24 мая 2024  23:51 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная 

выпуск № 18 от 15 апреля 2022 года

Русскоязычная Германия

Татьяна Верно

 

Татьяна Верно - одесситка, вместе со своей семьёй переехала в г.Кёльн, Германия, где и живу уже более 20 лет. По профессии - химик, окончила Одесский госуниверситет им. И.И. Мечникова.. Увлекаюсь поэзией,
афористикой. Мои стихи появлялись в различных поэтических сборниках. Являюсь неоднократный призёром, а также победителем конкурсов афоризмов (и одностиший) на сайтах  litsovet.ru, gramma.ru. Публиковалась в "Московском комсомольце", Клубе Любителей Афоризмов "Литературной газеты", газете "Наша Канада".
 
Материал подготовлен Феликсом Лукницким
 
 
 
СТИХИ
 
Зарисовки времён года
 
Крошу остаток лета голубям...
Крошу остаток лета голубям.
Они его съедают торопливо.
Вот этот, сизый с радужным отливом,
Всё просит: – Дай ещё! – Конечно, дам.
Кусочек сентября стряхну с ладошки,
Клюй, птах голодный, дней погожих крошки.
Поймать сумеешь лучик на лету?
Закатным солнцем поделюсь с тобою.
Быть может, вскоре в небо вместе взмоем,
Когда я тоже крылья обрету.
Взлетим вдвоём с гортанной птичьей песней
В распахнутое к звёздам поднебесье.
И, далеко внизу оставив крыши,
Послушны зову вечности седой,
Прощальный круг над городом опишем,
Затем исчезнем в дымке голубой.
Нет – нет, не так – там мой лишь след растает.
Мой голубь! Ты вернуться сможешь к стае.
В тот самый сквер, к скамейке неприметной,
К тому, кто отдохнуть решит на ней
И, зашуршав слегка листом газетным,
Тебе отсыплет горстку новых дней.
Тогда, о чём-то радостно воркуя,
Клевать помчишься осень золотую...
 
Оранжевая осень
 
Короче стали дни. Рассвет чуть брезжит в восемь.
В ветвях дрожит ажур прощальных паутин.
И мне «катит в глаза» оранжевая осень,
Как с полки продавца упавший апельсин.
Вон рыжий мандарин – большой приятель детства,
И тыковки лежат, оранжево светясь.
На этот дивный цвет никак не наглядеться.
Смотреть бы и смотреть, в ноябрь не торопясь.
Оранжевым огнём горят рябины кисти,
Похолодевший день пытаясь отогреть.
Янтарные костры в листве раздуть замыслил
Октябрь, перед тем как в дали улететь.
Пусть солнечных очей оранжевого взгляда
Уже не увидать и небо всё мрачней,
Но пламенем зажглись картины листопада
И с каждым днём накал становится сильней.
Осенней красоты оранжевая степень,
К числу каких меня ты возведёшь собой -
Тех, кто ещё грустит об отшумевшем лете?
Тех, кто душой готов к свиданиям с зимой?
Ну, а пока ещё, в огне неопалимы,
Деревья и кусты сверкают за окном,
С бокальчиком вина присяду у камина
Оранжевые сны подсматривать тайком...
 
Мне тихий шелест слышен по ночам...
 
Мне тихий шелест слышен по ночам.
Быть может, это облетают клёны.
Иль время, опадая с небосклона,
Свои мгновенья сыплет приглушённо,
Песочным уподобившись часам.
Мелькнёт порою радость бытия,
Как средь песка крупинка золотая,
И туж же очень быстро исчезает -
Ведь серость всё искристое глотает,
Всё возвращает на круги своя.
Ах, напои нас, осень, допьяна
Своим вином янтарно-золотистым,
Чтоб где-то далеко кружились мысли
И мы бы под хмельком поменьше кисли,
И ночь бы не казалась так длинна...
Да, напои нас, осень, будь добра!
Снов золотых плесни нам на дорожку.
Пусть не взаправду, а лишь понарошку
Удачи свет пообещай в окошке,
Когда придёт ненастная пора.
 
Сентябрьский запой
 
Сентябрьский нескончаемый запой.
Пьёт матушка-земля, не просыхает.
Того гляди погрузит новый Ной
В Ковчег по паре тварей и слиняет.
Для суши спиться – сущий пустячок.
Ей сверху наливают и по полной.
За мир глоток, ещё, ещё глоток –
И вот уже по миру ходят волны.
Скопилось столько в высях над землёй,
Что временами просто хоть залейся!
К примеру, толерантности хмельной
Порой плеснут из бочек поднебесья.
Гуманности отличнейших сортов
Нацедят изумительно пахучей.
Взболтают - и коктейль уже готов.
В нём много побуждений самых лучших.
Для крепости ещё добра чуть-чуть
Добавят и немного альтруизма.
Под градусом земля продолжит путь
В запущенном витке либерализма.
 
Полутона не утомляют
 
Полутона не утомляют.
Я не люблю кричащий цвет.
И поздней осени бывает
Обворожительным сюжет.
Вглядись - проступят из тумана
Высоток «бледные черты»,
Как на полотнах Чжан Дацяна,
Сквозь дымку - горные хребты.
Последний лист, слетая с ветки,
Кружится, устремляясь вниз.
И бабочкой, окраски редкой,
На мой прилепится карниз...
Художник-дождь мне кистью машет,
В поту рисуя допоздна
Слегка размытою гуашью
Пейзажи в рамочке окна.
И нахожу теперь в избытке,
Пройдясь на утренней заре,
Ночные зимние визитки -
Траву в хрустальном серебре.
 
Осенние метаморфозы
 
Идёт верлибрчатая осень,
За ней зима, стихов белей.
С небес, когда душа попросит,
Посыплет ямб или хорей.
Слетают радости и страхи,
Меняя форму, стиль, размер.
То подавай им амфибрахий,
То дактиль нужен, например.
Всё под луной непостоянно.
Пейзаж меняется окрест.
Проснёшься как-то утром рано,
В окошко глянешь – анапест!
А к вечеру опять туманно.
Чудят погоды в декабре.
Поскрипывая рифмой странной,
Гекзаметр мокнет во дворе.
 
Метаморфозы
 
Прогуливалась осень с ветром,
Немного оба подшофе -
Красотка в ярко-жёлтых гетрах
И хахаль в брюках-галифе.
Пуская дым от сигаретки,
Кокетка задирала нос.
Бойфренд шептал: - I love you, детка,-
Ей нежно гладя медь волос.
Картинка просто, а не пара.
Как вдруг, на месте на пустом
Произошла меж ними свара
И тут любви пришёл облом.
Лились проклятья, вопли, слёзы.
Вмиг разругались в пух и прах.
Неслись взаимные угрозы.
С бойфрендом вдруг - метаморфоза.
Он, обнаружив буйный нрав,
Кидался в осень чем попало.
Рвал и метал, бесился, выл.
Красотку это напугало.
Исчез, как дым, любовный пыл.
Ушла от наглеца раздетой,
В чём мать-природа родила.
Такие вот с любовью этой
Порой случаются дела.
 
Уходящая натура
 
Чем заняться художнице в этой пустой мастерской?
Ей, привыкшей цветные повсюду писать акварели?
Учинённый ветрами совместно с дождями разбой,
Погасил и надежду - иль теплится, но еле-еле.
Ни кистей не осталось, ни красок, ни даже холстов.
Их обрывки лежат у мольбертов, совсем опустевших.
Взгляд небесных очей твёрд как серая сталь и суров,
Словно ей говоря: - Уходи, по возможности, спешно.
И присев на прощание в зале, ей ставшим чужим,
Вспомнив сны золотые, все выставки, все вернисажи,
Скарб нехитрый берёт свой и тает мгновенно, как дым,
От былой красоты и следа не оставив нам даже...
 
Каково это?
 
Каково это чувствовать, знать - скоро станешь банкротом.
Не останется золота, быстро исчезнет и медь.
И спешить раздавать всем вокруг безвозмездно, без счёта,
Всё богатство своё, лишь с одной только мыслью – суметь
Уложиться в небесные жесткие краткие сроки -
Раздарить нажитое, не слыша «спасибо» взамен.
Не терзаться мучительной мыслью, что это жестоко
В одночасье стать нищей, внезапно остаться ни с чем.
Уронить предпоследние «грошики» в чьи-то ладони,
Ощущая как близко, впритык, подошли холода.
И ещё увидать пару звезд на ночном небосклоне
Перед тем как уйти далеко - далеко, в никуда...
 
Поздняя осень
 
Она всё знала...знала наперёд.
Зимы холодной чуяла дыханье.
Предвидела свой тягостный уход.
Фатальность тленья. Бремя увяданья.
У жизни жёстки правила игры.
Их изменить она была не в силах.
Но до конца отпущенной поры
Старалась всё же выглядеть красивой.
Задорной, яркой, смелой, озорной...
Дарила всем лучистые улыбки.
Хоть лёгкость и весёлость ей самой
С трудом давались, превращались в пытку.
Она кружилась в танце золотом.
Листву зажгла сияющим багрянцем.
А ночью тихо плакала тайком,
Теряя роскошь прежнего убранства.
Терзали душу горечь, боль и страх.
Ведь кралась по пятам зима седая.
Одежды превращались в тлен и прах.
И вот она уже почти нагая
Предстала перед небом голубым
Без ропота, без жалоб, без упрёков.
Умчались страхи, унеслись, как дым.
Ей было просто очень одиноко...
 
Осенний ветер
 
Внимаю грустной музыке дождя,
Пронизанной тоской ноябрьской ночи.
Бродяга-ветер, душу бередя,
То стонет, то таинственно бормочет.
Скиталец вечный! О судьбе лихой
Поведай-ка, поплачься мне в жилетку.
Нигде не обрести тебе покой.
Иль злого рока ты несёшь отметку?
Мне ясен, ветер, смысл твоих речей!
Над всеми властен ты, но ты ничей.
Один летишь под чашей небосвода
За призрачным дыханием свободы.
Никто тебя не ждёт в тиши ночей.
Ты к счастью не сумел найти ключей.
 
Это просто ноябрь
 
Это просто ноябрь.
Поздней осени лисьи повадки
Заметать белый иней опавшею рыжей листвой.
Беспросветная хмарь
В организмах творит беспорядки,
С витамином Д3 происходит существенный сбой.
Это снова хандра
После пиршеств и праздников пышных.
Жажда красок и света, ноябрьский похмельный синдром.
Безуспешно ветра
Средь ветвей уцелевшее ищут.
Вся листва облетела. Тоскливо и голо кругом.
Это в прошлое след.
У сезонов опять пересменка.
Осень вроде ушла, а зима задержалась в пути.
И не слышен ответ
От небес, чьи же это проделки -
Лишь туман напускать и унылые сеять дожди.
Это старый приём -
О таком Дамблдору известно.
Слизеринскою магией злой околдован ноябрь.
Мы теперь подождём
Новостей из волшебного леса –
Впереди Гриффиндорский морозный и снежный декабрь.
 
Душа и небо
 
Нависло небо старческою кожей,
Всё в целлюлитных складках дряблых туч.
Его омолодить, разгладив, может
Лишь ветер, что, неистов и могуч,
Порвёт в клочки невзрачные покровы
Под гром аплодисментов грозовых.
И засинеет небо кожей новой
В прожилках солнца нежно-золотых.
Так и душа – она, порой, старея
В тоскливом мраке тысячи невзгод,
Надежды дуновенья долго ждёт.
И вот - судьбы очищен небосвод.
Душа, стряхнув печали, оживёт,
От радости светясь и молодея.
 
Предзимнее
 
Лист за листом уносится с ветвей,
Меняя цветовую гамму дней.
Поблекли краски ярких акварелей
И очень скоро снежные пастели
Напишут нам художницы-метели.
Аллеи парков серо-карандашных
Накроет небо белою гуашью.
Смягчит сугробов светлая лиричность
Озябших улиц строгую графичность,
Придав им лёгкий шарм и романтичность.
 
Январская метель
 
Январской ночкой за моим окном,
Устроив бал с весьма большим размахом,
Метель под близоруким фонарём
Снежинок выводила в свет - и ахал
Весь уличный бомонд, придя в экстаз:
- О, как юны, чисты, легки, игривы!
А ветер, свой настроив контрабас,
Свиридова вальсок сыграл фальшиво.
Под музыку гуляли до утра
И выступили улицы – все в белом.
Дома, кусты, авто, еt cetera,
Всё, облик изменив, похорошело.
И, серпантином выстрелив в танцзал
С ветвей, отягощённых белизною,
Исполнили деревья ритуал -
Метели аплодировали стоя.
Казалось, долго править снежный бал
Предрешено красавице - метели.
Однако, предрассветный час настал -
И дождик, хлынув, празднество прервал,
И сразу в лужу оркестранты сели.
Текла с небес тягучая вода
И потихоньку сказку размывала,
И в чёрную из белой превращала,
И волшебства - как будто не бывало,
Как в этой жизни, в общем-то, всегда.
 
Февральский разбег
 
Юный февраль совершает разбег
По двадцативосьмидневной дорожке.
Спрыгнув с деревьев, как белая кошка,
С мягким шлепком приземляется снег.
Медленно, нехотя, с явной ленцой
Снег покидает еловые лапы.
И, оползая, этап за этапом,
Возле стволов вырастает горой.
Сыпет с небес, опадает с ветвей.
Ну, а душе только это и надо!
Под многоуровневым снегопадом
Ей и комфортнее, и веселей.
Перевернула зима всё вверх дном,
Небо с землёй поменяла местами.
И свежевыпавшими облаками
Вкусно хрустя, по аллейкам бредём.
Ангелы в белом встают по пути -
Слеплены маленькой детской рукою.
Правда, без крыльев – с морковкой, с метлою.
Им ни к чему эти крылья зимою.
Мётлы нужнее - снега подмести.
 
Навстречу весне
 
Привстав на цыпочки, зима в уснувшем городе танцует,
В безлюдных скверах расстелив крахмально-свежую постель.
Прильнув к деревьям и кустам морозным, страстным поцелуем,
В объятьях крепко держит их ночная, снежная метель.
Отвоевав рассветный час, февральский день добавил света,
Чуть-чуть переместил закат, его на вечер оттеснив.
Однако, песенка зимы природой до конца не спета,
Хотя и слышится вдали призывный мартовский мотив.
Коты, стараясь «дам» пленить, свой голос пробуют на крышах,
И с хрипотцою, словно Лепс, в концертах акапельно жгут.
Луна блестит, а небеса уже весною близкой дышат.
Февраль уходит...он теперь совсем не страшен и не лют.
 
Апрельское, снежное
 
Этим нынешним временем всё невпопад.
Перепутались зимы и вёсны.
За окошком апрельский густой снегопад
Пудрит ветви берёзкам и соснам.
Ошарашенно смотрят деревья в цвету,
Как ложится покров белоснежный
И порывистый ветер у них на лету
Из под носа уводит надежду.
Не поймёшь – где снежинки, а где лепестки.
Вперемешку кружат те и эти,
Выполняя батманы, глиссады, прыжки
В многоактном метельном балете.
Но, похоже, премьера идёт на ура.
Спецэффекты, подсветки и блёстки...
И с галёрок деревьев бросают ветра
Ворох нежных цветов на подмостк

 

Rado Laukar OÜ Solutions