19 апреля 2024  14:30 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 21

от 15 января 2023 года

Русскоязычный Узбекистан

Сабит Мадалиев

Сабит Мадалиев

 

Поэт, прозаик, философ, публицист. Член Международной академии “Евразия”. Родился в 1949 году. Детство прошло в русской среде. После окончания средней школы работал на стройке, служил в армии. В 1977 году окончил Литературный институт имени А.М.Горького в Москве и был приглашeн работать в Союз писателей СССР консультантом по узбекской литературе. В 1990 года вместе с семьей переехал в Ташкент и возглавил русскоязычный литературный журнал «Звезда Востока», в котором проработал до мая 1996. Все шесть лет, пока Сабит руководил журналом, власти преследовали его, пытались посадить в тюрьму и даже исключили из членов Союза писателей. С 1996 года он практически безработный. Узбекский читатель прочесть книги Мадалиева (а их уже написано более 10 и прозы и поэзии) не может, ибо даже упоминание о нем запрещено в узбекской печати, не говоря уже о том, чтобы издать стихи или прозу. В 2005 году в Америке напечатана первая часть прозаической книги Сабита Мадалиева «Молчание суфия». Живет в Ташкенте. В 2000 году принял посвящение в суфии ордена Накшбандийя. В настоящее время работает над переводом поэтического переложения смыслов Священного Корана с комментариями великих суфиев. 

 

СТИХИ

 

Плакал суфий во время молитвы

 
День был обычным, как песню забытую,
жизнь вспоминал я, дождями залитую.
А ночью окликнула душу печаль
и плакал я, встав на молитву.
 

Плакал суфий во время молитвы

 
Красоту моей возлюбленной
я увидел на базаре любви и,
как цветок, раскрасневшись,
остался стоять в изумлении.


Так говорил Машраб, да будет свята его могила, и так вслед за великим суфием повторяю и я, ибо жизнь влюблённого – это душа, опалённая пламенем страсти, где нет места ни сну, ни покою, ни прелестям бренного мира, ни обманчивым обещаниям наслаждений, богатства и славы, а только любовь без начала, и без конца – любовь.
Только безудержная устремлённость, и всё большее разжигание костра, что пылает под сердцем.
 

Как падающий снег душа безмолвна

 
Один в ночной степи бездонной
скулил собакой я бездомной.
Печаль скупая говорит,
невыносимая – безмолвна.
 

Как падающий снег душа безмолвна

 
Печаль слетит прощально с губ:
уйдёшь однажды в неба глубь.
Но улыбнёшься, тихо вспомнив,
что будет мир всё так же глуп.
 

Cуфийские рубаи

 
Снова день без тебя станет лишним,
мысли пчёлами вьются над вишней.
Ночью встану в слезах на молитву и вновь
склеит жизнь мою тайно Всевышний.
 

Cуфийские рубаи

 
Говоришь: журавли улетят –
я ловлю отчуждённый твой взгляд, –
протянулась моя печаль
от руки твоей на закат.
 

Cуфийские рубаи

 
Повернулась судьба пустотою экрана,
где по белому белым и всё без обмана.
Я в бессонных ночах без Тебя заблудился,
как весло, унесённое вдаль океана.
 

Cуфийские рубаи

 
Ты любила меня? Ты дала мне урок.
Я в тебе до конца разобраться не смог.
Прочитала меня до последнего слова.
Я читал то, что видел, а ты – между строк
 

Cуфийские рубаи

 
Снова в сердце всполохи слёз –
это ветер из дома принёс
вместе с запахом ливня
запах твоих волос.
 

Cуфийские рубаи

 
Печаль моя – синяя птица,
над веткою вишни кружится.
Ноги, несите туда,
куда моё сердце стремится.
 

Певчая птица печали     

 В моей голове, –
говорит несравненный Машраб, –
как в голове соловья,
запечатлелась любовь.

На Востоке бытует поверье, по которому у соловья непрестанно стоит в голове «шум любви», заставляющий эту неприметную внешне и крохотную птаху петь о любви, высвистывать всю ночь напролёт свои песни.
На рассвете свист соловья достигает особого взлёта и такого надрыва, что, кажется – сердце птахи не выдержит боли. Шум любви вынуждает влюблённого петь помимо желанья и воли.
Ах, как сладостно видеть ему, как в предутренних сумерках роза, навстречу первым лучам, целомудренная, раскрывает розовые лепестки.
В ожидании этого счастья стонет птица и плачет всю ночь, пристально следя за одним из томно набухших бутонов. Но безмолвна в ночи красавица, неподвижна роза во мгле. Лишь благостно, тихо внимает трелям влюблённого соловья.
Наконец, перед самым рассветом, утомившийся соловей на мгновенье смыкает веки, но именно в это мгновение раскрывается роза.
Огорчённый своей неудачей, соловей поёт на рассвете самые грустные песни и, как только стемнеет в саду, он опять заливается песнями.
И опять опьянён он любимой, розой, тихо застывшей в саду. И опять он надеется – ночью – он дождётся момента счастливого. Но опять перед самым рассветом усталость берёт его в плен и опять соловей упускает то единственное мгновение, когда распускается роза.
Предрассветный летит ветерок, чтоб собрать аромат цветника,
опьянённый тем ароматом, соловей надрывается в плаче.

 
 
Rado Laukar OÜ Solutions