5 октября 2022  11:51 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная № 14

Донбасс

Ната Игнатова

Игнатова Наталья Юльевна — писатель, член МСП, журналист, член ЛИТО «Стражи Весны» (Литературного объединения авторов Донбасса на базе Межрегионального союза писателей). Образование: ДонНУ, филологический факультет, специальность: «Филолог. Преподаватель», ДонНУ, факультет журналистики, специальность: «Журналист печатных СМИ». Работа в СМИ, на телевидении. Автор художественной и прикладной литературы: «Диваки», «Миттевостi буття», «Доторкнутися до небес», «Таинственная незнакомка», «Возвращение графини», «Загадка сфинкса», «Хрустальный лабиринт», «Символ счастья», «Талисманы фэн-шуй своими руками», «Фэн-шуй. Символы доброй удачи», «Большой подарок для истинной женщины», «1000 полезных советов для истинной женщины», «Любимая книга тамады», «Дизайн и декор интерьера. 500 полезных советов», «Лучшая книга для девчонок», сборник стихов «Многогранность», «Между миром и войной», «АСЛ: архивные секреты литератора», 2020 Публикации в литературных журналах и альманахах: «Берега», «9 Муз», «Артбухта», «Белая скала», «Камертон», «Донбасс — лит.ру», «Крым», «Литературный Крым», «Литературная Горловка», «Северо-Муйские огни», «Новый горизонт», «Часовые памяти», «Территория слова», «Пять стихий», «Фабрика литературы», «Легкокрылая фея Любовь», «Стражи Весны», «Поэтическая номисма», «Автография», Литературно- исторический клуб Русичъ, «Литературная Горловка», «Жасминовый чай», «Свой вариант», «Проект. Современник», «Часовые памяти. Товарищ Донбасс». Лауреат Третьего международного литературного конкурса имени Александра Куприна (2016 год) с награждением грамотой «За художественное мастерство». Лауреат Четвертого международного литературного конкурса имени Александра Куприна (2017 год) с награждением грамотой «За художественное мастерство». Финалист шестого Международного литературного фестиваля «Славянская лира-2019» в номинации "Малая проза. Свободная тематика". Почётная грамота Международного Общества пушкинистов за стихотворение «Многоточие», 2019 год Награждена Литературной Премией им. Олега Бишарева, 2020 год

НАБЛЮДАТЕЛИ

… Зачем только я согласилась на эту миссию? Наш ИИПВ (институт исследований, прогнозов, выводов) должен составлять отчёты о целесообразности той или иной формы жизни, о том, не представляет ли она угрозы нашему звёздному миру. Отчёты направляются в МПЧС (Министерство предупреждения чрезвычайных ситуаций), там принимают особые меры. Какие? Нам знать не положено. Мы можем просто высказать дополнительное мнение, которое или повлияет на решение Великих Умов Галактики или не повлияет.

Наша задача — отчёт.

… Как я попала на планету Z, в город дорог Кценод? Получила задание, дала согласие, подписала контракт, оформила страховку и родилась здесь седьмого мая. Должна была девятого. Даже имя было приготовлено — Виктория, означающее Победа.

Но у жителей планеты часто происходят события спонтанные, не предусмотренные расчётом и планами. Намечают одно, получают другое. Пришлось приспосабливаться…

Планета Z из космоса кажется голубым сверкающим шаром. Город дорог Кценод имеет упрямый характер и небольшие ресурсы.

Семья, в которую я попала, была из прослойки.

Прослойка — это золотая середина.

Золотая середина здесь находится где-то между понятиями антагонистами. Такими, как: день — ночь, добро — зло, культура — бескультурье, верхи — низы, богатство — бедность, правительство — народ и др.

А по мне эта самая «прослойка» напоминает серединку популярного здесь кушанья на скорую руку — бутерброд, который состоит из: хлеба и колбасы, между ними масло, зелень, огурчики либо помидорчик. Всё зависит от времени года, вашего желания, вкуса.

В городе Кценод прослойкой называют интеллигенцию. Кто такая интеллигенция? Она не создаёт, как рабочие. Не выращивает, как крестьяне. Не руководит, как правители. Интеллигенция… мечтает, философствует, придумывает, жаждет во всём совершенства.

Корни нашей семейной интеллигенции шли, как рассказывала бабушка «с Польши, затем родня перебралась в Полтаву, и, наконец, осела в бывшем немецком городе Гальбштадте, переименованном чуть позже в Молочанск, потому что протекает здесь «река Молочная с кисельными берегами». Поэтому в разговоре, внешности, образе мыслей родни тесно сплелось классическое высшее образование с народным сказочным колоритом.

Радушные гостеприимные родственники мечтали выбраться туда, где, по их мнению, бурлит жизнь. И выбрались-таки!

Со временем я осознала насколько на периферии лучше, чем в столице. Но до этого надо было ещё повзрослеть, получить образование и профессию.

… Сейчас всё это позади. Передо мной лежит чистый лист бумаги, на котором я должна написать отчёт. Ну, не совсем написать. Скорее, составить. Ведь отчёт передаётся телепатически, в определённое цифровое время. Здесь это время называют — особенные даты. Чтоб понятнее, вот они: 01.01.01.01 — время суток, календарное число, месяц, год. Всё просто.

Дат таких много, как и моих отчётов. Я пунктуальна, дотошна, факты предпочитаю вымыслу. Наверное, поэтому первая моя профессия: журналист. Вторая… Нетрудно догадаться. Писатель.

Как долго мне здесь находиться? Это зависит от биологического возраста, принятого на этой планете.

Но вернёмся к цели моего пребывания.

Я должна наблюдать, составлять отчёты, отправлять их в ИИПВ, чтобы в МПЧС по ним делали надлежащие выводы.

Форма отчётов произвольная. Моё руководство считает, что содержание важнее.

Выдержки из наблюдений:

Дата: 1118

Место пребывания: Сверхскопление Ланиакеа,Местная группа галактик,Млечный Путь,Солнечнаясистема, планета Z, город Кценод.

«… За время моего нахождения здесь государственный строй менялся пять раз, причём не в лучшую сторону, что свидетельствует об отсутствии прогресса».

«Образ жизни, который ведут многие жители планеты, разлагает их морально и уничтожает физически: обжорство, многочасовые сидения перед мониторами, модифицированные продукты питания, вещи низкого качества, пьянство, курение, наркотики, проституция, отсутствие режима, нерегулярные занятия спортом и сексом, стрессы и др.»

«Общение не приносит им радости. Чаще всего это «переливание из пустого в порожнее», то есть — болтовня, сплетни, разговоры ни о чём».

«В современном обществе в ходу выражения: «занять место под солнцем», «добраться до кормушки», «идти по головам к цели». Для этого желающему надо «преступить черту» или как говорят мои периферийные родственники «служить чёрту». Это означает: лгать, воровать, грабить, убивать, совершать злодейства, не иметь принципов. Девиз «кормушечников»: для достижения цели, все средства хороши».

«В данном обществе принято экономическое принуждения жителей к работе. Денег народным массам вечно не хватает, поэтому многие вынуждены постоянно искать средства к существованию и так до ухода в иной мир».

«Вместо создания качественного продукта, они рекламируют некачественный, создавая спрос на мусор».

«Здесь все очень «любят халяву». Ту, которая задаром, бесплатно. Но чаще всего платить всё равно приходится. В общем, их популярная халява — это, как сыр в мышеловке.

Кроме «халявы» тут модно выражаться пространно, велеречиво, туманно и непонятно. Они называют это «понты», хотя у слова этого много значений».

Немалую роль в жизни жителей играют такие понятия, как «популярно», «раскручено», «брендово» «статусно». Иногда они даже становятся синонимами таких слов, как «красота», «богатство», «престиж», «известность».

«Самые отчаявшиеся предпочитают не действовать, а… медитировать. Зачем? Они верят в то, что после упорной медитации на них может упасть «чемодан с деньгами». При этом их не волнует, что, если этот чемодан упадёт с определённой высоты да ещё на голову, они могут получить травму. В данном случае им важнее результат…»

«Здесь распространена кредитная кабала, приводящая многих к преждевременному уходу из жизни».

«Искусственно создаются мифы, к примеру: «государственное благо», которое порой оказывается «широким чужим карманом».

«Тщательно продуманы механизмы управления массами. Тот же принцип роста цен, при отсутствии увеличения зарплат».

«Невозможность что-то изменить: из-за высоких цен на жильё, трудно сменить место жительства, что вынуждает «рабов» соглашаться с кабалой из-за невозможности уехать. У них это называется: «некуда бежать».

«Подача информации происходит, как выгодно, а не так, как есть на самом деле».

«Периодически народ втягивают в шоу:

— политические,

— гражданские,

— экономические,

— развлекательные,

— рекламные,

— информационные, другие».

«Для отвлечения внимания от проблем используют всевозможные методы: СМИ, кинематограф, телешоу, спортивные шоу. В массах навязываются ложные установки. К примеру, избавления от проблем с помощью спиртного, курения. Распространены (подпольно, что ещё больше разжигает к этому интерес, особенно у молодёжи) наркотики, порно. Поддерживается интерес к азартным играм. Проводятся всевозможные лотереи. Востребованы Сети Интернета, дающие видимость общения, доступности, вседозволенности.

Видеоигры набирают популярность. Даже издание книг связано с желаниями владельцев издательских холдингов и возможной наживой, а не разносторонним развитием личности. Разнообразие религий, учений, сект. Развязывание всевозможных конфликтов и столкновений, вплоть до смены государственной власти».

Отчёт в МПЧС:

Наблюдая за жителями Кценода, мне удалось установить, что:

Отношения у большинства из них строятся по принципу: выгоден или не выгоден.

Им неважно хороший человек или плохой. Да и сами понятия морали размыты. К примеру, у них есть такие неясные понятия, как: «ложь во спасение», «вор в законе», «молчаливое согласие», «моя хата с краю, ничего не знаю» и др.

Главное для них, какое положение занимает индивидуум в обществе, его связи, возможности, средства.

Среди них много тех, кто любит поучать, раздавать советы, но мало кто прислушивается к ним. И почти никто советам не следует.

Они постоянно собирают о ком-то непроверенную информацию. Это называется у них сплетничать, обсуждать, говорить за спиной. Но никто не задумывается, что влезть в чужую душу не так уж и просто.

Между собой они возводят стены (прямо и буквально), а мосты (прямо и буквально) наводить так и не научились.

Им обязательно нужно внимание. Любой ценой!

Разделить радость с ними проблематично. Успешных они не любят, поэтому завидуют, злословят, даже вредят коллегам.

62% хотят, чтобы всё доставалось им даром, без усилий и труда.

87% деньги «ставят во главу угла» — фигурально, хранят в банках (бедные в стеклянных, богатые в железобетонных)

Душевные богатства: доброту, честность, ответственность, искренность, готовность прийти на помощь в этом обществе не ценят.

Позволяют горстке управлять собой, устанавливать правила и законы, развязывать войны, владеть водой, землями, информацией, воздушным пространством.

Общество поделено на: ведущие — ведомые, начальник — подчиненный, правительство — народ, угнетатель — угнетённый.

Жители планеты постоянно играют какие-то роли. Иногда так увлечённо, что даже забывают, какие они настоящие.

Свою планету не ценят, не забоятся об экологии, ресурсах.

Постоянно ведут войны, цель которых одна: обогащение.

Многое зависит у них от настроения. Они называют это: «Встал не с той ноги». Ну, поменяй ногу, и всё наладится. Так нет же. Целый день у них пойдёт насмарку, потому что объяснение с утра готово.

Всё время спешат. Куда? Зачем? Похоже, и сами не знают.

Постоянно ищут какой-то душевный покой. И никак не найдут.

Всё у них поставлено с ног на голову.

Большинство считает, что могли бы жить лучше, но ничего для этого не делают.

Периодически делят территорию, ресурсы, место под солнцем, часть стула, на котором сидят.

Качеству предпочитают: «из говна розочку»

50% времени проводят фантазируя.

10% наблюдая за другими.

10% развлекаясь.

7% разрушая

4% бездействуя (валяясь на диване и плюя в потолок, зависая в инете и др.)

3% отдыхая (активно): занимаясь спортом, прогуливаясь в парке, плавая, альпинизм, фигурное катание.

3% споря

3% выясняя отношения

2% жалуясь на жизнь

1% помогая другим

1% изучая

1% путешествуя

1% обучаясь

1% действуя

1% создавая

1% борясь с кем-то или за свои права

1% строя планы по завоеванию мира (0,5 рядовые граждане, 0,5 те, кто у власти)

Дополнительное мнение. Что будет дальше с жителями данной планеты прогнозировать сложно.

Представляют ли они угрозу? Для себя — да. Для нас — пока нет.

На сегодняшний день в данном обществе коллективное Сознание настраивает данность.

Здесь есть то, что созидает — Любовь, Величие Духа, Вера, Благодарность. И то, что разрушает — гнев, зависть, злоба, ложь, предательство.

65% из них считают: если всё плохо, это не значит, что надо перестать быть хорошими. Это вселяет надежду.

10% осознают, что на самом деле нет никаких рамок, правил, законов. Всё меняется, преобразовывается, эволюционирует.

На данном этапе жители планеты учатся.

Вариантов развития каждого, всех и всего — великое множество.

Возможен любой выбор.

Возможно, в дальнейшем они смогут анализировать и прогнозировать свои поступки, мысли, последствия.

Возможно, им удастся осознать ответственность за всё, что происходит вокруг.

Возможно, жители планеты поймут: чем больше Добра в каждом, тем Успешнее все.

P.S. Нам остаётся пока наблюдать.

Из цикла «Сон и реальность»

Бег по кругу

… За нами гнались. Кто? Тёмные и безликие. Мы удирали, они нагоняли. Как на охоте. Только охотники, по всей видимости, они. Мы — добыча.

Город-лабиринт обволакивал густым туманом. Путал следы. Но дыхание преследователей всегда сзади. Холодное дыхание, ледяное.

Это было жутко. Потому что непонятно, почему они гнались за нами. Непонятно, куда бежать.

Поэтому мы просто бежали. Они пытались догнать. «Что дальше?» — знать этого не хотелось.

И так много часов подряд. Усталость? Её не было. Был страх. А ещё дикое желание сбежать. Хоть куда-то. Но лабиринт путал, мотал, не выпускал. Преследователи молчали. Не отставали. Не уставали.

***

Почему я проснулась? Не знаю. Наверное, предел отчаяния зашкалил. Или измотал непрерывный бег?

Я долго сидела на диване. Пыталась отдышаться. «Выхода не было, — внезапно поняла я. — Там не было выхода. Вот, что ужасало».

***

… Город настороженно вглядывается тусклыми фонарями в кромешную тьму. Даже тишина тут зловещая, натянутая, как струна. Приходится обходить углы и закоулки. Там, хоть глаз выколи. До мурашек на коже! До холодного пота.
И вдруг раскатисто так, но отдалёно прогрохотало. Не гром. Орудия. Обстрелы какой уж год. Теперь на окраинах. Раньше было повсюду. Прилёты. Выбоины. Воронки. Рассыпавшийся в порошок кирпич, стеклянная мозаика. Это не игра. Это попадание в жилые дома. Это окна без стёкол. Это дыры в стенах. Это щемящая без-на-дё-га.
Созидать в таких местах не хочется. Да и неразумно строить, когда достаточно попадания, чтобы рухнуло всё — жильё, привычный уклад, вещи, на которые откладывал так долго. Их не возьмёшь с собой. Хорошо, если успеешь выскочить в одежде и с собранным заранее рюкзаком.

Всё временно. Это понимаешь сразу. Осознаёшь напрочь. Война, в которой ты побывал, это шрам на всю жизнь. Ноющий рубец, который напоминает о пережитом.
Даже перемирие не вселяет надежду. Потому, что не знаешь, что дальше? Потому, что надеешься, что завтра наступит у тебя, близких и друзей, жителей, города. Но война продолжается. Перемирие оттягивается. Переговоры нескончаемы.

Война — это жутко. Это непонятно. Как в том сне, в котором отдельно взятую личность всё время пытаются догнать и уничтожить. Как на охоте. Как в затянувшемся триллере.

Шесть лет между миром и войной. Усталость? Её не было. Был страх. А ещё дикое желание бежать. Хоть куда-то. То ли за помощью? То ли от жаждущих крови нелюдей? Бежать. Потому, что с кулаками — на пушки, самолёты, гаубицы, танки, миномёты — вряд ли кто решится в здравом уме и твёрдой памяти. Да ещё без подготовки.

Хотелось проснуться. Прийти в себя. Осознать: за что так с нами? Но война не выпускала. Преследовала молча. Не отставала. Не уходила. Постоянно напоминала о себе.

***

Как же мне хотелось проснуться! Но это была реальность. И от этого предел отчаяния зашкаливал.

***

Неопределённость изматывала.

Туман так и не рассеялся. Мой город шесть лет в сумерках. Кого-то уже нет. Кто-то смог уехать, чтобы начать всё сначала. Мы остались.

***

Я шла по городу. Как же мне хотелось вернуться в детство! В те времена, когда нам твердили, что за МИР надо бороться!

Сейчас мы это понимаем. Бороться за мир надо всегда и всюду. Постоянно. Учитывая прошлое. Предвидя будущее.

Настоящее пока не в нашей власти. И всё же. Всё же. Хоть что-то мы можем. Хотя бы не поддаваться на провокации.

***

Эх, если б всё зависело только от нас!

***

И тут вспышка! Озарение. Прозрение. Стоп. Выхода из затянувшейся войны нет, и не будет. Никогда. Потому, что есть те, кому это выгодно. Кому дела нет до других. До страны, планеты, человечества. Им всё подавай здесь и сейчас. А после? После хоть трава не расти.

***

Из века в век. Война и мир плавно перетекают друг в друга. Столетняя война в краткое перемирие. И снова провокации. Снова война. Сколько таких горячих точек на планете? Из века в век.

***

А пока? Сон и реальность схожи. Выхода нам не оставляют. Бег по кругу продолжается. Война — перемирие — обстрелы – звенящая тишина. И долгие, долгие разговоры. Без действия. Без-дей-ствие! Вот, что ужасает.

Все права защищены

«Шаманит осень понемногу,

То льют дожди, то жар и сушь.

И собирается в дорогу

Моя подруга мисс Нетуш…» — произнёс он.

На нём были канареечного цвета узкие брюки, серая пайта с капюшоном и белоснежные мокасины на оранжевой подошве. Он тоже был литератор. А мисс Нетуш оказалась скворцом. Она ждала его за окном. На ветке клёна.

… Сегодня меня занесло в кафе. Там шли бурные приготовления к торжеству. Гирлянды сверкали. От разноцветных флажков рябило в глазах. Воздушные шары создавали настроение. Официанты ловко сервировали столы. Администратор, словно дирижер симфонического оркестра. Раз! Направо. Два! Налево. Три! Прямо.

Новый знакомый задумчиво сидел у окна. Ждал. Чего? Кого? Или просто сочинял и отдыхал.

Я присела за соседний столик. Он взглянул на меня и произнёс «Все права защищены». Я кивнула. Строки эти придумал он. «Так у вас защищают своё творчество?» — догадалась я. Он кивнул и спросил: «А какая ваша осень?»

Я продекламировала: «Осень рисует листьями, словно хвостами лисьими,

Сыпет с неба агатами звёздчатыми, полосатыми…

Осень чарует просинью, нас отправляет в гости

тихой, лёгкой поступью в мир, что сменяет кадры,

Я этому рада!»

Он выслушал и спросил: «Все права защищены?»

Я согласилась: «Все».

Пока собирались гости, он немного рассказал о себе и своём мире. Я слушала внимательно. Мне было интересно. Новому знакомому тоже было интересно узнать обо мне, откуда я, как там? Мы разговорились…

Седьмой год я путешествую во сне. Иногда это так опасно, что просыпаешься от собственного крика. Но чаще это интересно. Потому, что в реальности давно уже не могу себе позволить отправиться, куда глаза глядят и повидать то, что ещё не видела.

Наш мир на грани уничтожения. Войны. Короновирус. Бедность и нищета. Безнадёга и усталость. Кто-то не выдерживает. Многие смирились.

Некоторые пускаются во все тяжкие. Алкоголь. Наркотики. Всемирная паутина затягивает с каждым днём всё больше. Потому что реальность ужасает. Торговля органами, оружием, телом, государственными секретами, чужими тайнами, ценной информацией. Мошенничество. Коррупция. Воровство. Бандитизм. Ложь. Шоу. Беззаконные законы. Чужие правила.

Вседержители прячутся в бункерах и раздают приказы. Они неприкосновенны. Придумывают законы, правила и поправки к конституциям. От скуки развязывают военные конфликты, стравливают народы, манипулируют и программируют население на самоуничтожение. Периодически делят планету на территории. Границы устанавливают наземные, водные, воздушные. Пошлину взимают. Пропускные системы вводят. А ведь границы эти ус-лов-ны. Иногда просто луг. Цветы вокруг. Но ступил не туда — беда!

Горстка Вседержителей решает, где летом аномальная жара, где дожди льют не прекращаясь. Им плевать, что выходят из берегов реки, а целые деревни уходят под воду. «Природные катаклизмы, — сообщают Вседержители. — Ничего не поделать. Горят леса? И что? Народ уходит к прародителям из-за солнечных и тепловых ударов. Так населения и так много. Как его прокормишь?»

«А в твоём городе?» — спросил новый знакомый.

«Война, короновирус, безработица, долги, аномальная жара, отчаяние, — перечислила я. — Можно попробовать продержаться, если б решали мы, а не они».

В его взгляде читалось непонимание. Почему? Почему решают Вседержители, а не жители планеты?

Я не знала, поэтому сказала: «Представляешь, этим летом вседержители накупили машинок, чтобы стричь газоны. Много машинок. И стригут сухую траву с утра до вечера! Стригут, правда, не они. Работяги. В городе и так дышать нечем. Но газонным дизайнерам платят. Копейки. Хватает на водку и закусь. Они довольны! Вот и стараются.

А ещё деревья рубят. Зелёные и крепкие тополя. Чем крепче, тем скорей срубят! Не подстригают ветки сухие. А рубят! В июле! Одни пни торчат. И асфальт вокруг плавится от жары».

«А просто пустить поливальные машины? — изумился собеседник. — Чтобы отмыть улицы. Да фонтаны включить, чтобы всё зеленело, росло и цвело. Не хотят?»

Я покачала головой.

«Не повезло вам, — посочувствовал он. — У нас проще. Мы сами решаем, как быть. И незачем вседержителей кормить. К тому же таких, которые только о себе думают и заботятся».

«Наверное, — пожала плечами я. — Кто-то давно так решил».

«Но если неправильно решил, — удивился новый знакомый. — Почему не поменяете?»

«Не дадут, — пояснила я. — Были революции, бунты, народные выступления, но вседержители каждый раз возвращают всё на круги своя. Как выгодно им».

«Их же горстка, — напомнил собеседник. — А вас миллиарды!»

«Вот мы и выступили за свои права, — сказала я. — Но всё зря. Ничего не изменилось. Просто к власти пришли новые вседержители. Снова решают они. У них право сильного. Оружие. Деньги. Власть. У нас ни-че-го. Да и многие верят в доброго батюшку-царя, всеобщую справедливость, ветер перемен. Верят или боятся? Или либезят и воспевают вседержителей в надежде урвать кусочек из пирога».

Мы немного помолчали. Обдумывали. Вздыхали. Я горько. Он сочувственно.

… Пора было возвращаться. Мой мир требовал меня обратно. Я сонно потянулась, приоткрыла глаза. Но всё же решила: ещё немного можно. И снова оказалась в кафе.

«Как-то у вас странно всё, — произнёс новый знакомый. — Ты поэтому путешествуешь во сне?»

«Даже не пойму, как это получается», — призналась я.

«Приходи ещё в гости, — пригласил он. — Если тебе так легче…»

Из цикла «Сон и реальность»

Бег по кругу

… За нами гнались. Кто? Тёмные и безликие. Мы удирали, они нагоняли. Как на охоте. Только охотники, по всей видимости, они. Мы — добыча.

Город-лабиринт обволакивал густым туманом. Путал следы. Но дыхание преследователей всегда сзади. Холодное дыхание, ледяное.

Это было жутко. Потому что непонятно, почему они гнались за нами. Непонятно, куда бежать.

Поэтому мы просто бежали. Они пытались догнать. «Что дальше?» — знать этого не хотелось.

И так много часов подряд. Усталость? Её не было. Был страх. А ещё дикое желание сбежать. Хоть куда-то. Но лабиринт путал, мотал, не выпускал. Преследователи молчали. Не отставали. Не уставали.

***

Почему я проснулась? Не знаю. Наверное, предел отчаяния зашкалил. Или измотал непрерывный бег?

Я долго сидела на диване. Пыталась отдышаться. «Выхода не было, — внезапно поняла я. — Там не было выхода. Вот, что ужасало».

***

… Город настороженно вглядывается тусклыми фонарями в кромешную тьму. Даже тишина тут зловещая, натянутая, как струна. Приходится обходить углы и закоулки. Там, хоть глаз выколи. До мурашек на коже! До холодного пота.
И вдруг раскатисто так, но отдалёно прогрохотало. Не гром. Орудия. Обстрелы какой уж год. Теперь на окраинах. Раньше было повсюду. Прилёты. Выбоины. Воронки. Рассыпавшийся в порошок кирпич, стеклянная мозаика. Это не игра. Это попадание в жилые дома. Это окна без стёкол. Это дыры в стенах. Это щемящая без-на-дё-га.
Созидать в таких местах не хочется. Да и неразумно строить, когда достаточно попадания, чтобы рухнуло всё — жильё, привычный уклад, вещи, на которые откладывал так долго. Их не возьмёшь с собой. Хорошо, если успеешь выскочить в одежде и с собранным заранее рюкзаком.

Всё временно. Это понимаешь сразу. Осознаёшь напрочь. Война, в которой ты побывал, это шрам на всю жизнь. Ноющий рубец, который напоминает о пережитом.
Даже перемирие не вселяет надежду. Потому, что не знаешь, что дальше? Потому, что надеешься, что завтра наступит у тебя, близких и друзей, жителей, города. Но война продолжается. Перемирие оттягивается. Переговоры нескончаемы.

Война — это жутко. Это непонятно. Как в том сне, в котором отдельно взятую личность всё время пытаются догнать и уничтожить. Как на охоте. Как в затянувшемся триллере.

Шесть лет между миром и войной. Усталость? Её не было. Был страх. А ещё дикое желание бежать. Хоть куда-то. То ли за помощью? То ли от жаждущих крови нелюдей? Бежать. Потому, что с кулаками — на пушки, самолёты, гаубицы, танки, миномёты — вряд ли кто решится в здравом уме и твёрдой памяти. Да ещё без подготовки.

Хотелось проснуться. Прийти в себя. Осознать: за что так с нами? Но война не выпускала. Преследовала молча. Не отставала. Не уходила. Постоянно напоминала о себе.

***

Как же мне хотелось проснуться! Но это была реальность. И от этого предел отчаяния зашкаливал.

***

Неопределённость изматывала.

Туман так и не рассеялся. Мой город шесть лет в сумерках. Кого-то уже нет. Кто-то смог уехать, чтобы начать всё сначала. Мы остались.

***

Я шла по городу. Как же мне хотелось вернуться в детство! В те времена, когда нам твердили, что за МИР надо бороться!

Сейчас мы это понимаем. Бороться за мир надо всегда и всюду. Постоянно. Учитывая прошлое. Предвидя будущее.

Настоящее пока не в нашей власти. И всё же. Всё же. Хоть что-то мы можем. Хотя бы не поддаваться на провокации.

***

Эх, если б всё зависело только от нас!

***

И тут вспышка! Озарение. Прозрение. Стоп. Выхода из затянувшейся войны нет, и не будет. Никогда. Потому, что есть те, кому это выгодно. Кому дела нет до других. До страны, планеты, человечества. Им всё подавай здесь и сейчас. А после? После хоть трава не расти.

***

Из века в век. Война и мир плавно перетекают друг в друга. Столетняя война в краткое перемирие. И снова провокации. Снова война. Сколько таких горячих точек на планете? Из века в век.

***

А пока? Сон и реальность схожи. Выхода нам не оставляют. Бег по кругу продолжается. Война — перемирие — обстрелы – звенящая тишина. И долгие, долгие разговоры. Без действия. Без-дей-ствие! Вот, что ужасает.

ЖИЛ-БЫЛ ГОРОД

Предисловие

МЫ ПРИВЫКАЕМ

Мы привыкаем к городу, в котором живём. К ежедневным маршрутам, атмосфере, географии, окружению. И перестаём замечать важное.

То важное, что роднит нас с городом. То неповторимое, известное только нам. Двор детства. Рассвет у ставка. Первое признание в любви. Лодочка в парке, на которой так весело плыть в неизведанное. Сквер у дома. Та самая лавочка, где уютно читать. Каштан за окном. Сколько тайн доверено ему!

Ну, сквер. И лавочка. Сколько в городе бульваров, скверов, лавочек, каштанов. Много. Но у каждого жителя свой дом, дворик, секретное место, фонтан, каштан. Сколько могут они рассказать! Мы бережно храним воспоминания: в сердце, альбоме, памяти, Душе.

… Листаю страницы альбома: малышка, детский сад, школа, первая влюблённость, хобби, приключения, университет, семья, работа, путешествия, второе высшее, новая увлекательная работа, новые знакомства, вершина успеха, война, безнадёга, бедность, отчаяние, новые надежды и чаяния — ЖИЗНЬ!

Иногда представляю, что мой город — огромная библиотека, где хранятся книги о нас. У каждого жителя своя история. У некоторых детективная. У других романтическая. У третьих мелодрама. У четвёртых триллер. Почему я привожу не совсем книжные жанры? Потому, что история может быть рассказана и прочитана не только в книге. Увидеть её можно в кино — цветном или чёрно-белом. Тут, как пойдёт.

Итак, начнём?

ГОРОД ДЕТСТВА

Предыстория

СЧАСТЬЕ РЯДОМ

В городе детства всё по-другому. Там ждут и любят. Счастье там рядом. За ним не надо отправляться за тридевять земель. Радости там просты и доступны. Взять хотя бы вкус нашего детства! «Мишка косолапый», «Белочка», «Вдохновение», ириски «Золотой ключик» и «Кис-кис», «Трубочки», «Коровка», «Стрела», «Курочка-ряба», «Птичье молоко». Это название конфет. А вы что подумали?

Помню, как во дворе мы целый совет созывали, чтоб решить: откуда в любимых конфетах «птичье молоко» и как его добывают? Самое удивительное, что «мозговой штурм» ребятни от пяти до десяти привёл к таким выводам: начинку для конфет дают сказочные птицы. Поэтому она такая вкусная, нежная, ароматная.

Взрослые название «птичье молоко» пояснили так: «Это дефицит!» В те времена значение этого слова объяснять не нужно было. И взрослые, и дети понимали: достать «птичье молоко» сложно. Как поймать птицу…

И всё же доставали! И вкус у конфет был отменный. А фантики! «Мишка косолапый» завёрнут был в «репродукцию картины Ивана Шишкина и Константина Савицкого «Утро в сосновом лесу». Вот так, с детства, мы узнавали о великих художниках, замечательных картинах, а ещё о том, как встречают утро в лесу медведи.

Много удивительного в городе детства. Да при этом со смыслом! Взять хоты бы поездку на трамвайчике. Не просто удовольствие. Игра в счастливые билеты. Загадаешь желание и считаешь цифры на билете. Совпадут — желание сбудется! Вот радости…

И ничего, что разболтаешь о заветном желании по секрету всему свету. Народ в городе детства добрый. «Шиш в кармане» держать не привыкли. Поэтому желание сбывается на раз!

А сколько считалок знают в городе детства:

Эники-беники ели вареники
Эники-беники – клёц!
Вышел весёлый матрос.

Или

Ехала машина тёмным лесом
За каким-то интересом,
Инти, инти, интерес —

Выходи на букву «эс».

А вот ещё

Начинается считалка,
На берёзу села галка,
Две вороны, воробей,
Три сороки, соловей.

Но самые популярные: «Вышел месяц из тумана», «На золотом крыльце сидели». Помните?

На золотом крыльце сидели
Царь, царевич,
Король, королевич,
Сапожник, портной,
Кто ты будешь такой?
Говори поскорей,
Не задерживай честных и добрых людей!

Считалки нужны были тогда, как воздух. Без них ни одна игра не обходилась! Классики, прятки, догонялки, салочки, в резиночку.

Настроение в городе детства преотличное. Драгоценности повсюду! На ветках. Под ногами. В небе. В воде. В песке. Смотрите сами! Алые бусы из ягод рябины. Воздушные флотилии белых, розовых, голубых облаков. Сверкающие перламутровые ракушки. Куриный Бог, привезённый с моря. Замки из разноцветных камешек и песка. И многое другое.

А ещё в городе детства можно слушать чудесные истории с ночи до рассвета. И даже участвовать в них!

История первая

А ПРАЗДНИК ОСТАНЕТСЯ

Парк в городе моего детства называли «культуры и отдыха». Но для ребятишек — это было, как в нынешние времена крутой квест пройти. Приключений там! Хоть отбавляй. Удовольствия? Море. В команду можно набрать, кого захочешь. Время? На усмотрение родителей. Часа два-три. Призы? Мороженое, аттракционы, испытания на ловкость, силу, смелость, находчивость. И всё это не в компе. Всё это под густыми кронами, среди высокой травы, узких извилистых дорожек, рядом со ставками, через огромный мост с пилонами в форме беседок.

Домой нас тогда загнать было не под силу!

Поход в парк мы должны были заслужить: примерным поведением, вежливым и культурным обхождением. Школьники — пятёрками. Малышня — послушанием: игрушки на полки, вещи в шкаф, бабушке помочь, на тарелке силу не оставлять, руки мыть и прочее.

Как же мы старались, чтобы на выходные оказаться в природном, а не виртуальном квесте! Там столько всего увлекательного. Да ещё в любое время года.

Взять хотя бы весну и лето: шахматы в человеческий рост, гонки, кинотеатр под открытым небом. Его называли «Зелёный». А ещё колесо обозрения, «ромашка», тир и прыжки с парашюта, лодочная станция, пляж. Ух! Даже сейчас настроение поднимается, как вспомню.

Мы так любили парк, что готовы были на всё, чтобы хоть ненадолго попасть туда.

… Как-то погожим июньским днём, мне тогда было пять, брату двенадцать, бабушка отправила нас во двор. У неё намечалась стирка и варка варенья.

За полчаса мы поиграли в прятки, футбол, тимуровцев, классики. Тут из подъезда вышла Элинка. Нарядная! Мы к ней. Оказывается, они с бабушкой идут в парк.

Мы погрустнели. Нам тоже хотелось в парк. Но бабушкины планы с нашими желаниями в этот день не совпадали. Элинка всё поняла по нашим унылым лицам, но попытка — не пытка.

«Идём с нами, — позвала подружка. — Ба, можно?»

«Если Александра Васильевна отпустит», — величественно произнесла бабушка.

Я растерянно взглянула на брата.

Он хитро подмигнул и выпалил: «Сейчас. Я спрошу». И умчался.

… Вскоре довольный брат выбежал из подъезда и заявил: «Спросил».

«Ура!» — завопили мы с Элинкой.

«Вот и хорошо», — кивнула соседка. И мы отправились в парк!

… Час пролетел незаметно. Это было время счастья и приключений!

Когда мы вернулись, во дворе всё было по-прежнему. Мужчины в беседке сражались в шахматы. Малышня строили песочные замки под большим алым в белый горошек мухомором. Дамы обсуждали на скамейке последние новости.

Мы попрощались с Элинкой и отправились домой.

На пятый этаж мы не торопились. Очень набегались в парке. Да и кушать хотелось. А взбегать наверх на голодный желудок — мало удовольствия.

Вот и наша дверь. Мы позвонили. С опаской. Мало ли что?

На пороге возникла бабушка. В руках веник. И началось…

Бабушка гнала нас веником до первого этажа. Периодически лупя то меня, то брата. Я убегала и недоумевала, за что. У дверей подъезда брат замедлил бег. Я тоже. Не хотелось, чтобы соседи наблюдали, как бабушка гоняет нас веником по всему двору.

«Ба! — сказал Сашка. — Стой».

Бабушка шлёпнула его веником по ногам и грозно сказала: «Стою».

«Там целый двор народа», — предупредил Сашка.

«И что?» — бабушка привычно упёрла руки в бока. Веник торчал, как павлиний хвост.

«Прости нас», — намекнула я. Хотя, если честно, не понимала: за что?

… В общем, бабушку мы уговорили прекратить наказание. Восхождение наверх началось. Бабушка шла впереди. Мы, понурив головы, сзади. Так решил Сашка. Хитрый брат предвидел, что бабушка сзади представляет опасность. Она ещё не остыла от бега и гнева. Вдруг ей захочется отходить нас веником для профилактики? В целях предупреждения дальнейших наших правонарушений.

Мы вошли в дом. «Руки!» — грозно напомнила бабушка. «Мыть, — согласилась я. — Кушать хочется». Бабушка оправилась на кухню. Вскоре и мы там появились. Нас накормили борщом. Мы ели молча. Борщ ни я, ни брат не любили. Хотя бабушка готовила его «пальчики оближешь». Зато котлеты пошли на ура! Мы оживились, но бабушка строго взглянула в нашу сторону. «Понял», — замахал руками брат. «Когда я ем, то глух и нем», — шепнула я.

Бабушка налила компот. Тут в дверь позвонили. Это была соседка. Пришла за рецептом вишнёвого варенья.

Брат допил компот и взглянул на меня. «Пей», — вздохнула я, пододвигая свою чашку. «Не будешь?» — на всякий случай уточнил он. Я кивнула.

Пока бабушка разговаривала, меня терзали смутные сомнения. Подумав немного, я взглянула на брата: «Ты точно спросил у неё?»

«Спросил», — пожал он плечами.

«И что бабушка ответила?» — уточнила я.

«Нельзя», — сказал брат.

«Так чего ж ты…» — я сжала кулаки.

«Сказано было спросить, — хмыкнул Сашка. — Я спросил. А уж разрешила или нет, другой вопрос».

Я стукнула его в бок и прошептала: «Гад!» Но злиться и обижаться не стала. Скорее, даже была довольна, что так получилось. Брат ведь знал, что бабушку я послушалась бы. Вот и не стал уточнять, что сказал главный домокомандующий.

В общем, всё обошлось. Вспоминая перед сном прошедший день, я рассудила, что ради замечательной прогулки в парк, можно после и веником было получить. Пусть и ни за что. Синяки заживут, а праздник на Душе останется!

Предыстория

КОРОЛЕВА ФАНТАЗИЯ

В городе детства правит Фантазия. Стоит только сказать: «А давай испечём из песка каравай, сделаем из подушек шар воздушный, слепим замок из пластилина, соберём из камушков картину, превратим в лошадку старшего брата, отправимся в огород на поиски клада». И тут же всё исполнится!

Фантазия помогает решать непростые задачи, преодолевать трудности, прогоняет грусть и скуку.

Призвать её легко. Надо только представить всё по-другому. Раскрасить серый день разноцветными эмоциями. Придумать, а что было бы, если б цветы заговорили. Нарисовать карту сокровищ и отправиться с друзьями в другие миры.

Альберт Эйнштейн как-то сказал: «Логика приведёт вас из точки А в точку Б. Воображение доставит вас куда угодно».

Включить воображение в городе детства можно в любую секунду. Надо только пожелать!

История вторая

ТАНЕЦ МОТЫЛЬКОВ

В детстве мне нравились рассказы взрослых, что город наш устремлён ввысь! Даже название этой устремлённости придумали — Донецкий кряж.

Взрослые часто и восхищённо говорили о природных богатствах, скрытых под землёй. Мы, дети, так и представляли сверкающие клады в огромных тёмных пещерах!

Город, и, правда, был удивительным в плане ландшафта. Улицы ровные, прямые, ввысь устремлены!

Мы часто гуляли с подружкой на бульваре. Бабушки сидели на лавочке и общались, пока мы придумывали удивительные истории. Так было и в тот раз.

… В траве кружили мотыльки. Мы решили, что тоже превратимся в мотыльков и станем танцевать в траве. Так и сделали.

— Дети, уйдите с газона, — грозно прикрикнула проходившая мимо пышнотелая тётенька.

— Мы не дети, — хором сообщили мы.

— Ха! — тётенька резко стала, упёрла руки в бока. — А кто тогда?

— Мотыльки, — пояснила Элинка и захлопала длинными пушистыми ресницами.

Тётенька измерила нас удивлённым взглядом и хмыкнула.

«Она не верит в сказки, — сообразила я. Пришлось пояснять: — Мы танцуем».

Тётенька нахмурилась и предупредила: «По траве ходить нельзя!»

«Мы не ходим, — вздохнула Элинка. — Мы летаем!»

Тётка сжала губы, но никак не уходила.

Бабушка Элинки взглянула на неё внимательно и говорит: «Что непонятного? Это мотыльки! Танцуют в траве».

Тетенька пожала плечами. Постояла немного, поглядела, как мы на цыпочках осторожно и ловко кружим среди травы, и ушла по своим делам.

А мы радостно продолжили танец мотыльков!

Предыстория

ПОЛЬЗА И РАЗВЛЕЧЕНИЕ

В детстве мы были постоянно заняты. И не только потому, что хотели вырасти, чтобы приносить пользу стране и народу, защищать добро и справедливость, бороться за мир во всём мире. Просто в городе детства было много полезных развлечений и забав.

Парк культуры и отдыха, куда мы обожали ходить, это всё равно, что нынешний квест в компьютере. Только квест на ловкость, смекалку и силу — на природе!

Много было в городе детства кружков по интересам. И не только на каждой улице. Почти в каждом доме!

Да и во дворах ребятня собиралась постоянно. Футбол, классики, шахматные партии, прятки, волейбол, бадминтон — в летнее время. Зима приносила свои удовольствия!

Катанье с гор. Фигурное катание. Хоккей. Зимние ярмарки. Тройки с бубенцами. Городские ёлки с каруселями. Дед Мороз и Снегурочка. Рождество.

Хотите, расскажу, как тогда было?

История третья

ЛУЧШИЕ ПЕСНИ НА СВЕТЕ

Это был классный детский сад! Нас приводили туда каждое утро родители. «Веди себя прилично», — говорили они. Мы вздыхали, кивали. Очень хотелось спать, но родители будили нас чуть свет, чтобы успеть сдать на хранение воспитателям и помчаться на работу. Опоздать ни в садик, ни на работу тогда было нельзя! Даже на пять минут. Даже на минуту. Для этого при входе на работу родителям следовало отмечаться: во сколько пришёл и расписаться. А при выходе — записать время выхода. И тоже расписаться. Взрослые частенько шутили: «Без бумажки ты букашка». Понять, о чём они говорят, дети даже не пытались. «Причём тут бумажка? — удивлялись они. — Какая букашка?»

… Но пока родители сдают детей на хранение, дают наставления, воспитатель громким голосом восклицает: «В группу! А вы родители на выход», продолжу рассказ.

Каждое утро. Ровно в половине восьмого родители мчали по взрослым и важным делам. Дети не спорили. Малышня, правда, устраивала иногда концерты по заявкам, вопя: «Не пойду! Хочу домой. Не останусь!» Но сопротивляться было бесполезно. Даже новички это понимали. Раз «нельзя», приходилось смириться, но не сломиться. Так мы и делали. Привыкали. Пытались увидеть положительные стороны и найти друзей!

В детском саду у детей тоже было много важных дел. Чтобы всё успевать, воспитатель составляла каждое утро расписание, которое размещала на стенке в игровой, предварительно озвучив ребятишкам.

Детский сад находился в центре города. На улице Университетской. Он занимал первый этаж сталинской пятиэтажки. Окна выходили на центральную улицу и во двор. Рядом был бульвар имени Пушкина. Туда нас водили гулять — строем. Зато во дворе разрешалось бегать врассыпную, в догонялки, прыгать в классики, бросать мячик. Игры тогда были со смыслом. Они должны были развивать! Поэтому игра в мячик называлась — «съедобное, не съедобное». В классики надо было знать цифры. В догонялки не бегали без считалки. Врассыпную бегали, попутно изучая цвета. Вот такая была в моём детстве интересная жизнь. И полезная!

Но главное — я нашла там друзей. С ними весело было играть, общаться, придумывать новое, необычное.

А ещё в детсаду вкусно кормили! Блинами да пирогами, компотами да киселями. Первые блюда меня в детстве не интересовали. А от сладостей и напитков ни один ребёнок не откажется.

Летом ребятишек вывозили на дачу в Славяногорск. Каких только приключений там не происходило! И разъярённый бык за нами бегал. И в лес мы по ночам сбегали на филина поглядеть. И страшилки до утра рассказывали. И в соседний пионерлагерь на экскурсию ходили. А ещё на горы взбирались. В озере купались. Спортом занимались. Зубы чистили. А кое-кто (не я) эту самую пасту на вкус пробовал! В общем, мы на даче хвойным воздухом дышали, росли, крепли, сил набирались, играли, воспитывались и обучались.

Изредка, правда, случались события непредвиденные, спонтанные. Как бег от быка через болотистую местность и близлежащие дачи! Или ночные страшилки с переодеванием. А также тайные отлучки в лес, где даже взрослые могли запросто заблудиться, но мы каким-то волшебным образом всегда находили правильную дорогу, хоть каждый раз и другую. Сбегали мы не все. Только самые смелые, надёжные, решительные. Другие «прикрывали» нас в прямом и переносном смысле. В «прямом» было легче. Надо было просто притворяться, что спишь. В «переносном» требовалось воссоздать на кровати скульптуру, укрыть её «с головой» одеялом. Спасала нас темнота и воспитательская «доверчивость». Взрослые даже предположить не могли, что пятилетние дети ночью пойдут в лес на разведку. Да и не знали воспитатели о тайных лазах в заборе. Им ведь незачем? Да и по ночам воспитатели спят, а не ищут приключений, как мы.

На шалости мы были горазды! События такие запоминались надолго. Потому, что случались вне расписания, распорядка, в разрез с образовательными и воспитательными программами, а также предписанными Министерством занятиями.

Об одной из таких историй расскажу подробней. Собрали нас в большой зал и предложили перед младшей и средней группой выступить. По времени это случилось в 16:00, поэтому некоторые из родителей и бабушек с дедушками тоже на выступление попали. Те, кто пришёл пораньше за любимым чадом!

Нас тогда удивило, что мини-концерт этот сложился спонтанно. Ведь к каждому мероприятию, да ещё публичному, ребятишек готовили за неделю, а то и за две. А тут детворе было просто предложено выступить без подготовки. Показать, что умеют и знают. Чего воспитатели этим хотели доказать, неведомо. Какие цели преследовали? Что пытались о нас или от нас узнать?

Простодушные ребятишки, недолго думая, согласились. Выступить? Чего хотим и умеем показать. Ограничений и запретов нет. Ура!

Ну, мы и выступили. Я решила спеть. Только вышла не сразу. Напоследок. Никак не могла выбрать между любимыми песнями бабушки. Пока выбирала, детсадовские друзья номера откалывали: пытались на голове стоять, страшилки рассказывать, любимых героев мультиков изображать. Воспитатели давно пожалели о спонтанном решении.

И вот настала моя очередь! Выступать мне не впервые. Сколько помню, применяла актёрские и организаторские способности я с радостью, в удовольствие себе и другим.

Сначала это было чтение стихов на табуретке для домашних и гостей. Затем участие в концертах во дворе для соседей.

Мне нравилось всё: танцы, пение, декламация, быть режиссёром, конферансье, зрителем и участницей. В себе я не сомневалась. Может быть, потому что дедушка, военный по профессии, часто выступал на местном радио. Он и братья замечательно пели народные песни! Об этом с таким восторгом рассказывала бабушка. Дедушка у нас герой! Ему хотелось соответствовать. И бабушку заодно порадовать.

А ещё в нашей семье любили танцевать. А названия у танцев были весёлые «Гопак», «Казачок», «Метелица»! Но больше всего любила я — нежный, трепетный вальс.

Но вернёмся к выступлению в детском саду. Меня объявляют! Как я пела… Так старалась! В зале стояла внимательная тишина. Друзья по детсаду пребывали в эйфории. Родители и воспитатели в лёгком шоке. Скажем так, тогда таких песен не пели. Особенно в детском саду. Аплодировали мне, стоя! А после…

До сих пор мне вспоминают то выступление. После него я поняла, что значит популярность.

А родители? Маму с бабушкой «поставили в угол». Ну, точнее, попросили петь дома «Солнечный круг» или что-то в этом роде.

… После выступления я с гордо поднятой головой шла из детсада и говорила сестре: «Это что! «Хас-Булат удалой» — только начало. Если б они мне на бис разрешили. Я ведь предлагала. И зрители хлопали. Мол, пой ещё! Но Нина Александровна упёрлась: хватит. Каждый по номеру». «А чтоб ты спела?» — спросила Люда. «У бабушки много любимых песен, — ответила я. — Я б ещё спела: «Из-за острова на стрежень», «Ой, мороз, мороз», «Вдоль по улице метелица метёт», «Когда б имел златые горы». Бабушка часто поёт, я подпеваю. Раз бабушка поёт, значит, это лучшие песни на свете!»

Предыстория

ДРУГОЙ МИР

Это был другой мир. Другая страна. И вовсе это не сказка, а быль!

Детство моё проходило в другой стране, где всё было не так, как теперь. Всего и не перечислишь, что было тогда, и чего нет теперь. Но могу попробовать…

Страна, в которой проходило моё детство, была огромной. В ней жили разные народы. Страна была одна, республик много — пятнадцать! Хотите знать какие? Если назвать по алфавиту: Азербайджанская, Армянская, Белорусская, Грузинская, Казахская, Киргизская, Латвийская, Литовская, Молдавская, Российская, Таджикская, Туркменская, Узбекская, Украинская, Эстонская. Весело тогда жили республики! Общались, помогали друг другу, дружили. А какие праздники устраивали, когда собирались вместе.

Сейчас все по отдельности. Это хорошо, считают многие. Но почему дружить перестали?

История четвёртая

РУБЛЬ

Одним из чудеснейших воспоминаний детства был бульвар им. Пушкина. Зимой там царило такое веселье, что даже сильный мороз не мог загнать жителей по домам.

Всю неделю горожане усердно учились, ударно работали. Тогда по-другому быть не могло! Это называлось: «Приносить пользу стране и народу».

Но и отдыхать тогда умели! Много времени проводили на свежем воздухе. И не только в тёплое время года! Зимой столько забав…

Катки, поход на лыжах, спуск с гор на санках, строительство снежных крепостей и много всего удивительного и весёлого.

Особенно славился зимними развлечениями бульвар. Старожилы утверждают, что закладка его была начата ещё в 1947 году. Бульвар много раз менял внешний вид, но я расскажу о том бульваре, который помню в детстве.

Семья наша проживала на улице Университетской, 14. Это рядом с бульваром. По выходным и в праздники там устраивали народные гуляния! Всех угощали ароматным чаем из огромного самовара. Бубликами да пряниками. Продавали самые сладкие пироги с повидлом, пирожки с картошкой и капустой — с пылу, с жару. Да ещё павильон был похож на огромную русскую печь!

Но главное — развлечения на свежем воздухе! Можно было на тройках прокатиться. А как звенели бубенчики! Дин-дон, дин-дон.

Небольшой каток народ заливал самостоятельно. Таскали вёдрами воду из домов. Поливальные машины тогда «просто так» не эксплуатировали. В летнее время машины эти постоянно мыли улицы города! Водители старались, улицы сверкали, жара отступала. Эх, это вам не теперь.

С катка детвора не вылезала. Как, впрочем, и взрослые! Тогда у мужского населения любимая игра была хоккей. А женская приходила в восторг от фигурного катания. Даже называла — балет на льду!

Кататься меня никто не учил. Всё происходило методом проб и ошибок. Главное, коньки мне купили! Белые ботиночки, шубка, пуховая шапка и варежки голубые. «Снежинка», — слышала я вслед. Мне нравилось быть снежинкой. Я старалась оправдывать столь красивый комплимент.

У нас часто гостили родственники. Катание на тройке было для всех поездкой в Сказку. И вот однажды случилось вот что…

Дождались мы очереди. Уселись в повозку. «Готовы?» — смеётся возница. Мы киваем. Вжих! Понеслась тройка. Из-под полозьев вихрь снежинок. Ветер в лицо. Так хотелось заорать: «Ура!» Но приличия не позволили. Приличиям тогда учили с ясельного возраста. Что уж говорить о детском саде и школе. Я ходила тогда в детсад. В подготовительную группу. Приличия освоила вполне. Брат с сестрой были школьниками. К соблюдению приличий, добавилась в их жизненный опыт — дисциплина. Поэтому кричали мы: «ура!» мысленно.

… Катит тройка. Дух захватывает. Мы в восторге! Только брат Сашка никак не угомонится. Ёрзает и ёрзает. Затем приподнимается и достаёт железный рубль. «Обронил кто-то!» — говорит брат. Мы с сестрой переглядываемся. Сестра старше нас, поэтому выхватывает у Сашки рубль и вознице: «Ваш?» Тот обернулся. Покачал головой и ответил: «Наверное, кто из ездоков обронил».

Вот такое тогда было время! Железный рубль считался большими деньгами. Чтоб его заработать родители тратили время и силы. Дети понимали это! И возница понимал.

Тройка неслась по третьему кругу, мы задумчиво смотрели по сторонам. Звон бубенчиков был слышен на весь бульвар.

Всякой радости своё время. Катание закончилось. Тройка резко стала. Мы высыпали из саней. Дружно поблагодарили возницу и лошадок. Новые желающие гурьбой хлынули рассаживаться.

Отошли мы в сторону и стали совещаться. Потерявшего рубль решено было найти непременно. Рубль вернуть.

Тут же сообщили родителям обо всём. Те кивнули. Мол, ищите. Подождём сколько надо.

Мы стали бегать по бульвару и спрашивать у всех: «Кто обронил рубль?» Народ останавливался. С любопытством рассматривал блестящий рубль. Качали головами. Советовали. Обсуждали. «А вы у катка и горок побегайте, — предложил старичок. — Поспрашайте!» Мы побегали. Хозяин рубля не находился.

Народ на бульваре приличный, отзывчивый. Чужого никто брать не желал. Как и мы. «Давай вознице отдадим, — предложила я. — Вдруг кто-то обнаружил пропажу и вернулся за рублём?» «Давай ещё у той тётеньки спросим», — указал брат на расфуфыренную особу. «Тётенька, — завопили мы, бросаясь следом. — Вы рубль не теряли». Та обернулась. Поглядела с недоумением. Сестра протянула рубль. Дама взяла и поспешно удалилась.

Мы смотрели ей вслед. «Хоть бы поблагодарила», — буркнул брат. «Кажется это не тётенькин рубль», — растерянно проговорила сестра. «А чей?» — испугалась я. «Зачем она взяла?» — вскрикнул Сашка. «Потому что мы болваны, — ответила Люда. — Отдали тётке чужой рубль».

Мы бросились тётеньку догонять. Но так и не нашли. Воскресенье. На бульваре много народу.

Не солоно хлебавши, мы вернулись к родителям. «Нашли хозяина рубля?» — спросил дядя Коля. Мы молчали, чуть не плача. Нам было стыдно, что железный рубль не попал к хозяину. «Будет вам наука, — строго сказала тётя Нина. — Думать надо было». Мы понурили головы. У меня и сестры на глаза навернулись слёзы. Брат крепился.

… Прошло время. Мы выросли. Много разных весёлых и не очень историй с нами приключалось. Но тот железный рубль запомнился.

Так и остался от той истории неприятный осадок. И чувство вины.

«Без вины виноватые», — сказала тогда бабушка.

Не знаю, как у сестры с братом, а мне часто снилось, что сложилось тогда всё по-другому. И нашли мы хозяина железного рубля! И рубль тот вернули. А иначе и быть не могло!

Предыстория

ПО-ДРУГОМУ

Когда становится трудно, я думаю о городе детства, где всё по-другому, чем во взрослой жизни. В ней мы усталые, в хлопотах и проблемах, в суете и спешке. А в городе детства живут девчонки-хохотушки, озорные мальчишки, умные зверушки.

В городе детства можно летать во сне. Побывать на Луне. Танцевать под радужным дождём. Обычный чердак превратить во дворец, а бабушкин сундук — в расписной ларец. Палку в меч-кладенец. А ёлки-палки в лес густой.

В городе детства, если ссорятся, не объявляют войну. Там достаточно молвить: «Мирись, мирись – и больше не дерись». И сразу наступает мирная, прекрасная жизнь!

А ваш город детства тоже такой?

История пятая

ФОНТАН ЖЕЛАНИЙ

Как и в любом другом городе в моём городе есть центральная площадь. На ней проходят праздничные мероприятия. Туда собираются на концерты, чествования, ярмарки, встречи, выставки. Даже свидания назначают на центральной площади — у фонтана!

О городском фонтане на главной площади расскажу историю из детства…

Кто придумал ту традицию? Теперь этого не узнаешь. Но издавна повелось, что фонтан на центральной площади считают местом мистическим и бросают туда монетки. Чтобы вернуться! Это делают и жители перед дальними поездками. Так поступают и гости города. Те, которым было тут хорошо. И непременно хотят они приехать сюда ещё.

В детстве меня так радовала эта традиция! «Бросают, — думала я. — Значит, город понравился. И хотят вернуться. Здорово всё это!»

В семье нашей гостям и новым друзьям рады. Ездят к нам часто. И останавливаются подолгу. Я в восторге! Бабушка тоже. Хоть и ворчит иногда.

Гости все весёлые. Любят поговорить. Одна гостья меня рисовать учила. Профессионально. Другой гость классно на гитаре играет и песни поёт.

И меня музыкой увлёк настолько, что в пять лет запросилась я в музыкальную школу. Третий гость путешествовал по всему свету. Такое порассказал! Мне этими рассказами ещё долго дворовую ребятню удивлять.

Это вам не современные компьютерные «ходилки, бродилки, тетрисы, стрелялки». Это вам из жизни! Настоящие приключения с опасностями, сражениями, преодолением трудностей и смекалкой.

Гости приезжают часто. Погостят и уезжают. С гостями хоть и хлопотно, но не соскучишься! И всё бы хорошо, да жалко с некоторыми особо полюбившимися гостями расставаться. Но бабушка пояснила: «Вы гуляли. Город гостям показали. Монетку в фонтан они бросили. Значит, вернутся».

Бабушке я верила. Да и гости, когда их провожали на железнодорожном вокзале, тоже обещали «непременно приехать ещё!». Но однажды произошло такое, что чуть не нарушило нашу с сестрой веру в чудеса.

Одним ясным весенним утром оказались мы со старшей сестрой у фонтана. Бабушка убежала на главпочтамт. А мы? Стоять в длинной очереди, чтобы отправить посылку родне, нам не улыбалось. Вот мы и пообещали погулять возле фонтана. Бабушка подумала немного и согласилась. Погода на улице расчудесная. Зачем детям в помещении торчать? Да ещё в очереди. У бабушки на почте много дел. Кроме посылки, ей надо письмо с открыткой отправить. И телеграмму поздравительную! В те времена красивые открытки и душевные письма были бумажные. Родни у нас много. Вот и накопилось. Тем — посылка с гостинцами. Той — поздравительная телеграмма с Днём рождения. Тому открытка на 9-е Мая — с Днём Победы! Ну, и письмецо. Длинное, во всех подробностях, бумажное — и важное.

Пока бабушка бегала на главпочтамт, мы подошли к фонтану. И тут обнаружили мальчишек, которые монетки из фонтана доставали. Делали они это при помощи длинной палки с магнитом на конце.

Я возмутилась. Как такое возможно!

Сестра нахмурилась

«Уходите, — говорю мальчишкам. — Нельзя этого делать».

«Это ещё почему?» — хмыкнул старший.

Я, как могла, объяснила.

Они захохотали.

«Сказочница!» — то ли похвалил, то ли выругал вихрастый.

«Брысь, — заступилась сестра. — Сейчас милиционера позову».

Мальчишки переглянулись. Мы были настроены решительно. Охотники за сокровищами связываться с нами не стали. Похватали добычу. И помчались восвояси.

… Вскоре появилась бабушка. Пора было домой. Мы шли по бульвару. Сестра с бабушкой разговаривали. Я молчала. И только возле самого дома спросила: «Поэтому не все, кого мы любим, возвращаются?» Сестра высоко вскинула брови. Задумалась. Вздохнула. «Но ведь те, чья монетка в фонтане осталась вернуться обязательно?» — уточнила я. Сестра подумала немного и кивнула. Бабушка хотела что-то пояснить, но майский ветерок донёс запах цветущих вишен, а солнечные лучи весело заплясали вокруг нас, отражённые в стёклах домов. И бабушка отложила на неопределённое время важный разговор о том, почему «не все, кого мы любим, возвращаются».

… Я часто вспоминаю ту историю с улыбкой. Сейчас я стала взрослой и понимаю, как сложен мир чувств. Понимаю, что жизнь диктует иногда свои правила. Что волшебство живёт в сказках. А реальность сурова. Но всё-таки хорошо, если б на самом деле волшебный фонтан возвращал тех, кто нам дорог. Возвращал из дальних странствий. Возвращал из других земель. Возвращал отовсюду, потому что здесь любят и ждут. А как же иначе?

Предыстория

АЛЬБОМ

Как же хочется вернуться в город детства! Хоть ненадолго. Но остаются нам в подарок из той удивительной поры — воспоминания.

Листаю фотоальбом, улыбаюсь. Чудные мы тогда были! Взять хотя бы историю с парашютом…

История шестая

СВОИМ ПРИМЕРОМ

Сашка всегда мечтал прыгнуть с парашюта. Но пока мечта его оставалась мечтой.

Сашке тогда было тринадцать. Мне шесть. Как и все дети, мы были непоседами и неслухами. Хорошо вести себя начинали перед выходными. Тогда, в качестве поощрения, нас вели в парк. На аттракционы!

В одно из таких поощрений за хорошее поведение произошло событие, о котором мы вспоминаем до сих пор с двойственными чувствами…

Но сначала о поведении. Мы с братом не били стёкол. Не грубили взрослым. За хлебом сходить — пожалуйста! Бабушке помочь. Нет вопросов.

Главным нашим непослушанием было то, что загнать нас с улицы домой не представлялось возможным.

Нервы бабушки накалялись. Крики с балкона: «Домой! Ночь на дворе» становились всё грознее. Но, как мы могли пойти домой, когда Владик притащил картошку. Мы укрылись за кустами. Выкопали ямку. И со всеми предосторожностями пытались картошку испечь. А тут — домой!

В общем, объявились мы после девяти. Хотя бабушкин комендантский час предписывал — не позже 21:00. Были мы в саже. Сытые! (Картошечка на свежем воздухе да в хорошей компании просто чудо!) Довольные.

Бабушка встретила, как полагается. Следующую неделю после взбучки, мы вели себя примерно. Поэтому в выходные родители сдались на уговоры пойти в парк.

… Два часа радости и восторга пролетели незаметно! Мы накатались так, что в глазах сверкали разноцветные искорки. «Всё, — предупредили нас. — Последний аттракцион. И домой».

Брат задумался и после отчебучил такое! В общем, отправили Сашку в кассу. Билеты он взял. Но к нам так и не пришёл. Все бросились искать хитреца. У касс не нашли. На аттракционах тоже. И тут бабушка сообразила!

«Он же бредит этими парашютами! — вскричала она. — Точно пролез, чтобы прыгнуть».

«Так не пустят, — напомнила сестра. — По возрасту не пройдёт».

Мы поискали ещё немного.

«Чует моё сердце…» — начала бабушка.

«Идём, — скомандовал дядя Коля. — Выясним».

У аттракциона «Прыжок с парашютом» стояла огромная толпа. Мы попытались выяснить, почему заминка.

«Да парнишка какой-то пробрался», — пояснил мужчина спортивного телосложения.

«А вниз только с парашютом разрешено, — сказала девушка. — По-другому никак».

Мы переглянулись. Точно Сашка!

Тётя Нина выдохнула и решительно стала протискиваться сквозь толпу. «Куда?» — опешили все. Дядя рванул следом, но его не пропустили. Народ стал возмущаться, почему без очереди. Да ещё без билетов!

… Прошло полчаса. Народ сверху благополучно приземлялся. Нашей родни среди парашютистов не было.

Мы волновались. Дядя Коля рвался взобраться на площадку. Народ стоял стеной. И тут сестра прошептала: «Вон они! Летят…»

Тётя с братом спускались на парашюте. Вместе!!!

Остаток пути домой все молчали. Намного позже тётя призналась, как ей было страшно. А брат? Гордился собой. Мечту он осуществил. И неважно как. А то, что спустился на парашюте с матерью, объяснил тем, что: «Не мог позволить женщине прыгнуть одной».

Вот такая история из детства. Не знали тогда всех этих новомодных систем: Штайнера, Монтессори, Лупан, Масару Ибука, поэтому воспитывали собственным примером. А для этого большая смелость нужна.

Из цикла «Город потерянных Душ»

НОЧНЫЕ КРЫШИ

Иногда смотришь на ночные крыши. Ярко светит луна. Звёзды зажигают окна, наверное, там тоже кто-то вернулся домой с работы…

Хорошо в ночном городе. Словно светлячки собрались на праздник и устроили парад. Приглядишься, да это же окошки многоэтажек. И свет в них разный. Где-то тёплый, золотой. Там холодный синий. А здесь задумчивый фиолетовый.

В золотом окошке сидит у детской кроватки мама, читает сынишке сказку. Уютно в комнате, тихо…

А там, где холодный синий свет, готовится к лекции студент. Обложился учебниками. Бормочет аксиомы, теоремы, а самому так хочется в ночной клуб, где ждут приятели, а не уравнения и схемы.

За фиолетовыми шторами сидят люди постарше. Философствуют, читают стихи, поют под гитару, пьют коньяк, разбавляя кофе. Всё у них непросто выходит. Ищут истину, философский камень, развалившись в креслах и на диване, курят трубки у камина. Мило…

Такие разные окна в моём городе. За каждым своя жизнь, своя история, по-своему проходит время. Жаль, его не догнать, не возвратить, не повернуть вспять. Хотя бы для того, чтобы снова всё начать…

А ещё я люблю крыши, умытые дождём. В них отражается небо, луна и звёзды. Мне кажется, что высь и свобода становятся ближе ко мне. Иногда неба можно коснуться ладонью, погладить особенно яркую звезду. Правда ладонь после будет мокрой и холодной. Потому что касаешься всё же отражения на крыше, а не самого неба. Как в жизни! Все они земные звёзды такие — гордые, эгоистичные, самовлюблённые. Ночные звёзды другие: могут помочь запоздалому путнику отыскать правильную дорогу. Иногда они подмигивают нам с высоты. А бывает, что и спускаются с небес, чтобы исполнить самое заветное желание…

Когда смотришь на ночные крыши, слушаешь, как город дышит. Высотки словно кораблей мачты. Ветер их раскачивает. Что ждёт нас дальше? Скорее всего, отправимся в путь. Каждый поплывёт в своём направлении. Далеко или близко? Никому это неведомо. Наши пути могут никогда не пересечься. Просто мы заходим в разные порты…

Ночь так прекрасна! Можно смотреть, как светят на бульваре фонари, а прислушавшись, уловить обрывки их разговоров со звёздами…

Умытые улицы изредка отражают небо. Как наши Души. Тело живёт земной жизнью. Душа всегда устремлена ввысь. Попробуй тут разберись…

Люблю сверкающий дождь. Он модник и франт. Широкополая шляпа, серебряный плащ, бамбуковая тросточка. Иногда дождь стучит в барабан, порою танцует. Слышите! Сейчас отбивает чечётку: ровно, ритмично, чётко…

Вторят ему трамваи. Готовы пуститься танцевать и по улице шагать, но рельсы не пускают. Ну, всё, как у людей. Ни вперёд, ни назад. Ни вправо, ни влево. Повсюду правила, законы, запреты. А кто их придумал? Не мы. Мы немы. Мы не мы. Всем рулит система!

Многие привыкли отмалчиваться по углам. Моя хата с краю, гостей не принимаю. Что вокруг творится, не знаю. Чего от меня хотите, не понимаю. В общем, любим мы частицу НЕ. Иногда вдвойне, когда двойное отрицание не что иное, как утверждение. Заумно? Не очень. Здесь всё так: не поймёшь, кто друг, а кто враг. И привыкаешь постепенно никому не верить, держать запертыми двери.

Наверное, надо быть проще по жизни: кто не хочет, ничего не нарушает. А вот держать других в узде, имея в арсенале оружие да прописные истины легко.

Мир меняется, значит, и правила должны… Но нерушимы они, как монумент людской глупости и покорности. Вот такие мысли навевает дождь. Он ведь свободен. Ему всё нипочём. Говори, что вздумается. Делай, что захочешь. Мчи, куда Душа пожелает. Свобода! Эх, мне бы так…

В 3 часа ночи гудит завод, работать зовёт. Спешит народ. Скорей! Вперёд. Домна ждёт. Выплавка стали идёт.

А в центре авто гудят. Огни ночных клубов призывно манят, мысли прохожих туманят, завлекают: скорей сюда! Здесь развлекуха, музыка, напитки, еда и прочая ерунда, которая не согреет, но кошелёк опустошить умеет. Драйв! Золотая молодёжь прожигает жизнь. Планета, держись!

…Город ночной живёт и дышит. Я сижу на покатой крыше. Я за всем наблюдаю, всё чувствую, слышу! Мыслей много разных: грустных, философских, прекрасных.

Днём у Ангелов много дел. Но иногда ночью мы отдыхаем…

СЕРЫЙ ГОРОД

«Серый город, серые зонты, серые люди позабыли про мечты. Серые люди по городу спешат делать деньги, кредиты погашать.

Серые здания в небо поднялись, серые люди мчат вверх и вниз. Сколько успеть им надо за весь день! Преодолеть карьерный барьер. По головам взобраться наверх. Сделки с совестью. Ложь и лесть. Вчера они там, сегодня — здесь. Подмажут — поедут на верхний этаж. Важен не результат, а подхалимаж. Рука руку моет. Не подмажешь — не продашь. Провал конкурента вводит их в раж!

Ангелы с неба грустно смотрят вниз, как серые люди прожигают жизнь. Солнце и птицы глядят с высоты, как серые люди рушат мечты. День их сер и беспросветен, слова и деньги бросают на ветер.

Серые люди устало бредут, думают о бренном, в бар зайдут, напьются там и — домой. А некоторые продолжат путь ночной…

В злачных местах до утра пропадут. Весёлье покупают, себя продают. Серые люди по жизни идут.

Постеры, реклама, шоу, шопинг, кураж! В ночных заведеньях ажиотаж. Сигареты, наркотики, проституция…

Рингтон! Книги читать здесь моветон. Зато, какой азарт в казино! Деньги спустил и прыгнул в окно.

На сцене попса, голые зады, разноцветные певцы раскручивают хиты, клипы по ТВ, продюсеры, слава — такая у серых людей забава! Вместо общения — туса. В домах — шебби, шик, техно, лофт, арт. Удобство не главное. Важен стандарт, статус, мода, пыль в глаза! Без этого у серых людей нельзя. Проиграть миллиард. Сбагрить товар. Сесть в карт и с обрыва. Угар! Прыгнуть с моста. Зачем? Просто драйв. В банжи-джампинг серые играют. Это такой аттракцион! Сегодня Тарзан — ты и он. Дайс, орёл и решка, рулетка — развлекуха. Решает не человек, решает — везуха! Едят тараканов, улиток, кузнечиков, фугу. Вкусно? Вряд ли. Серые крутостью меряются друг с другом.

Серое утро. Серый день. Серый вечер. Серое воскресенье. Не люди вокруг, а серые тени!

Всё фальшиво, всё напоказ — каждую минуту, день и час.

Серая осень, серая зима. Как же надоела вся эта кутерьма. В серое лето мегаполисы одеты. И даже весна серого цвета.

… Серый город, серые зонты, как сюда попали я и ты?»

«МЕГАПОЛИС. ЖАРА. ЭКО ЛОГИЧЕСКОЕ. АПОКАЛИПСИЧЕСКОЕ»

«Жара и зной. Улицы пусты. Реки обмелели. В разводе мосты. Птицы молчат, ждут дождя. Деревья грустят, листья теребя.

Мчат авто — гарь и смрад. Выбраться в пригород каждый рад.

По тротуарам люди ползут. Как же невесело всем тут. В душе прохожих кавардак — им всё не то. И всё не так. А в головах мысли спешат, обгоняют ноги, их не догонишь… Эх, пути-дороги! Заботы, тревоги.

Духота правит в мегаполисе бал. От этой жары кондиционер устал. Работать перестал. Воет на луну. Жалуется звездам на адскую жару. Пыхтит, сопит…

От вздохов этих народ не спит. Даже ночью прохлады нет. Стены домов жар отдают не наружу, а внутрь.

Бродят жильцы — не передохнуть. Может почитать, чтоб быстрей уснуть?

Современные книги переполнили дома. Стихи в агонии. Графоманов тьма. Страницы шуршат. Шепчут о том, что не прочитан ни один том. Кто виноват? Летняя жара, измучившая всех сегодня и вчера.

Остался в городе один поэт и тот рифмы плетёт, жару клянет, оплаты ждёт.

Рекламный шут дурманит люд.

С ночи до утра повсюду жара.

Постеры вокруг встали в круг. Окружён народ. Вряд ли он это поймёт.

Ночные клубы там и тут посетителей ждут. Расставили сети, манят всех тех, кто слаб до утех.

С утра снова жара. Улицы кричат. Слоганы твердят: «Купи – продай или так отдай».

В городе ад. Пыль столбом. Раскален асфальт. Сковородка дом. Фонтаны шипят и плюют водой. Памятник стал от пыли седой. Выжигает светило парки, скверы. Вокруг рутина, жар и скверна.

Люди злы. Раздражены. Палит сверху. Плавит пластик. Пахнет гарью. Все у жары во власти. Трубы дымят. В городе смрад, смог и дым. Даже тополя не совладают с ним.

Повсюду жара. Июль сошёл с ума. Скорей бы закончилась вся эта кутерьма.

Планета стонет: «Нужна вода!»

Сбежать бы скорей. Знать бы куда»

НОЯБРЬ. ГРИППУЕТ ГОРОД

Ноябрь. Гриппует город. Безнадёга. Слякоть. Туман. И впору плакать дождями серыми. Взирать в окно, где чёрно-белое кино.

Спешат авто. И настроение не то. У них и у меня.

Манто из серебра накинул на бульвары и проспекты обман.

Как Золотая Рыбка в интернете сижу. Вздыхает одиноко диван. Иллюзия сегодня правит балом. Слезами горькими грустит на кухне кран.

Многоэтажка. Соседей слышу, но их как будто нет. В многоквартирном доме все рядом, но каждый по себе.

Ноябрь. Гриппует город. Замёрзли тополя. Всё зря.

Эх, настроение настроить не могу! Что ж от проблем сбегу в контакт или фейсбук. Опять замкнулся круг. Ох, сладу с этим интернетом нет. Сидит скучающий народ. Выкладывает фотки. Болтает ни о чём. В друзья зовёт. А интересов общих нет. И нет побед. Есть лайки, автарки, смайлики, видюхи. Точь-в-точь на лавочке старухи. Уселись у подъезда и трут. Перетирают понемногу: кто с кем, зачем, куда? Ей, Богу!

Зачем такие мне друзья? Пустая болтовня.

Я лучше выключу инет. А заодно и свет. Зажгу свечу и погрущу. Ноябрь и тишину впущу.

А к вечеру врагов прощу. Поможет музыка — Шопен, Вивальди, Чайковский, Григ, Бетховен, Бах. Спокойно с ними. Кружатся стрелки на часах: тик-так.

Приходит Ночь. Встречаю сны. Они посланники Луны. Загадки в них заключены. А смысл? Наверное, смысл есть. Но там. Не здесь.

Рассвет подарит мне мечты. Цветами чайные распустятся листы. Рассвет. А сумерки густы.

Ноябрь. Гриппует город. Год от года. Такая вот погода. Свирепый ветер. Туман. Промозглость. Слякоть. И впору плакать дождями серыми. Холодная пора. Грустит природа. Притихло всё. Четвёртый день сижу я дома. Знакомо? Общаться что-то неохота. Зато не надо мчаться на работу!

Rado Laukar OÜ Solutions