24 мая 2022  11:41 Добро пожаловать к нам на сайт!

Русскоязычная Вселенная выпуск № 16 октябрь. 2021г

Русскоязычный Израиль

 

Борис Дадашев

 

ДАДАШЕВ БОРИС (29.12.60.) – поэт, член Союза Русскоязычных Писателей Израиля. Автор двух книг стихов «Интонации» и «Воды Времени», и многочисленных публикаций в международных литературных сборниках, журналах и альманахах, ежегодниках и антологиях Поэзии (Израиль, Россия, Украина, Финляндия), а также в социальных и поэтических интернет-площадках и изданиях.  
 
 
 СТИХИ
 
*** 

 

Случились слова –  

из невнятной пучины  

без всякой причины:  

«Слова –  

острова в подсознательном море.  

Их абрис оформлен».  

Известны,  

ясны очертания мыслей  

отмеченных смыслом.  

Из них образуются архипелаги –  

вслух  

и  

на бумаге.  

Из них составляются атласы речи  

племён человечьих.  

И, стало быть, слово, уж коль так весомо,  

сравнимо с основой?..  

И, стало быть, верно Завет отмечает,  

что «слово – в начале» ?..  

Но там, в глубине, чувство за первородство  

бесформенно бьётся.  

Там бездна желаний охвачена штормом  

рождения формы.  

Там, словно вулкан, что стремится упорно  

извергнуться горлом –  

стать островом, архипелагом, планетой –  

глаголом поэта.  

И как бы там ни было слово весомо –  

душа лишь основа.  


 
***   


Душа подсудна – как бы ты не жил,  
Каким бы благородным не был признан,  
Любое проявление души -  
Улика в многотомном деле жизни.  
 
Всевышний не оставит без внимания,  
Ни торжества побед, ни покаяния.  
 
 
      НОЧНОЕ ПЛАВАНЬЕ  
 
На белых архаичных парусах,  

На поиски мечты и вдохновенья,  

Все "за" и "против" взвесив на весах  

Обычно трусоватого сомненья,  

Воображенье в плаванье ушло,  

В спокойный океан бесшумной ночи.  

Команда слов, подобранных душой,  

Желала испытать себя на прочность.  
 

Способности свои, как ни крути,  

Мы познаём, когда уже в пути.  
 

И первый признак бунта и беды   

Настиг команду в середине ночи.  

Усталость с Ленью крикнули: "Воды!  

Воды нам пресной в виде пресных строчек!"  

Вблизи маячил мрачный тощий риф,  

Без почвы, в клочьях ночи и отёчный –  

Они бы обошлись наличьем рифм.  

Но, слава Богу, капитан настойчив.  
 

Потребности свои, как ни крути,  

Мы познаём, опять-таки, в пути.  
 

"Чего мы ищем? - с пеною у губ  

Под утро завопили остальные.  

- Вернёмся, хватит, ты же не Колумб,  

Мечты твои наивно надувные".  

Слипаются усталые глаза,  

Сейчас бы им какой-нибудь подстрочник.  

"Нет, капитан, так дальше плыть нельзя!  

Пора признаться и поставить точку".  
 

Возможности и тут, как ни крути,  

Определяют длительность пути.  
 

Когда коснулся брига первый луч  

Всходящего на палубу светила,  

Был позади уже словесный путч,  

А капитана попросту сместили.  

Но в полумиле были острова  

Удачи, грёз, любви и вдохновенья.  

Их населяли лучшие слова,  

Доплывшие до бухты озаренья.  
 

Смирение, увы, как ни крути,  

Лишает смысла лучшие пути.  
 
 
*** 


Восточный почерк ночи –  

Всплеск звёздного азарта,  

Вобравший страсть и сочность  

Восточного базара.  
 

Восточный почерк ночи –  

Стиль сказок и загадок.  

В нём мудрость и порочность,  

В нём муза Шахразады.  
 
Восточный почерк ночи  

Для посвящённых вещий –  

В нём тайнопись пророчеств,  

Он звёздным знаньем блещет.  
 

Восточный почерк ночи  

Сюжетами закручен –  

В любовных многоточьях,  

В крамольных закорючках.  
 

Восточный почерк ночи –  

Горячее дыханье,  

Творящих звёзд подстрочник,  

Мерцающий стихами.  
 
 
ПРИРОДЫ ТЕАТРАЛЬНЫЕ СЕЗОНЫ  


Март-первоклашка наляпает кляксы на белом –  
Солнце ещё неумело топит снега...  
Гласно-согласные звуки первых капелей –  
Это Вес-на читает себя по слогам…  

 

              ВЕСЕННИЙ ЭТЮД 
 

Талого снега ручьи убежали под горку –  

Белые зимние вышли из моды наряды.  

Снова природа затеяла в доме уборку –  

Домохозяйка-весна свой наводит порядок.  

 

Чистится март – облака в синем небе полощет.  

Вот и фиалки проклюнулись, солнцу поверив.  

Ветер щекочет ещё обнажённую рощу –  

Лопнув от смеха, взрываются почки деревьев.  

 

Птичьи оркестры уже репетируют пьесы,  

В коих звенящая радость звучит лейтмотивом.  

И наполняются залы концертные леса  

Одами в честь дирижёра событий – светила.  

 
*** 

 

Настроение – жёлто-жаркое.  
Воздух – плавленно-мутно-рыжий.  
Ощущаю себя поджаркою,  
Жаль, что небо слюной не брызжет.  
 
Облака, что далече выжаты,  
Здесь развешаны – на досушку.  
То ли сломан воздушный движитель,  
То ли ветер к нам равнодушен.  
 
Распалилась жара июльская,  
Чует – дни сочтены, и жалит.  
Август следствующий науськает:  
– Ну-ка, братец, задай им жару!  
 
Августейший, на удивление,  
Дал короткую передышку.  
То ли это смена давления,  
То ли... Впрочем, неважно,  
Дышим…  
 


*** 


Мастер обжига, Август, ушёл на покой,  
Не успев досмотреть пигментацию листьев.  
Межсезонное солнце над каждой строкой,  
Искушённо колдует незримою кистью.  
Бабий идол – Сентябрь, засватан уже, –  
Моложавая Осень свой шанс не упустит.  
Это месяц медовый листвяных бомжей,  
Время пробы пера начинающей грусти.  
 


*** 

 

Листопад, паломник тротуаров,  
К святости асфальтовой припал.  
Осени линялой мемуары  
Вышуршит прохожая толпа.  
А затем, тоска нагрянет в город,  
Птичья речь в прощальном падеже.  
И под шум дождливых разговоров  
Осень доиграет свой сюжет.   
 

     ОСЕННИЙ ВЕТЕР 

 

Что ты в кудрях дерева искал?  

Что нарисовал ты на газоне  

Листьями, шкодливый беспризорник? –  

Может то осенняя тоска?  

Может бесприютный озорник  

С горя бедокурит, от обиды,  

Что конца скитаниям не видно…  

И казнит листву, казнит.  
Казнит…  
 

  ПУНКТУАЦИЯ ПОЗДНЕЙ ОСЕНИ 

 
О днях последних осень пишет очерки  

В скупом, привычно пасмурном ключе.  

Есть знаки восклицательные в почерке,  

Но редки строчки солнечных лучей.  

Злы ветры леденящие – не очень-то  

Похожи на осенних трепачей.  

Последних перелётных многоточия…  

И запятые знобкие ночей.  
Промозглый слог в своих повествованиях  

Не любит осень – править норовит.  

Но вязнет в зимних знаках препинания –  

Теряет интонации свои.  
 

*** 

 

…Отплакали дожди – свершён обряд.  

Остатки слёз прихвачены морозом –  

В остекленевших лужах ноября  

Застывшее начало зимней прозы…  
 
*** 


Уснув с осеннею бузой,  

Проснулся город в белой неге –  

Декабрь открывал сезон  

Премьерой долгожданной, снегом.  

Он шёл на радость горожан –  

Тоске слезливой нос утёр он!  

Не от мороза зал дрожал –  

Здесь каждый зритель был актёром.  

А в главной роли – детвора,  

Она играла с наслажденьем,  

Она играла «на ура!»  

Спектакль зимнего рожденья.  

Был всяк участвовать в нём рад!  

Резвясь, влетел на сцену ветер,  

И… прекратился снегопад –  

Как будто свет пропал на свете.  

Не знаю, ветра ли вина,  

Что след простыл пушистой стаи? –  

У каждой пьесы есть финал:  

Снег под софитом солнца тает…  

 
 
   ЗИМА ДЕМИСИЗОННАЯ 

 

С погодой в прогнозы играй или нет –  

Бал правит она, – что резонно.  

Замечу вам: зимы в Израиле,  

Как правило, демисезонны.  

Такая невнятность не догма, нет –  

Бывает, зима и сморозит…  

Но, в общем-то, нечто подобное:  

Осенне-весенние грозы.  

Союз между вирусом лени и  

Хворобым ближним востоком –  

То ветры – при низком давлении,  

То дождь зарядит – при высоком.  

Симптомы наглядней, пожалуй, днём:  

То пасмурно, то светлеет,  

То в холод бросает, то – в жар её –  

Всё ясно – зима болеет.  

Зиме закругляться пора. И мне, –  

И я не буду назойлив –  

Замечено: зимы в Израиле,  

Как правило, демисезонны.  

 
 
БУДТО НА САМОМ ДЕЛЕ  

 
Меланхолией море болело.  
Билось в скалах тоскливым прибоем,  
отупело бросалось всем телом,  
морщась, пенясь, стеная от боли,  
в пересоленном грустью миноре,  
от печали, от безнадежья,  
потому, что оно, море,  
влюблено было в побережье,  
и искало  
на голых скалах  
ответной любви и поддержки…  
 
Побережье туманом потело.  
Подмывало его волненье  
и скалистое откровенье,  
влажным воздухом, мутно-белым,  
расстилалось, взывая к небу:  
"Раствориться в любви мне бы!  
Изменить свою суть в корне,  
лечь песочком на дно нежным  
потому, что я, побережье,  
дó смерти обожаю море".  

 
И кричали об этом чайки  
у невидимого причала,  
и кричали они оголтело,  
будто на самом деле  
Море и Побережье  
жили одной печалью…  

 

* 
...И был прибой горяч, но без истерик –  
Шумел, как полагается, вспылив.  
А, неприступный с виду, скальный берег  

Мечтал, чтоб поглотил его прилив.  
 
И было утро в сером ре-миноре,  
Армада туч у ветра на плечах.  
И мутное взволнованное море  

Выплёскивало нá берег печаль...  

 

* 
От поцелуев моря на ветру  
Потресканные губы побережья…  

 
 
ПОСЛЕДНЕГО АВГУСТА 

       М.И.ЦВЕТАЕВОЙ 
 

…... «Кладбищенской земляники  
          Крупнее и слаще нет.» 

                           М.Цветаева  
 

Последнего августа муки –  

Елабуга, волчий билет...  

Нельзя быть такою безрукой  

И существовать на земле.  
 

Последнего августа плети  

Петлёю на горло её.  

На том, божьей милостью, свете  

Душа свою нишу найдёт.  
 

И стержень последней надежды  

Был жёсток, точнее – жесток.  

Надёжна верёвка – удержит...  

Последнего Ав...  
ЭПИЛОГ: 
 

Могил безымянных улики,  

Печаль пропитала погост,  

И птицы пьют грусть с земляники –  

Росу из Марининых слёз.  


 
      ПОМИНАЛЬНАЯ 

     В.С.ВЫСОЦКОМУ  
 

Поминальные страсти… По чёрной по масти – веди игру.  

На Ваганьковом – крести. Ещё одна песня Владимиру.  

Жил поэт – бесшабашен, ему был не страшен девятый вал,  

и у краешка бездны он бусы созвездий разглядывал.  
 

И пульсировал образ в артерии,  

Семиструнный озноб пробирал,  

И по всем закоулкам империи  

Надрывался хрипящий вокал.  
 

Был талантлив от Б-га – изящным ли слогом, по фене ли,  

доставал он до сердца. Куда было деться Офелии?!  

Стихотворной волшбою и русской любовью обласкана,  

в королевстве советском французской невестою датского…  
 

И венчальную ангелы пели им,  

И Господь им коней запрягал,  

И по всем закоулкам империи  

Надрывался хрипящий вокал.  

 

Кто сидел с ним, кто плавал, кто в горы, – на скалах привал ища…  

И врачи, и водилы – все в нём находили товарища.  

Что ж чиновничьи власти? – хулой да с пристрастьем – размажь его!  

Для вельможного гнева хватало припева сермяжного.  

 

Боль народную к сердцу примеривал,  

Ни единою буквой не лгал,  

И по всем закоулкам империи  

Надрывался хрипящий вокал.  

 

Поминальные страсти… Вселенная – настежь, – к другим мирам…  

И уход в поднебесье – ещё одна песня Владимира.  

И уход "за кулисы" – Ещё одним вызовом скотскому…  

Он ушёл на заданье.… Давайте помянем Высоцкого.  
 

"Он начал робко – с ноты "до",  

Но не допел…"  
 
*** 


Меня всё чаще кутает усталость.  
Как будто старость топчется в дверях,  
как будто очень мало мне осталось,  
вцепясь в плечо судьбы-поводыря,  
идти до взлётной нити горизонта,  
где график сердца выражен прямой,  
и там, забыв земные эпизоды,  
освоить высь – подняться над судьбой.  
 
Всё чаще, словно вещая, усталость  
Довлеет… и крепчает страх в дверях:  
Кому-то даже старость не досталась –  
Они (что им земные якоря?!)  
поднялись в небо, нам себя оставив…  
Они смогли.  
А что оставлю я?  
 
              ВЫБОР 
 

Не жаждать славы, суетни  
Олимпа – в скромный штиль эмоций  

укрыться, коротать в тени  
свой век...  
Иль насыщаться солнцем?  

 
По сути – быть или не быть?  
Пристроиться иль состояться?  
Тянуть своей планиды нить,  
или тянуться? Тунеядцем  

висеть на шее у судьбы,  
ярмом – бесславно павшим нимбом.  
И сокрушаться – если бы...  
Уж я бы показал бы им бы...  
 
Что ж, сослагательная дыба  

поднимет – но не на дыбы...  
Рабы мы или не рабы –  
не избежать нам пытки «выбор».  

«...О двух концах» – сие не тайна –  
когда мы выбираем галс –  
Господь испытывает нас,  

и мы судьбу свою пытаем.  
 

Так что же - быть или не быть?  
Творить, иль раствориться всуе?  
Неприхотливый холить быт,  
или спокойствием рискуя,  
рвать праздно-серой жизни сеть –  

и в неизведанную просинь?..  
На солнце можно обгореть...  
В тени́ и тéни не отбросишь...  

 

*** 


Русло праздности…  
Леность сытости…  
Господи!  
Упаси меня!  
Дай мне страстности,  
Самобытности,  
Горсть ссуди  
Слов… и дай огня,  
Чтоб согреть иных  
Песней близкой им.  
Прост мотив –  
Чтоб прожил не зря.  
Дай быть искренним,  
Добродетельным…  
Господи! Поддержи меня!  
 

 
 
 
 
 
Rado Laukar OÜ Solutions