19 мая 2024  07:50 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная

выпуск № 20 от 15 октября 2022 года

Русскоязычная Греция

Сергей Муценко Избранное

Сергей Муценко

 

Поэт, филолог. Родился в 1957 г. в Киеве, закончил филологический факультет Киевского университета. В 1985-90 гг. участник поэтической группы "Цех Искусств Поэтического Рабочего Авангарда". С 1991 г. живет в Афинах. Со второй половины 1990-х гг. пишет также на английском языке. Публикации преимущественно в Интернете.

 

СТИХИ

 

Воинство веры

 

Сквозная рифма


Сквозная рифма – каменный тулуп
В беспомощности бранной обреченных.
Поток событий – щелочен и туп –
Целует тело глиной раскаленной.

Беззвёздность мрака – каменный тулуп,
Сжимающий хмельное сердце неба,
Окаменевший кровью крови круп
В потрескавшихся жестких венах бреда.

И остановка – каменный тулуп,
Где умирает чуткий глаз движенья.
Душа вбирает точность цельных луп
Любви, потери, нового рожденья…
 

Падения

Падения листа – соната
Последних, судорожных всхлипов,
Когда прошедшее избыто,
Но это за него расплата.

Мельканье крыльев обгоревших
Во безучастности молчанья,
Зенит поверженный страданья
В беспомощности голой плеши.

Последний вздох. И тверди бездна –
Увядшее за миг касанье,
Расцветшее на миг алкание,
И всё – в паденье, - безвозмездно.

Надежд истлела соломинка
И корень полон смертной лени.
Последний взгляд. Прощай, росинка!
Касание земли.
Забвенье…

 

Страсть
 
Змеёй атласною
На выжженной груди
Ползет она
В извивах бесконечных,
И в сердце
Ядовитый наконечник
Вонзается –
Копьем в искру слюды.

Но это значит –
Лавы скорлупу
Ударить
Об иглу сухую нерва,
И огненный птенец взлетает –
Первый
Из тысячи,
Впивается в пергу

И пьет до капли
Меры влажный ток,
И новой вспышки вымученной
Вилы
Вонзает в центр
Взбухающей пустыни,
Испепелив
Оазиса росток.

Остановись же, сердце!
Это – соль!
Ты ей не утолишь горючей жажды –
Твоей крови пожар многоэтажный…
Любимая!
Откуда эта боль?..

 

Участь

Радости розовый шар
Губы улыбкой щекочет.
Дубом окованный пар
Памяти дверцей скрипит.
Мысль в голубом камельке
Все ворошит и хлопочет,
Линий поток на руке
Что - не понятно струит.

Дни, как ступени, плывут.
В этой – вчера исчезает
В завтра, но срок не пришел,
Линия зыбко кружит,
Камни мгновенья несут,
И, равновесье теряя,
Падаешь в радужный сон,
Выплеснув будничный ритм.

Капли холодный неон –
Вот твоя участь, надежда:
Краски, как крылья терять,
Соль перешептывать в пыль.
И сотрясает разгон
Слов корневую кромешность,
Ветра врывается рать
В сердца зыбучий ковыль.

Жжёт оперенье стрелы
Прелость горячая дыма
И раскрывает глаза
Сыпь воспаленная крон, -
Пенная горечь волны
Губы мои окатила.
Гулкою каплей слеза
Впилась в серебреный гонг…

 

Дай мне ложь

Дай мне ложь.
Спаси мой точный мозг
От свечи незнанья растворенья.
Правда –
Отгоревший клеем воск,
Торопящий сердца отторженье.

Дай мне сон,
Дай радуги росток,
Распусти сретенье серой глыбы,
Оживи промозглости восток,
Чешую окаменевшей рыбы.

Во вчера вернись и воскреси
Доброе и ждущее младенчество,
И, как черный мрамор, отколи
Правды слепо зрящей совершенство.

Высь познанья
Источает яд,
В тлене лик прозревшего пылится,
Иссякает алых брызг каскад
Безвозвратно….
Не остановиться…

 

Сухой колодец

Сухой колодец.
Сыпется песок,
Бесплотным маревом стирая очертанья
Поверхности и дна.
И колосок,
Лишь чудом сохранивший осознанье
Себя и безъязыкого жерла,
Все глубже утопает хрупким стеблем
В сухую, обезвоженную землю,
Бальзамными настоями дотла
Перепоенный. И молчит мезга
Под кожею чешуйчатой гробницы,
И брызги мозга
Плесень пьет песка,
Но зерна обретают радом лица,
И корня шприц глотает пустоту,
Иглою в шар бездонный углубляясь,
Стихиею другой соприкасаясь
С бурлящей магмой,
Хлынувшей ко рту…

Издалека
В пустыне раскаленной
Я принимал за собственный мираж
Над мертвыми колодцами
Камланье
Неудержимо огненных цветов…

 

На площади

На площади – протяжный бой часов
Вбивал в пространство звонкие спирали.
Их было десять – времени улов
Повис в сетях тончайшей, звездной стали.

И гула тяжесть висла над стеклом
Рассыпчатом, расцвеченном фонтанов,
И лом воды и звука валкий лом
Обрушивался в глотки камня жбанов.

Колонною вздымался в небо свет
И упирался плоско в неба темень,
И десять скакунов топтали твердь,
И падали на острые колени.

А семя жизни ближе подплыло
Всего на миг, расплавив топи плесень…
На постаменте пусто и светло…
Они ушли во тьму.
Их было десять…

 

Не утоляет близость

Не утоляет близость.
До конца
Мы нежностью своей неумолимы.
Есть в наших пальцах
Нервный зов слепца,
Стремящийся постигнуть краски глины.

Шагнуть за форму.
В вязкой мелкоте
Нащупать призрак света –
Самый первый.
Мы даже в неразлучной наготе
Не может разорвать стальные плевры

Дыханий разно-рифменных, вразброс,
Но лишь сольемся – рушит сила своды,
И миг первоединственной свободы
Нам восклицает:
Жизни!
Дальше – врозь!

 
 
Rado Laukar OÜ Solutions