из 10 стихотворений прошла в финал. Это, действительно, была удача, потому что на конкурс было подано что-то окола ста заявок, а в финале оказалось только 10 человек. 

Потом мне повезло в третий раз ( но это выяснилось много позже ), отправив Заявку я ждал ответа. 

В общем, мы поехали в Лондон. И там мне повезло в четвёртый раз. 

 

ЧЕТВЁРТЫЙ РАЗ. ЛОНДОН

 

Узнавание. Это главное, что я могу сказать о своих впечатлениях, не поддаваясь искушению перечислять общеизвестное, связанное со словами Британия, Лондон, англичане. Узнавание до такой степени, будто я здесь уже жил, уехал и вернулся. Но я был здесь впервые. 

До такой степени Образ совпал с Реальностью. Было легко и свежо. Мы поселились в небольшом отеле, совсем недалеко от Пушкинского дома на Блумсбери сквер, где и проходила первая “проба голоса”. Финалисты ещё недоверчиво косились друг на друга и читали дрожащими голосами свои “нетленки”, Борушко дирижировал, Виктор Матизен рассказывал киношные байки. С королевским достоинством вошла красивая женщина – она и оказалась королевой. Королевой первого Турнира и членом Большого жюри Марией Гордон. 

Уже позже, приезжая на другие Турниры, я понял, что для результата важен не столько состав участников, сколько состав Жюри. 

Нас слушали Людмила Улицкая, Лариса Васильева, Михаил Попов, Олег Борушко, Малое Жюри – победители прошлых лет. 

На предварительных чтениях О.Борушко давал последние наставления – “главное читать громко и внятно, а то вот в прошлом году Бах Ахмедов так мямлил, что его вообще слышно не было в Жюри. Правда, первое место всё равно дали...” 

Мне не хотелось читать то, что вечером будет звучать на конкурсе, хотелось как-то сбросить напряжение, первое что пришло в голову: 

 

В семье Мудяевых – удача 

Они украли наш ковёр 

Когда звучала Куккарача 

Толян с перил его упёр 

Отец в тюряге надзиратель 

Где старший сын его сидел 

Он точно знал про Божью матерь 

Лишь то, что он её имел 

И младший сел за групповуху 

Но не об этом разговор 

О них ни слуху нет, ни духу 

И не пойму я до сих пор 

На кой им сдался наш ковёр 

 

Ко мне подошёл Борушко и нехорошо улыбаясь спросил – “А ты почему это в подборку не включил? Не умеете вы правильно сами себя оценивать “ У меня хватило наглости сказать, что в подборку включены более сильные стихи, но я понял, что хорошего ждать уже нечего. 

Вечер. Небольшой зал битком (сколько он вмещает, человек 200 наверное), поэты в первых рядах, поближе к сцене, чтобы удобнее было выходить. Через проход, справа Паша Лукьянов в красной рубашке, память тут же подсказывает - это у которого “Встретишь белую пару с алым букетом крови”, а это Хайнрих Ламволь – “Земля, земля, как много в этом грязи”, а я то что читаю ?! Забыл! Ну не по листочкам же читать! 

Финал начинается всегда одинаково, выходит О.Борушко и хорошо поставленным (а на последних турнирах слегка утомлённым голосом) читает – «Поэт, не дорожи любовию народной», потом представляют поэтов строкой из их стихотворения, первый круг чтения – конкурсное, второй круг ещё два стихотворения. Вот назвали меня и опять к моему удивлению прозвучали строки не из ожидаемых, а из давних-давних стихов:

 

Выйдем мы на станции 

“Университет “ 

Мокрый снег. Который час? 

А который век ? 

 

Но изменилось с тех пор всё – и название станции, и век, и снега нет в помине, единственный шанс, что час тот же самый ещё бывает. 

Все отчитали программу, Жюри Большое и малое ушли совещаться и распределять места, собрали у зрителей листочки для голосования. Напряжение немного спало, но часовой механизм интриги, как всегда продолжал закручиваться в кулуарах. 

И вот итоги. “Приз зрительских симпатий” – пауза, пауза – я оглушён – Михаил Матушевский, Израиль. Спасибо залу, спасибо тем, кто слушал и услышал. Но это 

значит от Большого Жюри – ничего, это было ясно после всех замечаний Борушко. Третье место – Юрий Бердан 

 

В зеркале печальная картина 

Хоть сейчас веди меня к врачу 

Человек я. Выгляжу противно 

Но зато, как гордо я звучу! 

 

Держу огромный букет цветов, рассматриваю полученную грамоту. Второе место, вице – король поэтов – умеют же держать паузу, да держите сколько угодно, мне уже всё равно, Михаил ..., я не знаю что тогда для меня было самым важным в этой награде. Теперь знаю – признание. Признание уровня. Признание моей правоты в том, что надо верить в случай. Вот тогда мне повезло в четвёртый раз. 

Могло бы повезти и в пятый, но это был бы уже перебор. Мнения Большого Жюри разделились и первое место досталось Паше Лукьянову. 

 

СТИХИ 2008 ГОДА 

 

Ну вот, после того завтрака на новых салфетках и появилось конкурсное стихотворение , которое начиналось строчкой А.С. Пушкина 

 

Но Лондон звал твоё внимание, твой взор 

Пристрастный занят был листом бумаги 

Огрызок карандашный COH-I –NOR 

Чертил в раздумьи стрелы и зигзаги 

 

 

…Над картой Лондона, вдоль Темзы устремив 

Свой взор сидишь с английскою осанкой 

А за окном палящий Тель-Авив 

И на столе остывший чай с овсянкой. 

 

И потом ещё несколько раз, когда я приезжал на Турнир и как участник, и как Председатель Малого жюри и при знакомстве все читали по кругу одно-два стихотворения, Олег Матвеевич (какая память !), говорил – прочти это, про лыжников. Ну, пусть будет про лыжников... 

 

Владимиру Анбиндеру 

 

В Переделкино март и суббота 

И компания банная в сборе 

Здесь не рай, но похожее что-то 

Позолота на синем заборе 

 

Рюмка водки и звяканье вилок 

Тает горка блинов ноздреватых 

Вечер памяти лыжных ботинок 

И меж сосен сгоревших закатов 

 

После сауны прыгаем сразу 

В снег, который пока не расчищен 

Во дворе эмпеэсовской базы 

Мы легко добирались до истин 

 

Только звук недоступен гортани 

Чтобы цену назвать бескорыстья 

Проступали из свежих проталин 

Прошлогодние, тёмные листья 

 

В Переделкино март и суббота 

Но теперь всё иначе, иначе 

Даже в рай никому неохота 

Потому, что ты сбор не назначил 

 

Нет причин возвращаться, причины 

Нет, чтоб стрелка магнитилась к югу 

Лиц не видно. Бегущие спины 

На лыжне, уходящей по – кругу. 

 

Друг мой, Володька! Ты всем помогал при жизни изо всех сил и бескорыстно. Ты многому научил меня, мне всегда будет не хватать тебя не мартовской лыжне Переделкино. И вообще. Когда ты знакомил меня с кем нибудь, всегда с гордостью говорил – это мой друг, Мишка, из Израиля. А это – мой друг Володя, из Москвы. 

Как то Олег Борушко сказал мне: “Нужно спешить писать, с годами всё меньше сильных чувств, а без них нет стиха”. С этим не поспоришь, вот только сильные чувства с годами всё больше связаны с потерями. 

 

 ШЕСТИКИ И ШМАТКИ

Спит, обложившись жёлудями
Зима (зима на ум нейдёт)
Ишь тишина кругами жёлтыми
И голодна и долгожданна
Там в городе там у неё
Тасканье жаренных каштанов
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Весна (человек для весны)
Весна она сама взаимность
А вот не встретятся никак
И все весна как в синяках
А он меж чувствами своими
Торгует чем то развесным.


*
Иль мы не в Чернигове живём
А тайна – это сюрприз – процесс
Мало мало прикоснуться к тайне
Допустим раскричался –дай мне!
Опустим крест как резец как резец
Пустим его на волю живьём

Я – чьи речи в Чернигове
Было бы смешно казаться
Через Чернигов много что и
Чернигов это ещё окна тёщи
Вечерний Чернигов – хочу сказать я –
Завещаю черновики Иегове.

*
Вещи званные своими именами,
Один рассеянный приятель мой
Забыл под лавкой в людном месте,
И там они могли взорваться – вместе
Но как то справились с угрозой ядерной
(Среди вещей потери минимальны)

Вещи, с которыми я расстался,
Они где то здесь, неподалёку –
Принадлежат, а может быть сами
По себе, или сверхкасаний
Каких ждут и в дорогу
Со мной опять же норовят.


*
В сторону произвольной Японии
Что по долготе моей ширинки
Угадана что твой евгений
Где Бог заместо богемы
Вечная тема мошкары и
Да да вы меня правильно поняли.

*
К тому же и сладкое и сухое
И то, что мы приобретаем
Каждый по разному но
Ни объяснить вдруг кому-то
Поскольку вперед рядами
Матушевскому матушевское.

*
Член легче спрятать чем напрячь
Вот, что наш нож, саранча
Часть его вышла из чрева числа
По вечному счёту ребячество
С чего сочная ночь началась?..
Мил человек, да не силач.

*
Когда наш братик Сашка Пушкин
Хлебнул исконно русской юшки
Ему ого как полегчало
У няни, той ещё старушки,
Он сказку стребовал с начала
Он суть сын нянин, а не сукин.

*
Вот счастье участилось и размножилось
А я не там, а я не в тот момент
И у меня другое здесь событие
И все такое босоненасытное,
Что мне до счастья горя нет
Как нет ничего невозможного.

*
А я когда Миха Дохлик
То ещё и Михаил Холдинг
И нет тут путаницы
И вот что мен думается
И то как мигает и глохнет
И так это – тихих и долгих.

*
Вот - земледелие и текучесть,
И семена роняет куст,
И шевелит туземец почву.
Не нарушу эту цепочку.
Чур меня похоронят пусть
Под замедленные «The Stooges».

*
А пока ты сам трогаешь
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .  .
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
Как матрёшка, ишь
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
Твоих столько же
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .


.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
Хлебушек тонко режь

6.07.2002

 

 

Rado Laukar OÜ Solutions