25 мая 2022  10:50 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная выпуск № 13 от 20 декабря 2020 г



Алжир



Галина Абделазис


Родилась в Лениногорске (ныне Риддер) Восточно-Казахстанской области, с 18 лет жила в Москве. По окончании Московского горного института в 1974 году вышла замуж и уехала к мужу в Алжир, где и живёт сегодня. Имеет среднее музыкальное образование и диплом Французского культурного центра в городе Алжире об окончании трёхгодичных курсов французского языка. Работала по специальности как горный инженер, а также в сфере образования. Стихи пишет с детства. Галина Абделазиз открыта всему миру. Стихи о Магрибе чередуются с темой России. Эллада звучит рядом со стихами об Азии. Её захлёстывают жаркие ветры Африки, но душа не покидает российское пространство. Её стремление передать эмоциональное восприятие окружающего мира воплощено лучше всего в стихах, лишённых какой-либо дидактики. Это настраивает читателя на лирическую волну автора.


СТИХИ


Рощи зовут меня, грусть белоствольная...
Улицы, улочки, домики, дворики,
Воздух ванильный... Пекут куличи.
Веси проснулись в берёзовом мороке,
Быль о России мне, лист, нашепчи!

Как я люблю эти дни предпасхальные,
Пряные свечи черёмух и верб.
В белых церквушках икон целование,
Хрупких просвирок божественный хлеб.

Слушаю песни твои колокольные,
Сердце, не плачь, голова – не боли.
Рощи зовут меня, грусть белоствольная,
К звонам малиновым милой земли...


ДОМ ЗА РОЗОЮ ВЕТРОВ

Вдаль китайскою стеною гордый движется Тянь-Шань.
Время, время мчится быстро, как испуганная лань!
Бор зелёный околдован бирюзою родников,
И река грохочет грозно – дочь уснувших ледников.
Поверну на циферблате часовые стрелки вспять
На секунду, на минуту детство-юность повстречать.
Здесь когда-то задавала сто вопросов и в ответ
Ожидала, что Аксёнов звёздный выпишет билет.
И глаголы я спрягала: быть, мечтать, хотеть, любить.
В ушко строчками вдевала первых рифм живую нить.
Тихим лугом, ранним утром собирала я жарки,
И с тех пор в душе пылают их живые огоньки.
Здесь живут мои химеры под охраною богов.
Детство-юность – дом надежды – дом за Розою ветров.


РОМАНТИЧЕСКОЕ, ВЕСЕННЕЕ, ЛИРИЧЕСКОЕ...

Весна в кофейнях Баб-эль-Уэда...
Светило, раскурив кальян,
Заглядывает в двери с неба –
Здесь и матрос и капитан,
Арабики вдохнув и мокко,
Цедя воспоминаний дым,
Ведут корабль в страну «Далёко»,
Без парусов и без ветрил.

Поэт, не ты ль пленён пиратом?
Ботфорты странствий натянув,
Летим сквозь тень веков, аркады,
И бирюзовую волну
К дворцам старинным Хуссейн Дэя,
Под гребни красных черепиц,
Где Дон Кихот и Дульцинея
Нам улыбнутся со страниц,
Где на турецких пуфах время
Плетёт узоры небылиц.

Когда-нибудь и ты узнаешь
На фресках стёртых изразцов
Мой золотистый лик, туманный,
Моё славянское лицо.
Мы в этой жизни не встречались,
Быть может встретимся в другой,
Ведь там, за синим флёром далей,
Жива во снах морей любовь...

Баб-эль-Уэд – квартал г.Алжира на побережье Алжирского залива, один из самых красивых в Старом городе.
Хуссейн Дэй (18-19 в.в.) – последний турецкий наместник Алжира.
М.Сервантес был пленён алжирскими корсарами и провёл в рабстве 7 лет, где начал писать свой знаменитый роман.


В НЁМ БУШУЕТ ЗЕЛЁНОЕ ПЛАМЯ...

На венец золотой небосвода
Приготовился вечер взлететь.
Плавит солнце в темнеющих водах,
В синем море, закатную медь...

Мне сказал незнакомый скиталец,
Бывший воин, а может, эмир:
«То ли мавр, то ли пришлый испанец
Потерял здесь когда-то сапфир.»

Вставлен он в дорогую оправу
Берегов серебристых, крутых,
Пепел Этны, порфирные лавы,
Илиады задумчивый стих...

В нём бушует зелёное пламя,
Голубые лучи маяков...
Здесь корсар обронил своё знамя
На развалины древних веков.

И клюют белокрылые чайки
Фиолетовый, в зёрнах, инжир.
И свои изумрудные флаги
Поднял в небо сегодня Алжир!


Я НАЗВАЛА ЕГО СИРОККО

Вновь необузданный скакун,
Я назвала его Сирокко,
Сдувает пыль с атласных дюн –
За ним, песчинками, табун,
И гривы вьются цвета мокко.
Летит на веси, города,
Несётся пущенной стрелою
Из золотого арбалета
Рассерженного зноем лета,
Сам ветер держит повода...
Тиндуф, Бешар и Тимимун
Берёт, напором покоряя!
Пылает страстью, как Меджнун,
Спешит назад, где среди дюн
Ждёт его верная ГардАйя.


СОН МОЙ ЛАСКОВЫЙ...

Сон мой ласковый – львы, антилопы, фламинго,
Африканские тайны кочуют со мной,
Чёрный парус Анголы, огни Мозамбика
В караванном краю параллели иной.

Сон мой ласковый – звёздные радуги ночи,
Золотые мосты от зари до зари.
Терема строит в небе неведомый зодчий,
И окно изумрудное в вечность горит.

Это ты сочиняешь осеннюю сказку.
Напиши мне одну о далёкой стране,
Где волшебной иглой платье шьёт Златовласка,
Журавлиное платье, венчальное, мне...


МЕСЯЦ ВЫТКАЛ ВЕСЕННИЙ УЗОР...

Сны бездонные, сны золотые,
Месяц выткал желаньям узор –
Снитесь зори, моря колдовские,
Глаз туманных обманчивый взор.

Сколько лет, сколько гроз пробежало,
Сколько их – журавлей и синиц?
А всё снятся два синих кинжала
В обрамленье пушистых ресниц.
А всё снится под парусом алым
Наш кораблик с названием «Лисс»...


ОЛИВКОВОЙ ВЕТКОЙ, ЗАГАДКОЙ КРЫЛАТОЙ...

Не слушай ночей опечаленных меццо,
Лишь кистью веди по холсту...
Едва отворится небесная дверца,
Не глядя, шагну за черту

И выйду из розовой пены Эллады
На голос её кораблей.
Оливковой веткой, загадкой крылатой
Купаясь в палитре твоей.

Тунику развесят сушиться рассветы
На фризах обветренных скал;
В растаявшей тени, резном силуэте
Меня б ты опять не узнал.

И снова бы правил то локоть, то локон,
На поясе белый тюльпан.
У наших рассветов глаза с поволокой,
Глаза у разлуки – туман...


СНОВА ЖАРА...

Первый листок разукрашен осенний
Алою кистью пустынной колдуньи,
Город укрыт паутинами лени,
Снова жара на макушке июля.
Жёлтая ящерка (сон золотистый)
Спит на стене под лозой винограда,
Сотканный дымкой, оазис ей снится,
Чистых верблюжьих колодцев прохлада,
Пальмовый веер... И звёзды по небу
Вдаль уплывают, куда-то на север,
В страны дождей, благодатного снега.

Зноем расписан обманчивый веер –
Утром светило продолжит набеги,
Жгучие стрелы на улицах сея...


НЕ ЭТО ЛЬ СКРИПКА ДЛЯ ДУШИ?

Люблю в названиях старинных
Найти кусочки янтаря,
Сложив узорные картины
С туманным бликом корабля,
Пришедшим из иного царства,
Где слов волшебных миражи –
Константинополь, Кадис, Касба,
Не это ль скрипка для души?
Десяток ноток благозвучных,
Просоленных ветрами нот,
Как город на приморских кручах
Из пены розовой встаёт.

Дворцы, секреты плавных линий,
Забытых беев имена...
Здесь тайны «есть» и тайны «были»,
Моя здесь сказка ожила:
Слова разгадывать чужие,
Граффити, лики, письмена.
Здесь ирисы на фресках схожи
С летящим парусом времён,
Здесь каждый день как вечность прожит
И что ни камень – пантеон...


ВОЗВОДЯ ГОРОДА ИЗ КОРАЛЛОВЫХ ПЕН...

Если б не было моря и далей певучих,
Кто-то это придумал бы, как и тебя.
Средиземные чаячьи сказки послушай –
Снова дюны шафранным крылом шелестят.

Мы когда-то спасались там в замках песчаных,
Возводя города из коралловых пен.
Были нам не страшны ни тоска, ни обманы,
И вставал из руин не один «карфаген»!

У мечты все восходы наполнены ветром,
Тихой музыкой струн золотого луча.
Если смоет сегодня волна мои ретро,
Я ещё нарисую пять строчек и дам
Долететь до тебя песне, сердцем согретой,
На волшебном смычке моего скрипача...

Rado Laukar OÜ Solutions