24 июня 2024  14:14 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная

выпуск № 20 от 15 октября 2022 года

Русскоязычная Грузия

 

Виктор Цхварадзе

 

Виктор Цхварадзе  (14 января 1951 — 19 ноября 2003). Родился в городе Лиски Воронежской области. Учился в Москве и в Тбилиси. Окончил Грузинский политехнический институт, работал инженером-конструктором гражданского строительства. Публиковался c 1981 г. в журнале «Литературная Грузия», в альманахах «Дом под чинарами» и «Освобождённый Улисс. Современная русская поэзия за пределами России». Умер от сердечного приступа.

 

СТИХИ

 

Легка на подъём, как пыль,
ручка шарманки на подъёме Винном.
Плоской кровлей завербованный кураж
обет молчания тротуара пнул.
Потерял невинность
портальным краном вынутый из барж
в мускатном масле авлабарский говор.
Свершила обряд неповиновения ему,
по переписи, — гавайская гитара,
в сомбреро павильончика с фуникулёра
забыв про люфт завгара.
За Ортачальским жалюзи Кола Брюньона
хохма не умирала, зэковской став.
Без поварёшки повар,
в треске истощённого рогатками неона,
с пальбой по поводу и без
натужившись нытиком-грузовичком,
подвальчик Вениаминовский брал штурмом
пороков двойственный союз.
А в шенкелях платанов схематичный ом
беззлобно противился осе,
как солнцу пульман.
В неподдельном удивлении зенок бомжей
светилась смутная догадка: утро!
Катясь по набережной яйцом Фаберже,
гурьба, непонятно из чего, взвивалась юртой...
Скрипки петель под смычком фрамуг.
Из мелкокалиберки по призракам хлопки.
Фикус бьёт в ладоши: оркестровые тарелки?
В теле убитого щелчками по лбу дня
духи услышали французские духи,
магнолией державшиеся за лацканы,
за волосы, но до разделки
даров природы.
Без базара: Сололаки влип.
Одурью штиблет — всё, что от партийцев, —
нехотя грузились голуби.
С привкусом мяты, бодрому «гип-гип»
очаг камня на камне не оставил.
Где околпачен был ментор
твоих пенатов, Веста?..
на помпеянских фресках?..
в подвальчике Вениаминовском?..
                                                          Однако,
головешек сговор — не чадить, а у костров,
на барахлишке незапятнанного именами
и лётной погодой для голубей акра,
сколько песен штабелями,
                                               столько дров.


* * *

 

Летучих мышей пеленгаторы, по крайней
мере с радиусом ультразвуков, не то что химера
с интервью к славе в некрологической раме,
а белоснежная зависть,
не знающая, кто кому кто и меру
длины многообразия в язычестве немого кино.
За усечёнными фигурами летних отпусков с иной
насыщенностью утопия вечера, несолоно хлебавши
за тридевять земель, или ещё где,
Пизанской башней
склонилась над полевой мышью, всех тише.
Из прейскуранта вторсырья этюдник, уставший гадать,
и под циркуляркой ока мебель вампир, где-то за тыщу,
пожертвовали на опустевшем после ревизии складе
слишком хороших для угловатых форм манер
(с прошлого века — копилка мусора во мне)
коронованными зубами.
И химия, для многих общая под вуалью
из проволоки, по воскресеньям в индивидуальной
колбе с реакцией вратаря на резаный мяч, на лоджиях
бюстгальтеров — тю-тю, а свет общества — о, дожил я! —
с расчётом, исключающим снежную нагрузку
на сердце, падал на механическую игрушку
без ключика сзади...

 
Rado Laukar OÜ Solutions