1 октября 2022  02:31 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная выпуск № 16 октябрь. 2021г

Русскоязычная Россия

 

Татьяна Лапшина

 

Родилась в Ленинграде, в 1947 году, в музыкальной семье. Малая Родина – дворы Академической Капеллы им. М. И. Глинки (дед был императорским певчим, а оба родителя учились в Хоровом Училище при Капелле). С 3-х лет и на всю жизнь полюбила петь и рисовать, а первое стихотворение про кота сочинила и записала в 8 лет. После окончания Художественного лицея № 190 поступила в 1970 году в ЛВХПУ им. В. И. Мухиной (ныне художественная Академия имени барона А. Л. Штиглица). Получив диплом, в течение 14 лет работала дизайнером в закрытом «ящике», в Научно-производственном объединении «Авангард», активно занималась общественной работой. В 1980 году получила второй диплом о высшем образовании (Высшая Профсоюзная школа в Таврическом дворце)  С 1984 года по 1996 год работала художником-оформителем в ЛЭТИ им. Ульянова (Ленина) со свободным расписанием, т.к. стала всерьез писать стихи и 1983 по 1987 год посещать ЛИТО «Сигнал» под руководством поэтов Тамары Никитиной и Юрия Логинова, а с 1987 по 1991 гг. – ЛИТО «Невская застава», под руководством поэта Леонида Агеева.  С 1984 года стала печатать стихи в петербургских газетах и журналах, вступила в Клуб молодых литераторов при Союзе писателей СССР. В 1989 году участвовала в 19-й конференции молодых литераторов Северо-Запада, проводимой Ленинградским отделением СП СССР, и получила рекомендацию на издание первой книги стихов (книга «Возраст», вышла в 1992 г.)  С 1995 ушла из ЛЭТИ и по 2001 год работала корреспондентом газет: «Час Пик» (приложение «Пятница»), «Петербургский магазин», «ОптБизнес Маркет», «СтройБизнесМаркет», затем стала редактором газеты «Омнибус».  Член Союза писателей России с 2004 г.  Как художник, иллюстратор всех своих 23-х книг и более 30 книг других авторов, участник трех выставок графики и живописи.  С 1998 по 2016 гг. вела на христианском радио «Мария» передачу «Поэту Петербурга – детям».  Автор 13 поэтических книг: «Возраст», Северные кентавры», «Карта неба», «Берег-оберег», «На струнах ветра», «Загадка жизни», «Певческий мост», «Королева ворон», «Деревце», «Мир иллюзий», «Век времени», «Белая Башня», «В лабиринте дней. Дневник». Автор 7 книг стихов для детей: «Машкины замашки», «Егоза», «Утренние чудеса», «Прятки», «Верные друзья», «Непослушная кукла», «Мой щенок».  Автор романа о художниках «Вечная роза», сборника повестей «В поисках Вечной любви или Откровения на Собачьей тропе», сборника сказок в прозе для детей «Фомка дворянин». Лауреат Международного литературного конкурса «Серебряный голубь» (эссе о поэтессе и художнице Елене Гуро. 2-е место), лауреат Всероссийской литературной премии им. поэта и драматурга А. К. Толстого (поэзия, 1-е место), лауреат Международного литературного конкурса «Легенды Фонтанного дома (поэзия, 2 место)», Лауреат литературного конкурса им. поэта Антона Захарова (1 место), дипломант литературного конкурса им. Александра – Невского (поэзия).  Как детская писательница, лауреат премии им. Екатерины Серовой (поэзия, 2 место).  Всю жизнь пела: в хоре, в ансамблях, солировала в эстрадном самодеятельном оркестре родителей, учась в Мухинском Училище, пела в трио песенки в стиле кантри на английском языке, солировала в джазовом ансамбле при консерватории, в более поздние годы пела в хоре церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Сочинила более 30 песен, включая «Гимн Рыбацкого», исполняемый школьниками и хором нашего Муниципального образования. Как автор-исполнитель и участник семейного дуэта «Табор» (выступает, в основном, в библиотеках и клубах) – лауреат Всероссийского конкурса авторской песни «В начале было слово» (2-е место). За творческие заслуги и общественную деятельность награждена медалью в честь 65-летия Победы в В,О,В и знаком «Почетный житель Санкт-Петербургского Муниципального образования Рыбацкое».  

 

Материал подготовлен редактором рубрик «Поэты и прозаики Санкт-Петербурга»

и « Поэты и прозаики от Прибалтики до Тихого океана» Феликсом Лукницким

 

СТИХИ

 

СУПРУГА ЗВОНАРЯ 

 

Вы не верите? А зря… 

Я - супруга звонаря! 

Сотворив молитву, крест, 

Рассылает он окрест 

Гулкий благовест, трезвон, - 

Чтобы шел со всех сторон  

В нашу церковку народ… 

Я помедлю у ворот  

И заслушаюсь. «Динь-дон!» - 

Слаще меда перезвон, 

Что разносится вокруг… 

Хорошо звонит супруг! 

Раскраснеюсь, как заря – 

Ох, люблю я звонаря! 

 

    СОКРОВИЩЕ    

 

Обиду мою веси, разреши ту, яко волиши: 

Яко не имам иныя помощи разве Тебе… 

          Молитва к Богородице  

 

Чего на этом свете только нет! 

Растут деревья, созревают овощи; 

Встречают птицы посвистом рассвет; 

Герои славятся на разном поприще; 

 

Ликует опера, парит балет; 

Поет кумир эстрадный – голос тот ещё, 

Но для кого-то он – в окошке свет. 

А у меня другое есть сокровище: 

 

Мой муж, а вовсе не сундук монет. 

Когда Болезнь, коварное чудовище, 

Его сожрать хотела на обед, 

Вступила я в неравное побоище. 

 

Мне не помог бы меч и пистолет, 

Ни шпага и ни битва рукопашная, 

А лишь молитва… Ей без счету лет, 

Но сила в ней могучая, бесстрашная! 

 

Произнесешь средь горестей и бед: 

«Обиду… разреши ту, яко волиши!» – 

И ты спасен, утешен и согрет: 

Царица наша слышит крик о помощи. 

 

   ЖАСМИНОВЫЙ СНЕГ 

 

Ты помнишь тот сказочный вечер, 

Где время замедлило бег, 

И плавно ложился на плечи 

Июльский жасминовый снег? 

 

Волшебным своим ароматом, 

Пьянил он, как песня без слов, 

И каждого делал крылатым, 

И ввысь уносила любовь… 

 

Средь зимних застуженных улиц, 

С тоскою один на один, 

Чтоб губы твои улыбнулись, 

Ты вспомни июльский жасмин. 

 

НАВЯЗЧИВЫЙ СОН 

 

Давным-давно я не подросток, 

Зачем же снится мне теперь, 

Что так мучительно не просто 

Открыть ключом входную дверь 

И в нужный час вернуться к маме? 

 

Уже темно. А мама ждёт! 

Вот силуэт в оконной раме: 

От страха мама пальцы мнёт… 

Хоть мне, бездумной малолетке, 

Давно одуматься пора, 

Я подвожу её нередко – 

Милей с подружкою игра! 

 

И вот во сне бегу я к маме – 

Вдоль тёмной улицы скользя. 

Бегу… Но Космос между нами, 

И добежать уже нельзя. 

 

ГРУСТНЫЙ ВАЛЬС 

 

В сети бескрайней Интернета 

Вдруг отыскала «Грустный вальс» 

Сибелиуса – чудо света, 

Простое чудо, без прикрас! 

Вздыхали жалостливо скрипки, 

И, словно темною волной, 

Меня качало в детской зыбке, 

И мама пела надо мной 

О чем-то сказочно прекрасном, 

Но... невозможном на Земле. 

А вальс качал волною властно 

И убаюкивал во мгле. 

 

КЕПКА И ШЛЯПА 

 

Утром ранним в таксопарк 

Папа шел в потёртой кепке: 

Брюки ветхие, пиджак  

И бензина запах крепкий… 

Возвращался. Хмурый взгляд. 

Всё сильнее дух бензина. 

Два час проспал подряд – 

Глядь, совсем другой мужчина! 

 

Он садится за рояль, 

И фокстрот звучит, и полька. 

Вмиг рассыпалась печаль, 

Сколько солнца в доме, сколько! 

На прогулку вечерком. 

Надевает папа шляпу, 

В чудном образе таком  

Не узнать мне вовсе папу – 

Ах, как шляпа хороша 

С чёрной ленточкой на тулье! 

Папа ходит не спеша, 

Спину вовсе не сутулит. 

 

Не поверить, – в таксопарк 

Вновь пойдёт угрюмо, в кепке, 

А сейчас красив он так, 

Пахнет «Шипром» остро-терпким. 

 

ПЕСНИ ВО ДВОРЕ 

 

Мамин голос, будто ивы лист, 

Над двором кружился, серебрист,  

Мой, девчоночий, неистово дрожа, 

От смущенья падал с этажа… 

Но старалась я. И понемногу 

Получалось лучше. Уж не строго 

На меня потом смотрела мама 

И не заставляла мучить гаммы. 

 

Год за годом пели мы дуэтом. 

Осенью, весной, зимой и летом 

Мы не умолкали, словно птицы. 

Нам казалось – не остановиться! 

А теперь зайду во двор – молчу. 

Юность возвратить не по плечу.  

Двор огромен был. А нынче мал… 

В щепки превращен родной рояль. 

 

     РОМАНСЫ 

 

Когда-то мне по нраву были танцы – 

Хотелось бесконечно танцевать! 

Теперь не то – с душой пою романсы, 

Все те, что пела так прекрасно мать. 

Пусть голоса совсем у нас не схожи, 

Во мне живет, как в маме, та же грусть – 

Я понимаю, чувствую всей кожей… 

Пусть голос мой звучит иначе, пусть, – 

И с мамой нам уже не спеть дуэтом,  

Как пели мы в иные времена,  

Во мне она жива по всем приметам: 

Хоть голос мой звучит – поёт она. 

 

ДЕТСКИЕ ОЧКИ 

 

               И как остывшую золу, 

              Брала их в руки и бросала… 

                         Ф.И. Тютчев 

Дочка нынче от нас далеко: 

На метро ехать – остановок одиннадцать… 

«Без вас, – говорит, – свободно и легко, 

А с родителями жить – мозгами двинуться!» 

 

Спелым орехом раскололся наш дом, 

Дочь увезла все свои вещички, 

Платья, кассеты и фотоальбом, 

Где она в ползунках или носит еще косички… 

 

Тишина и порядок у нас в дому. 

Будто бы и не было здесь никакой озорной девицы. 

Почему же так вышло? Ну, никак не пойму – 

Порою кажется, что все это снится. 

 

Вот и роюсь во времени, как в остывшей золе, 

Пытаюсь отыскать забытые словечки, игрушки… 

И вдруг наяву – детские очки в письменном столе: 

Лежат, сложив свои маленькие крылья-дужки. 

 

Конечно, дочери они уже не нужны – 

Малы! Да и носит она теперь контактные линзы… 

Ненужные очки напоминают предмет старины – 

Архаика, в духе карамзинской «Бедной Лизы». 

 

КОМАРОВСКИЙ СОНЕТ 

 

                                  Анне Ахматовой 

«Здесь все меня переживёт…» – 

Сказал мне голос глуховатый. 

Вздохнуло море виновато, 

Но что ему предчувствий гнет? 

 

Оно не мыслит наперёд, 

Не сберегает в сердце даты, 

Не зная счастья и расплаты, 

Оно вовек не устаёт. 

 

Но, та, чья песня здесь звучала, 

Концы познавшая, начала, 

Прошла свой путь, святой и грешный… 

 

Бессмертьем озарились очи, 

И слышен голос громче, громче, 

«С неодолимостью нездешней». 

 

***

 

           И обмануть медлительное время… 

                                     Н.Гумилев 

В Бернгардовке, в глухом лесу 

Винтовки держат навесу. 

А он молчит.  

Так ставьте точку! 

Надгробьями теснятся кочки. 

 

«Прощай, российский акмеист!»… 

Что это? Может ветра свист?! 

Да, да! Пора! И Петроград, 

И царскосельский зыбкий сад, 

Горячей Африки там-тамы, 

В Париж распахнутые рамы… 

Слепневский полдень, светлый, шумный, 

И голос женщины-вещуньи, 

И сына тоненькие пальцы,  

И это: море, дам, испанцы, - 

Прощайте все! Живите без… 

 

Ветвями вздрогнул старый лес. 

Жираф метнулся? Или лось? 

Накликал пулю. Удалось. 

 

ВЕЛИКИЕ КНЯЖНЫ 

 

Как мной любимо это фото – 

Четыре скромные сестры! 

Есть в них особенное что-то, 

Но тайна скрыта до поры. 

 

Серьёзна Ольга и Татьяна – 

Легко позировать дано; 

Анастасии – это странно, 

Марии – чуточку смешно. 

 

Подружки-сёстры. В шутку ОТМА 

Зовут они свой малый клан,  

Но так, конечно, только дома: 

На людях – не позволит сан. 

 

Все эти девушки – принцессы. 

Как верит каждая в любовь! 

Но жизни их погубят бесы –  

Прольют девическую кровь. 

 

Убьют их мать, отца и брата 

И трупы царские сожгут. 

Нет, не накажут виноватых, 

Не учинят над ними суд… 

 

Смотрю на фото – больно сердцу 

От этих чистых ясных глаз… 

Святые девы-страстотерпцы, 

Молитесь Господу о нас! 

 

Rado Laukar OÜ Solutions