29 сентября 2022  17:38 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная выпуск № 16 октябрь. 2021г

Русскоязычная Прибалтика

 

Аллан Хантсон

 

Активист объединения «Российские соотечественники Европы», ответственный секретарь правления НКО «Добросветъ» Аллан Хантсом  дал большое интервью интернет-порталу BaltNews.ee, в котором  рассказал о попытках на своём уровне препятствовать уничтожению исторической памяти и разъединению русских Эстонии. Координатор проекта «Эстляндские губернские ведомости» (RODINA.EE)

Президентская власть – для кого она в радость, а для кого не в сласть

 

Взгляд сквозь призму новейшей истории на то, как выбирают и назначают глав государства в Латвии, Литве и Эстонии.

 
 
 

Слово «президент» в переводе с латыни означает всего лишь «сидящий впереди» (praesidentis) и употреблялось в Древнем Риме в отношении «председательствующего» среди равных себе чиновника высокого ранга.

Моду называть так главу государства первыми ввели со своим появлением на политической карте мира Соединенные Штаты Америки в 1789 году, и после обретения западными российскими провинциями независимости в первой половине прошлого века докатилась она и до берегов Балтики. Институт президентства вводился в балтийских государствах в разное время, при разных обстоятельствах и на разных принципах.

 

Литва: от авантюриста до русофоба

 

Раньше всех президент появился в Литве — в 1919 году, когда и самой Литовской Республики формально-то ещё не существовало (она официально появилась лишь после принятия Конституции в 1922 году, прежде этого было Литовское государство). Им стал юрист по образованию, журналист по профессии и авантюрист по призванию Антонас Сметона (он же Смятона в литовском произношении — тут уж кому как больше нравится).

Причём выбрал его на эту почётную должность не народ, а так называемый «Государственный совет Литвы» - созданное в стенах театра общественное объединение под председательством самого Сметоны. Кстати, буквально годом ранее эта же компания во главе всё с тем же Сметоной на полном серьёзе предлагала литовскую корону немецкому принцу Вильгельму Карлу Флорестану фон Ураху с условием, что тот взойдет на престол под благозвучным для литовцев именем Миндаугаса (Миндовга) II.

Будущий король Литвы уже даже принялся было спешно учить «варварский» язык своих подданных, но тут в самой Германии случилась революция, монархия пала, страна капитулировала перед Антантой и «Государственный совет Литвы» оперативненько отозвал своё приглашение принцу. Как говорил Председатель (тоже по-своему «президент») из популярной советской кинокомедии «Гараж»: «вовремя предать — значит не предать, а предвидеть».

В общем, пролетел принц, как фанера над Парижем. Ему, кстати, и прежде на короны не везло: сначала «прокатили» с престолом в Монако, затем — в Албании, после — в Лотарингии. В качестве забавного курьёза стоит упомянуть о том, что исторический прецедент не прошёл для потомков несчастливого принца совсем уж даром: доморощенные монархисты из «Королевского дома Литвы» признали таки его внука — Иниго фон Ураха — легитимным наследником несуществующего литовского королевского престола.

Ну да Бог с ним, с принцем — это всё дело прошлое, вернемся к нашим президентам. В 1926 году Сметона стал «президентасом» Литвы ещё раз — благодаря совершённому им государственному перевороту. Ну а когда вся власть у тебя в руках и никакая оппозиция править не мешает, то и президентом избираться одно сплошное удовольствие — что и доказал наш «герой», заняв этот пост еще дважды: в 1931 и в 1938 году.

В 1940 году — с приходом Советской власти — традиция литовского президентства прервалась почти на полвека. Следующего президента уже восстановившей независимость Литвы избрали, к слову сказать, всенародным голосованием лишь в 1993 году — им стал вовремя «перекрасившийся в розовый» бывший глава литовских коммунистов Альгирдас Бразаускас, которого в 1997 году сменил пособник гитлеровских оккупантов Валдас Адамкус.

В 2004 году с новым литовским президентом — Роландасом Паксасом — случилась «осечка». Не того, как говорится, глупый народ выбрал. Бывший советский лётчик никак не желал подхватывать антирусскую и антироссийскую эстафету своего предшественника.

Тем хуже оказалось для него — против Паксаса быстренько сфабриковали дело о разглашении государственной тайны и отстранили от должности под предлогом «грубого нарушения Конституции». Суд, правда, оправдал экс-президента, а Европейский суд по правам человека признал неправомерным вынесенный ему запрет баллотироваться на пост главы государства, но поезд, как говорится, уже ушёл.

Вместо Паксаса уже вернули проверенного ещё сотрудничеством с нацистами Адамкуса — этот не подведёт! И ведь не подвёл. Больше система осечек не давала: последующие литовские президенты — Даля Грибаускайте и Гитанас Науседа — по уровню русофобии и ненависти к России оправдали все возложенные на них надежды.

Про Грибаускайте, правда, злые языки шептали, что та в советское время подрабатывала «ночной бабочкой» на службе у КГБ, выпытывая в постели тайны у расслабившихся в её объятиях иностранцев, но кто мы такие, чтобы осуждать девушку? Тем более, что факт последующего её вступления в ряды КПСС и работы в ЦК явно доказывает очевидную ложь таких клеветнических измышлений — не могли же туда проституток брать!

Науседа — вот это действительно «молодец»! Он даже Путина вслед за Байденом тоже «убийцей» назвал. Правда, президент России его не услышал. По-крайней мере, никак на это не отреагировал.

 

Латвия: коммунисты стали националистами

 

В Латвии с президентами всё как-то скучно. Народ их как не выбирал с самого начала, так и не выбирает до сих пор. Главу государства определяют депутаты Сейма (парламента), числом отданных «за» голосов не менее 51 ..

Первым президентом страны в 1922 году стал юрист и журналист Янис Чаксте. А жирную точку в дальнейшей суете с президентскими выборами поставил первый глава правительства Латвийской Республики Карлис Ульманис, который, совершив в 1936 году госпереворот, распустил парламент, разогнал все партии, приостановил действие Конституции и назначил сам себя президентом.

После полувекового перерыва, обусловленного советским периодом латвийской истории, следующим президентом восстановившей независимость республики стал внучатый племянник диктатора — Гунтис Улманис, сделавший при СССР, кстати, весьма неплохую карьеру в Коммунистической партии, но заблаговременно и весьма вовремя вышедший оттуда.

У президентов Латвии вообще как-то очень ловко получается совмещать интернационально-коммунистическое прошлое с нынешним русофобско-капиталистическим трендом. Взять, к примеру, действующего главу латвийского государства Эгилса Левитса. Прадед его в царское время был революционером, папа активно устанавливал Советскую власть в Латвии, но мальчик пошёл в маму, которая в 1944 году предпочла покинуть родину вслед за гитлеровскими оккупантами.

Будучи евреем по происхождению (его дед и бабка по отцу погибли во время Рижского погрома, устроенного латышскими нацистами в июле 1941 года), Левитс, тем не менее, не забывает регулярно делать реверансы поклонникам местного эсэсовского легиона. В этом он, кстати, сильно напоминает своего украинского коллегу и соплеменника Владимира Зеленского. Ещё одной общей чертой обоих президентов является демонстративное неприятие ими русского языка.

 

Эстония: запад подскажет, кого выбрать

 

В сравнении с другими балтийскими государствами, институт президентства пришел в Эстонию позже всего и то лишь благодаря госперевороту (классика жанра!), устроенного в 1934 году государственным старейшиной Константином Пятсом. Надо ли говорить, что первым эстонским президентом стал, конечно же, он сам.

Как и в Латвии, народу в Эстонии президента выбирать не доверяют. Мало ли, за кого он там проголосует, неразумный? Согласно ещё одной общей прибалтийской традиции, первым главой восстановившей независимость Эстонии стал отнюдь не бывший «лесной брат» и не диссидент, а человек, сделавший довольно неплохую творческую карьеру в советские времена. Некоторые его недоброжелатели даже утверждают, что Леннарт Мери был, о ужас, «агентом КГБ». Дескать, других в брежневские времена представлять СССР заграницей не посылали априори.

Но поскольку сам он по данному поводу сказать из загробного мира уже ничего не сможет, то и мы эту тему развивать не будем. Зато его преемник — Арнольд Рюйтель — агентом КГБ уж точно не был. Да и зачем это нужно, спрашивается, секретарю ЦК Компартии Эстонии и главе Верховного совета ЭССР?

Вот в ком действительно можно заподозрить агента, только не КГБ, а ЦРУ, так это в Тоомасе Хендрике Ильвесе, занимавшим пост президента Эстонии в течение аж двух сроков подряд: с 2006 по 2016 год. Дело в том, что родившийся в семье эмигрантов будущий глава эстонского государства был в свое время штатным сотрудником радио «Свободная Европа», финансировавшегося из бюджета Центрального разведывательного управления США.

Впрочем, став президентом Эстонии, Ильвес от американского гражданства честно отказался, а потому, даже если и был агентом, то его наверняка после этого уволили. Чтобы вторую зарплату не платить.

Видимо, как раз её Ильвесу и не хватило, ибо взял он у государства безвозмездную субсидию по тем временам немаленькую на обустройство собственного хутора в качестве туристического объекта, но туристов туда отчего-то так и не пригласил. Так и списали сумму задним числом — чего не сделаешь ради хорошего человека, который ещё и президент вдобавок?

А уж тот её отработал на все сто — даже уйдя в отставку, не забывает Россию поругивать. Совсем недавно, к примеру, предложил россиян в Европу не пускать. Может эстонским налогоплательщикам ему ещё на один хутор скинуться в качестве поощрительной премии?

Нынешнего президента Эстонии Керсти Кальюлайд в 2016 году выбирали мучительно долго. Дело в том, что тогдашнюю сотрудницу Контрольной палаты ЕС на ее родине вообще мало кто знал, пока Брюссель настоятельно не посоветовал эстонским депутатам проголосовать за зарекомендовавшего себя «человечка».

Сегодня страна, точнее её парламент, вновь стоит перед непростым выбором. Полномочия Кальюлайд заканчиваются в августе, а кого выбирать новым президентом, непонятно. Желающих пока не густо. Впрочем, зачем ещё нужны друзья? Они и подскажут в случае чего.

 

Вместо послесловия

Перед народами они не в ответе?

 

Президентов Эстонии, Латвии и Литвы выбирают по разному. Объединяют их, однако, слова в даваемой ими при заступлении на должность клятве о службе на благо народа своих стран. Не эстонской, латышской или литовской нации, а именно народа, включающего в себя и русских, и представителей всех других проживающих в их республиках национальностей. Неплохо бы помнить прибалтийским президентам о такой особенности этой очень важной формулировки.
Rado Laukar OÜ Solutions