29 сентября 2022  00:21 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 8

Русскоязычная Россия

Поэты ЛитО Мгинские мосты Санкт-Петербург


Игорь Кабанов

Родился 1 мая 1984 года в Ленинграде. Окончил медицинский и биолого-почвенный факультеты СПБГУ. Стихи пишет с детства. Состоит в ЛитОМгинские мосты”. Дипломант музыкально-поэтического фестиваля в городе Приозерске “Сплотились мы под сенью муз”, Лауреат 5-го и 7-го и дипломант 6-го литературно-музыкальных фестивалей “Мгинские мосты” в номинации “Поэзия”, Дипломант музыкально-поэтического фестиваля в городе Приозерске “Журавль над Карелой”, Дипломант фестиваля “Выборгская чайка” (Выборг, 2013, 2015, 2016), Лауреат и обладатель Гран-при фестиваля “Выборгская чайка” (Выборг, 2014), Дипломант фестиваля исторической поэзии “Словенское поле-2016”.

Стихи

В келье груди сложно крыльям расправиться

Глупое счастье, смешная мечта,

Странная сказка, дорога далекая…

Тихо шагает душа одинокая

И вспоминает родные места.

Ну а, быть может, на месте стоит,

Стенами плоти к земному приближена,

Тело – души обветшавшая хижина

Окнами глаз смотрит в серенький вид.

Есть много разного в этой избе,

Комната – разуму, угол – беспечности,

Части меня, отделившись от вечности,

Тихо живут, не тужа о судьбе.

Их не пугает телесная власть,

Что на земле не бывает искусственной,

И лишь одной синекрылой и чувственной

Птице-любви в этом доме не всласть.

Ведь для другого она рождена,

Смотрит, как месяц и манит, и светится,

Хочет с похожею птицею встретиться,

Но – лишь с одною, на все времена.

Так, чтобы взгляд – не окно, не стекло –

Вечная высь с облаками широкими,

И я молю и мечтами, и строками,

Чтобы так стало, случилось, пришло.

Всё бы отдал за ветра перемен,

Дом их пропустит, он ждет, он в готовности,

Только любовь не желает условности,

Тихих, родных, ну а все-таки стен.

Ведь всё земное – такая стена,

Чувству оно почему-то не нравится,

В келье груди сложно крыльям расправиться –

Хоть и грудная, но клетка она.

Монолог военного поэта

Друг, ты помнишь наш дом у реки хрустальной?
Где-то там проплывал сине-звездный вечер,
И, напившись мерцающей тихой тайной,
Загорались росы золотые свечи,

Будто небо ласкало лучами землю,
Черной кошкой свернувшись у нас на крыше.
Мы смотрели, как старые липы дремлют,
И как ветер гуляет, окно открывший.

И рождались стихи о простом и вечном,
Где глаза дорогие,  к мечте дорога,
Ты глядела так нежно и так беспечно,
Ну а воздух перстами страницы трогал,

Что как птичьи крыла… звонких строчек гомон
Проносился над речкой, касаясь глади,
Звук кружиться хотел над страной, над домом, -
И держал его лишь переплет тетради.

А потом при неярком подлунном свете
Я читал трели слов на листе помятом,
Ты сказала: и сам я похож на ветер
И, наверное, сам улечу куда-то.

А потом – всё, как будто в тумане белом:
Край родной, словно осы, кусали пули,
И болела земля, сотрясаясь телом
Деревенек знакомых и дальних улиц.

Протыкали ей кожу куски металла,
Пировала война на снегу лиловом,
Даже воздух пылал, и вода пылала,
Да и я изменился душой и словом.

Много ближних ушло, ни во что не веря,
Мне ж хотелось и здесь, и в краю нездешнем
Огневым ураганом лететь на зверя
И вернуться к тебе теплым ветром вешним.

А потом – помню плохо… жар дрожью крупной
Отступил, да и холод души не отнял.
Сколько лет пролетело? – не знаю, друг мой,
Только знаю о том, что весна сегодня.

Полутьма тихо бродит над нашим домом –
Вот свернулась на крыше пушистой кошкой,
Всё почти что, как прежде: тепло, знакомо,
Ты грустишь обо мне и глядишь в окошко.

Где-то липы узоры весны рисуют,
Опустив кисти веток в луну, как в чашу.
Что ты вспомнишь? Наверное, жизнь большую,
Ну а, может, далекую юность нашу.

Вот тетрадь на столе, а вот в рамке фото –
Покатилась печаль по щеке чуть влажной…
Видишь стены, обои, другое что-то,
Что давно отцвело, и не так уж важно.

Вдруг – открылось окно… тонких листьев шелест,
Золотою росой загорелись веси,
И от ветра как будто опять запели
Пожелтевшие крылья минувших песен.

Трели гулко звенят, пролетая мимо,
Как ожившего мая цвета и птицы,
И рукою прозрачной, почти незримой,
Воздух тихо листает судьбы страницы.

Сыплет шорох в клубы голубого пара,
Словно скрип карандашный, чуть слышный, краткий…
Видишь – новая строчка в тетради старой:
Я вернулся домой, значит, всё в порядке.

Приснись мне

Чуть дрожа, облетает слово,

Будто с хрупких ветвей – листы:

Я хочу тебя видеть снова,

Но, наверно, не хочешь ты.

Вечер лег на равнинном ложе,

Звездным светом сгорает высь.

Если встретиться ты не сможешь,

То привидься… хотя б приснись!

Ты приснись нежно-синей кромкой,

Той, где сходится с небом даль.

Это ты ли? – спрошу негромко,

Рассыпая дождей хрусталь.

Прилети, как ответ случайный

На разбрызги сердечных струй,

И губами закатной тайны

В подсознанье меня целуй!

Ты приснись мне мечтою дальней,

Нежным отблеском от окна,

Чтоб светила над тихой спальней

Голубым ночником луна.

И под эти лучи живые

Расскажи мне о чем-нибудь,

Как узнала меня впервые,

Как тепло проливалось в грудь.

Ну а, может, не проливалось?

И стихи и мои мечты

Навевают одну усталость,

И присниться не хочешь ты?

И рассказ мой неинтересен,

Словно в осень – пожухлый стог,

И не слышно ни птиц, ни песен,

Лишь туман на травинки лег?

Ничего, пусть мечта-синица

Скрылась в дымности голубой,

Я попробую сам присниться

И во сне говорить с тобой.

Память

Куда ты привела, судьбы моей дорога?
И что же так темно, хоть вовсе пропади?
Лишь месяц грудь скребет, как будто синий коготь,
И кашляю строкой, и пустота в груди.

Зачем случилось так? Эх, что же здесь за место?
И кто я сам теперь? – скажите мне скорей.
Никто не объяснит… лишь челюсти подъездов
Кусают душу мне протезами дверей.

Прогорклый желтый смог вдыхая еле-еле,
Дрожат от холодов бетонные уста.
Осеннею листвой все чувства облетели,
Начать бы снова жизнь, да с чистого листа.

Чтоб груз минувших лет с дождями рухнул наземь.
Давно я так хотел… к чему мой грязный след?
Ну вот и получил… так пусто здесь, нет грязи,
Да только и меня, былого, будто нет.

Промозглые ветра меня насквозь продули,
Всё выдув из меня, как будто блеклый хлам.
Смеется чистый лист пустых, безлюдных улиц,
И никого кругом… нет, кто же, кто же там?

Быть может, там она? Лицо слегка знакомо,
И всхлынули и боль, и радостная дрожь,
Но пригляделся чуть: как жаль, ошибка, промах…
Наверно, это друг, и… на меня похож.

Иду к нему скорей, он скрылся за столбами.
Обнять бы мне его, и руку крепче взять…
Нет, то не друг, не я… а просто это память,
Какую не стереть, да и стирать нельзя.

Rado Laukar OÜ Solutions