19 мая 2024  07:40 Добро пожаловать к нам на сайт!

Литературно-исторический альманах

Русскоязычная Вселенная выпуск № 23 

от 15 июля 2023 г.

Русскоязычный Узбекистан

 

Даниил Кислов

 

Даниил Кислов - поэт, прозаик. Родился в Фергане 7 июля 1965 года. Закончил три курса филологического факультета Ферганского педагогического института. Работал автослесарем, каменщиком, наборщиком, редактором, монтером пути, водителем, водолазом, продавцом, веб-дизайнером, менеджером Интернет-проектов. Публиковался в журналах и альманахах "Звезда Востока" (в 1995 г. редактор отдела прозы), "Так как", "Митин журнал" и др., антологии "Очень короткие тексты". Основатель информационного агентства Фергана.Ру и литературного сайта "Библиотека Ферганы".
 
СТИХИ
 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ

 

...и вот - конец зимы увяз в глухой трясине;
слепое половодье на равнине разлеглось вплоть до пологих
холмов, все ближе подступающее к окнам
домов, где полусонные селяне играют в карты, в лото, ведут
нерасторопный разговор; их голоса едва ли
восхитили б тебя из сумрачных, промозглых дней разлива;
вне мебели и жестов посторонних две женщины сидят, полулежат
на низком пуфике-диване, обняв друг другу ноги,
вопрос тугой улыбкой обрамляя, забыв о времени, что телом
подруги притворилось и недвижимо; их все же
увлекает половодье - дурное это время, сплошная сырость,
по лесу пройдешь - мокрятина и липкий мох, как в брюхе
у того левиафана, который и снаружи окружен водой,
как остров в дождь; а на холмах костры,
что тучи отгоняют и запахи, и даже разговоры
мужчин, засевших за пивным столом, играя,
и стоит, шевельнувшись, фразу запустить в облет других,
громоздких, ей предшествовавших фраз, так сразу тело начинает
меркнуть; и стулья гладкие и темные столы изображают
участие в твоих мучениях, и
чувства словно сорваны с петель напором влаги;

мужчины впрочем говорят о разном:
политика футбольная война еда литература южный ветер
коллекции посевы камыши
починка лодки это половодье...
последнее тем временем уводит двух женщин в сон
они уже в воде как в мутном студне ловят
неслышными губами мрак комочки слизи тину пену
им водоросли облегают тело и терпкая вода сочится в кровь
струится меж холмов и подступает
к домам все ближе женщины лежат
и пойма стылая безбрежна лишь на взгляд


К ДРУГУ

 

Ты не умеешь летать и испуган
строением женщины ласковой
затменьем Луны мусорной кучей
нашедшей приют позади строения

непоколебимого как и весь город
мимо которого ты проходишь мимо
высунув лица из окон
неумелые квартиросъемщики
провожают обманутым взглядом
твои сухопутные ноги в матросских чулках

а ты - глазами за птицей
прыгающей по асфальту -
за тенью ее плавниками
и чем-то еще
без чего ей не жить


ВЕЧЕР

 

пульс нитевидный агония
поставьте здесь ширму
перед физиономиями светящихся
молочно-апельсиновых экранов
опуская глаза и стены на шаг отступив
уронили в полбокала стеклянную крышу

по коридору налево

пестрящая красками дверь
полуподвал тесный костюм музыканта
саксофон как фитиль до пояса объятый пламенем
дикий пляж подернутый пеной
в Южном Городе ранней зимой
наконец
вопрос или утверждение
ты - идиот а телевизор -
это писсуар наизнанку


ПРОНИКНОВЕНИЕ

 

Почти всегда одноликий город - известняк
и камень голыш Весной и летом и осенью
в сухую пустую и темную погоду особенно
когда вечером дождь вдруг тем ощутимее
и яснее чем теплее подсохший асфальт
и в продуваемой подворотне и воздух за стенами дома
чем быстрее несутся как водяные мельницы
на бреющем полете автомобили по улицам
сильнее грохочет и плавится опадая
взад-вперед чем как правило
в жестяной как рукав вертикальной
водосточной трубе вязкая бледная жидкость -
в итоге в канавки бороздки асфальта в арык в сточную яму
И этой осенью ночь
с бормотаньем и всхлипом вливается
в мягкие полости тел обитателей города
уже выключивших радиоприемники
Город оберегает нас как одежда Это
лишь то что в беззвучном движении
"выброшено наружу" шум -
от дождя.


ГОСПИТАЛЬ

 

мы сидели и ждали
опустив головы и подняв руки
к затылкам
слабый огонь на плите
казалось находился за гранью
невидимых декораций
желание таракана занятого добычей
было сильнее
его беспокойных усов
там где больной умирал
мы казалось

 

 

 

 

Rado Laukar OÜ Solutions