26 мая 2022  01:00 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная выпуск № 13 от 20 декабря 2020 г


Норвегия



Елена Ковальчук


Родилась в Киеве в семье учителей в 1967 году. С детства предпочитала книгу всем остальным играм. Первое прочтенное самостоятельно стихотворение - Мойдодыр - оставило неизгладимое впечатление и снилось по ночам. Свое собственное отчеканила в 6 классе и посвящено оно было любимому празднику. Празднику Октября. После окончания школы остро встал вопрос выбора специальности. Для неопределивших свое признание в Киеве существует специальный институт, называемый Киевский Политехнический, куда я и подала документы. З а рять лет студенчества познакомилась с несколькими хорошими инженерами и с большим количеством плохих поэтов. Один из них вскоре стал моим первым мужем и отцом первого ребенка.Окончив институт с небольшим отличием, поступила в Институт сверхтвердых материалов. Дальше неразборчиво. Работа, отъезд друзей, опять работа, сочинение стихов и их публикации в газетах , развод, опять работа. И так до 1992 года, пока одна из подруг пригласила меня в гости к себе в Норвегию. Тут, в Осло, я познакомиласьс замечательным человеком, моим вторым мужем и отцом второго ребенка. Он настолько образован, что в состоянии прочесть мои стихи. Так теперь и живу. .

СТИХИ

Музыкантша

Диезами, бемолями
Мои года просолены,
Мои года порезаны
Бемолями, диезами.

Сведя свой путь с диезами,
Не породниться с Крезами.
Не сгинуть в алкоголе ли,
Сведя свой путь с бемолями?

Судьба дурной подругою
Решила: «Быть поруганной
Не Петями, не Колями –
Диезами, бемолями.»

Днем ли, вечером, к утру...

Днем ли, вечером, к утру–
Я когда-нибудь помру.

Попадет под лемех камень
Мне на жизненной меже.
Я б хотела жить веками -
Это здесь не прохонже.

Протяну внезапно ноги
По брюссельской простыне,
И веселый черт двурогий
Подмигнет похабно мне,

А потом возьмет за груди
И с размаху – в тот котел,
Где давно томятся люди
Наших городов и сел.

Ты прощай навеки, Осло!
Киев-Родина, прощай!
На хрена я стала взрослой,
Чтобы сдохнуть невзначай?

…Вот когда фигня такая
Бьет подобно кирпичу,
Я к бумаге приникаю
И лечу себя, лечу.

Белые отметины цветов...

Белые отметины цветов,
Маленькие, тусклые, но гордые,
В скалах над извилистыми фиордами...
Крикни им:"Готов?" "Всегда готов!"
Дождь на них едва поморосил -
Крошат камень над стальными водами.
Милые мои! Одной породы мы,
Пробиваюсь к жизни в меру сил.

В рубашечке Лакоста...

В рубашечке "Лакоста",
в кроссовках "Нью баланс"
жить в этом мире просто -
всегда имеешь шанс.
Красивая фигура,
зеленые глаза,
и далеко не дура,
посмею вам сказать.
Флакончик от Версаче,
белье от "Донди Свад"...
Иди ко мне, мой мальчик,
сними с меня наряд.
...Но друг сидит на стуле,
тоскою обуян,
и варятся в кастрюле
пельмени "Микоян".

Я сегодня веселая...

Я сегодня веселая,
Я не верю в приметы,
Исполняю все соло я
То, что раньше – дуэтом.

А колечко, как олово,
С пальца тихо стекало –
Обрела я вновь голову,
Что когда-то теряла.

Я нажарю картошечки,
Я открою флакончик,
Опрокину немножечко
И пойду на балкончик,

На звезду пролетавшую
Загадаю удачу…
Поднимусь я, упавшая,
И не плачу. Не плачу.

Закружило, запуржило, замело...

Закружило, запуржило, замело,
Занедужило, забило, западло…

Фиолетова скала и зелен фиорд,
Мутно - бел распухших туч холодный торт.

Лезут призраки из мерзлого окна,
Только свист и в промежутках – тишина.

Что-то скачет, что-то вьется за пургой….
Хорошо, что мы расстались, дорогой!

В отчизне, поседевшей как манто...

В отчизне, поседевшей как манто
И лгущей, словно шлюха сутенеру,
Была юна я. Он был стар. Зато
Мне в те года все чувства были впору.

Уже горенье юности не впрок,
Что там могла – теперь я не умею,
Лишь по ночам твержу я, как зарок,
Опять: «Россия. Лета. Лорелея…»

Ты дотронься до меня губами..

Ты дотронься до меня губами,
Ты уткнись в ключицу головой,
Бьет нас по стене планида лбами,
Будто мячик водно-половой.

Я не плачу, не давлю на жалость,
Я тебя сильнее, без прикрас.
Обними меня, ведь это малость,
Может, это – в предпоследний раз.

Снова солнце в тучу заскочило,
Словно в тень от твоего плаща.
Я тебя к себе не приучила...
А теперь – в последний. И прощай.

Вокруг толпа то ждет мессии...

Вокруг толпа то ждет мессии,
То завывает, режа ухо.
Черт догадал меня в России
Родиться с музыкальным слухом!

А впрочем, что я! Я ж далече,
Я среди викинговых внуков,
Разлука плохо сердце лечит,
Хреновый доктор ты, разлука!

И снова вру – я не лечиться
Хочу, бо, право, не болею.
Страна березового ситца,
К тебе претензий не имею,

Лишь только помню за Евбазом
Одну порвавшуюся нить,
Да так, что хочется мне сразу
На хутор бабочек ловить.

Когда и ты свое прощанье выстрадал...

Когда и ты свое прощанье выстрадал,
Шагнул в вагон, не поднимая глаз,
Когда погибло без боев и выстрелов
То, что всегда соединяло нас -

Мной это чувство до слезинки понято
И потому ложится под перо,
Когда заходит длинный фаллос поезда
В раскрытое влагалище метро.

Лети во мрачный Альбион...

Лети во мрачный Альбион,
Светясь в радарах погранзоны,
Сквозь предзакатный блеск окон,
Через пассаты и муссоны.

Как в “Bank of England” миллион,
Как шар в намеченную лузу,
Лети во мрачный Альбион,
Моя нечесанная муза!

Ты пролетала над Днепром,
Без дрожи мча над серединой,
Как Маргарита с помелом,
Как «Аполлон-Союз» единый.

Мне надоел лосося вкус,
И я хочу бекон к обеду!
Ты обживайся и не трусь,
А там, глядишь, и я подъеду.

Махни туда не за пятак,
Пространство оглашая песней,
Я не скажу, что проще так,
Но безусловно интересней.
Rado Laukar OÜ Solutions