19 мая 2024  07:17 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная

выпуск № 17 от 15 января 2022 года

Русскоязычная Молдова

 

Татьяна Волошина-Орлова 

 

Поэт, прозаик. Родилась в Кишиневе. По специальности антрополог. Член АРП РМ. Лауреат международных конкурсов: шорт-лист Волошинского конкурса в номинации видеопоэзии (2011), шорт-лист независимой литературной премии «Белый Арап» в Молдове (2011), финалист премии Зарубежные Задворки «За-за» (2012 ), шорт-лист III открытого литературного конкурса рассказа имени В.Г. Короленко (2014), лауреат премии для молодых писателей «Под сенью Долны» (поэзия), учрежденной РЦНК. Печаталась в журналах «Русское эхо», «Русское поле», «Юность», «Москва», в Общеписательской литературной газете, в интернет-журналах «Пролог», «Солнечная поляна», «Подлинник». Автор сборника прозаических миниатюр «Рисунки акварелью» (2008), автор поэтического сборника «Перелетные буквы» (2012)

Материал подготовлен Редактором Алексеем Рацевичем

Ангел Серафимы

 

Сима смотрела вперед, на серую дорогу. Над ней болтался гипсовый ангел. Сзади напирали люди, но мама, выставив локти, удерживала их.

— Уступите место ребенку! — проворчал водитель.

Сима повернула голову — интересно где там ребенок? Но увидела только мамину сумку и свой розовый со звездочками рюкзак. Маршрутка притормозила. Сима едва не стукнулась лбом о стекло.

— Держись крепче! — сказала мама.

Толпа выплюнула худенького человечка и распушила, расправила во все стороны капюшоны, воротники и рукава.

— Что за люди! — выругался водитель.

— Что же вы, дорогая, ребенка в такую погоду да в забитую маршрутку! — строго сказали из-под маминого локтя.

Сквозь открытую дверь в салон залетели первые в этом году снежинки. У Симы тут же замерзли колени.

— Проходим назад! — зло рявкнул водитель, но толпа будто вросла каблуками в пол и не двинулась. Снежные маленькие пассажиры продолжали совершать посадку и таять.

Маршрутка ждала. И тут Сима увидела, как на ступеньку взгромоздился заляпанный грязью сапог, а потом в лицо двинулся мохнатый белый берет, и тут же подушечно-мягкий пуховик уверенно оттеснил её вместе с толпой назад. Все исчезло. Не пошевелиться. Не вздохнуть.

— Куда она лезет? Мест нет!

Толпа едва не выпихнула пуховик обратно, но тот, как тесто в кастрюлю, умялся внутрь и заполнил собой все вокруг.

Маршрутка тронулась и помчалась быстрее прежнего. Вверх-вниз, вверх-вниз, вверх! Наверное, водителя дома ждал праздничный ужин с оливье и красным вином, гирлянды со снежинками и красивая женщина — очень уж сильно он торопился. Даже не замедлил ход, когда из-за поворота вырулила маленькая невзрачная машинка, не догадаться, что в ней сидит тот, кто одинок и несчастен и поэтому никуда не спешит. А машинка внезапно встала посреди дороги и увязла в слякоти.

— Ах! — затаили дыхание пассажиры возле окон.

Водитель маршрутки от страха выругался, крутанул руль и резко дал по тормозам. Локти, спины, головы и сумки обрушились на Симу. Они раздавили бы ее, но девочка вовремя нырнула в подушечно-мягкий пуховик. Сверху плотно сомкнулись пальто и куртки, заглушая визг колес, крики, и ругань. Маршрутка остановилась — успела. Коленки Симы снова обдало холодом, и перепуганные люди стали выскальзывать в открытую дверь как рыбы: шлисс-шлисс-шлисс… Пуховик тоже заворочался и выполз наружу, превратившись в огромную толстую бабу. Сима снова увидела дорогу. Теперь она была белая от снега.

Маршрутка тронулась. Им с мамой уступили место — у окна. Сима прильнула к нему и увидела, как толстая баба в пуховике бредет вдоль дороги. Она качала головой, обхватив руками мохнатый белый берет, а за ней из порванного подола летел пух.

— Смотрите, той бабке, что впереди стояла, кажется, плохо.

— Еще бы! Ее хорошенько к стеклу припечатало!

— Может, скорую вызвать? Стойте!

— А ребенок-то цел?

— Цел, — ответила мама и крепко обняла Симу.

— Мамаша, повезло вам! Если б не эта бабка… У ребенка сильный ангел-хранитель.

— Да! — поспешно согласилась мама и сжала Симу еще сильнее, и Сима вдруг поняла, что «ребенок» это она.

Дальше маршрутка поехала медленно и осторожно. На полу валялось маленькое белое перо.

— Мама, — спросила Сима. — А бывают толстые и старые ангелы?

 
Rado Laukar OÜ Solutions